Непутевые заметки на тему оленеводства

Непутевые заметки на тему оленеводства

Воронежская популяция оленей в Александровском лесу тоже впечатляет. Профессор Юрий Лихацкий настолько увлечен их развитием, что даже предлагает запрещать завоз европейских оленей. Возможно, ход интересный. Но каким образом обеспечить охотников пользователей племенным материалом? Этим путем мы никогда не догоним Европу по численности оленей, а тем более по трофейным качествам. Да, бывают у воронежской популяции рекордные быки. Но сколько их?

Недавно мы оформили сделