НАУКА ВЫЕЗЖАТЬ

НАУКА ВЫЕЗЖАТЬ

В ЭТОМ ГОДУ У РОССИЙСКОЙ КОМАНДЫ «ФОРМУЛЫ-1» MARUSSIA Fl TEAM ПОЯВИЛСЯ ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ СПОНСОР: ЕЕ ОФИЦИАЛЬНЫМ ПАРТНЕРОМ СТАЛА КРУПНЕЙШАЯ БУКМЕКЕРСКАЯ КОМПАНИЯ «ЛИГА СТАВОК». ЧТО ЗАСТАВИЛО «ЛИГУ СТАВОК» ВЛОЖИТЬСЯ В ЭТОТ ПРЕСТИЖНЫЙ, НО ТЕХНИЧЕСКИ СЛОЖНЫЙ И НЕТРАДИЦИОННЫЙ ДЛЯ РОССИИ ВИД СПОРТА.

Свою первую машину я купил в 14 лет, — огорошил почти нереальным фактом из жизни советского школьника почетный президент «Лиги Ставок» Олег Журавский. — Это были «жигули», «трешка», ВАЗ 2103».

Деньги на покупку он собирал сам, хотя все же пришлось просить помощи у родителей. Так что автоспорт — давнее увлечение Журавского. Сейчас у него уже пятеро детей: младшая дочка родилась месяц назад, во время майского Гран-при Монако. Вместо ВАЗа Журавский теперь ездит на Ferrari и Lamborghini. И старается не пропускать гонки.

Гран-при Монако — один из самых престижных этапов чемпионата «Формула-1». Закольцованная трасса (3,340 км, общая дистанция 260,52 км) проложена прямо по улицам города: в этом и особенность, и сложность — на узкой дороге практически невозможно обогнать соперника, так что самыми «горячими» местами становятся повороты. В день соревнований билеты в такие наблюдательные сектора стоят €420-500 (детские — вдвое дешевле). По всей длине трассы с открытых трибун, балконов зданий и панорамных террас за соревнованиями наблюдают тысячи зрителей: население Монако в эти дни возрастает примерно в сто раз. Даже те, чьи взгляды не прикованы к соревнованиям, не могут не слышать проникающий повсюду рев гоночных двигателей (беруши предлагают чуть ли не на каждом углу) и не чувствовать специфический запах стертой об асфальт резины.

Смотреть гонки по телевизору, конечно, комфортно. Да и камеры, установленные на болидах, отслеживают гораздо больше нюансов, чем видно зрителю на трибуне, наблюдающему за ограниченным отрезком трассы. Зачем же люди так упорно стремятся на гонку «вживую»? «Это непередаваемая атмосфера, — говорит Журавский. — Понимаете, можно чего-то не видеть, но ощущать это. Можно смотреть секс по телевизору, а можно в нем участвовать».

Сравнение вполне работает. Как только тишину спокойного европейского города разрезают характерные пронзительно громкие звуки, вибрация неуловимым образом проникает в тело до кончиков пальцев. В объединяющем порыве люди бросаются к трибунам, балконам, окнам или даже экрану телевизора в кафе — телевизора, фактически работающего в это время со стереоэффектом. И кстати, оказывается, в Монако в эти дни много русских.

СЛОЖНАЯ РОДОСЛОВНАЯ

У команды Marussia Fl Team непростая история. Начнем с того, что далекому от гонок человеку странно, что в российской команде нет ни одного российского гонщика, а менеджмент и инженерный состав — сплошь англичане. «Что же здесь русского?» -удивится он.

Попробуем разобраться. В 2010 году Marussia Motors, компания по выпуску спорткаров, принадлежащая шоумену и автогонщику Николаю Фоменко и его партнерам политтехнологу

Ефиму Островскому и бизнесмену Андрею Чеглакову, стала совладельцем команды Virgin Racing экстравагантного британского миллиардера Ричарда Брэнсона. У команды появилась российская лицензия, и поэтому борта машин, управляемых в этом году британцем Максом Чилтоном и французом Жюлем Бьянки, отмечены российским флагом. Пока что команда не набрала ни одного очка и в общем зачете занимает первое место с конца. Тем не менее на майских гонках в Монако Чилтон сумел прийти предпоследним из 15 финишировавших гонщиков. Бьянки сошел с дистанции из-за неполадок с тормозами.

Что мешает команде получить российского гонщика? В первую очередь, недостаточное количество спонсорских денег, которые обязан выплатить пилот за право участия в команде. Как известно, россиянин Виталий Петров (к слову сказать, никогда не входивший в Marussia Fl Team) пропускает сезон «Формулы-1» 2013 года: команда Caterham, за которую выступал Виталий, не продлила с ним контракт, предпочтя из финансовых или иных соображений другого пилота. А вот Макс Чилтон, по подсчетам журнала «Автоспорт», принес с собой в Marussia Fl Team $15 млн, к тому же его отец купил часть акций команды.

Однако «Формула-1» — соревнование не только гонщиков, но и конструкторов и технологий. Возможно, даже в большей степени, чем представляет себе обычный зритель. Поэтому профессионалы в шутку называют эти гонки «борьбой резин». В любом случае это высокотехнологичный вид спорта, требующий больших финансовых затрат.

Годовой бюджет Marussia Fl Team — £70 млн, и он один из самых минимальных на «Формуле-1». В следующем году цифра увеличится до £80-85 млн, поскольку будут использоваться более дорогие двигатели. Для сравнения: в 2010 году, когда команда еще называлась Virgin, бюджет составлял £50 млн, так как процесс обкатки моделей рассчитывался на компьютере, без испытаний в аэродинамической трубе. Сегодня эти испытания проходят благодаря соглашению о сотрудничестве с командой McLaren, что обходится Marussia в 15-20% бюджета, но менеджмент считает это необходимым для прогресса команды.

УЖЕ ПОВЕЗЛО

На самом деле удержаться в списке команд «Формулы-1» для Marussia F1 Team уже большая удача. В отличие от Англии, Италии и Франции с их давними гоночными традициями, опытными инженерами-конструкторами (своих специалистов такого класса у нас пока нет) и многочисленными болельщиками в России этот престижный вид спорта не слишком популярен.

«Даже очень непопулярен, — заостряет ситуацию Журавский. — Но нельзя ждать результатов, ничего не делая. Лично я пять лет назад поставил себе целью привести собственную компанию в Монако. Там есть русские, и это наша целевая аудитория. Гран-при Монако — самая престижная гонка. И я думаю, за нами начнут подтягиваться и другие отечественные спонсоры».

Но вопрос о закономерности ряда «Монако — казино — «Лига Ставок» его возмущает: «Казино к нам не имеет никакого отношения. Когда делают ставки — думают, анализируют, а в казино просто ставят». Журавский уверяет, что уже почувствовал увеличение лояльности клиентов: «Люди стали больше ставить на «Формулу-1», интересоваться командой». Он считает, что поддерживать лидера просто и неинтересно, имея в виду спонсирование компанией «Касперский» гоночной команды Ferrari. И стремится переключить внимание журналистов с гонщика Петрова (хотя не отрицает, что тот мог быть очень полезен для Marussia) на команду в целом: «Гонщик может приходить и уходить, а команда остается — вот почему она для меня важнее».

О НЕИЗБЕЖНОСТИ ПРОГРЕССА

И Marussia, и «Лига Ставок» декларируют амбициозные цели — заявить о себе в мире и поднять интерес к автогонкам среди россиян. У Журавского серьезные планы в отношении Сочи: дело в том, что уже принято решение провести там в ноябре 2014 года этап «Формулы-1» (право проведения стоит России $40 млн за каждый из пяти запланированных сезонов, строительство трассы обойдется в $200 млн). Он мечтает, чтобы руководство страны так же пропагандировало этот вид спорта, как когда-то горные лыжи. На замечание, что лыжи не столь затратны для государства, с живостью отзывается: «Государство на гонки ничего не тратит, только приобретает. Работают частные деньги, а их каждый тратит кому как нравится». Признавая первенство за футболом (на этот вид спорта приходится, к примеру, 80% всех букмекерских ставок), Журавский уверен, что не зря вкладывается в гоночный спорт. Он считает победу высоких технологий неизбежной: «Когда мое поколение только мечтало о ВАЗах, европейцы уже управляли «роллс-ройсами» и «феррари». При всем желании нашего государства поддержать умирающие технологии они умрут. Нельзя остановить прогресс. Наши дети уже не понимают, как жить без айпада».

Но все же было интересно выяснить, до каких пределов простирается спонсорский оптимизм и в каком случае вложения будут считаться оправданными — ведь совершенно очевидно, что даже на отечественной земле Marussia F1 Team не станет выигрывать. «Если через три года Marussia доберется до «очковой» зоны и будет занимать 5-6-е места, это будет хороший результат. Это молодая агрессивная команда, которой удалось бросить вызов другим. И пока неважно, выигрывает она или проигрывает. Я хотел бы просто, чтобы этот статусный вид спорта стал более популярен». Журавский признается, что, если бы позволяли средства, он бы охотно подключился к команде в качестве не спонсора, а владельца.

СПОРТ И МАТЕМАТИКА

Член совета директоров БК «Лига Ставок» Карстен Коерл долгое время занимался разработкой программного обеспечения для беттинга (англ. bet — ставка), затем создал крупнейшую в мире интернет-беттинговую компанию. После ее выхода на биржу Карстен покинул свое детище и занялся поставками информации по всем видам спорта для индустрии беттинга. Так он стал партнером Олега Журавского, обнаружив на развивающемся российском рынке массу бизнес-возможностей. «Букмекерство — это математическая модель, — говорит Карстен. — Но это очень непростая модель. Конечно, на информации можно делать деньги. Но это как в казино: вы либо им владеете, либо в нем играете. Владеть все же лучше». У Карстена, как он заявляет, достаточно денег, чтобы почивать на лаврах, поэтому работа для него — занятие for fun. Он говорит о беттинге как об отрасли, в которой кризиса нет: «Ежегодный объем мирового спортивного рынка — $118 млрд и, по расчетам, к 2015 году он составит $145 млрд. Объем рынка беттинга — $30 млрд, и каждый год он растет на 8-9%. Если эти два мощных тренда — спорт и беттинг — совместить, это будет беспроигрышный бизнес». На вопрос о смысле сотрудничества с российской компанией Карстен отвечает: взаимная выгода. Он говорит, что многие русские компании смогли продвинуть свой продукт благодаря западным технологиям. А поскольку западный рынок уже сформировался, Россия с ее возможностями весьма перспективна.

Закономерно, что математик тоже разделяет убеждения Журавского относительно приоритета команды над гонщиком: «Любой пилот хорош настолько, насколько хороша его машина и его команда. Конечно, игрок может повлиять на что-то. Но как раз это и отличает одних от других: сильная командная игра или отдельные игроки с позицией «каждый за себя».

Коерл уверен, что главное в идее сотрудничества «Лиги Ставок» и Marussia — брендинг и маркетинг, и считает, что необязательно замахиваться на широкий шаг: для начала нужно сделать маленький: «Было бы еще лучше, если бы больше русских компаний поддержали Marussia Fl Team. России нужны свои посланники в мировом спорте — это великая страна».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 31 | 0,507 сек. | 8.56 МБ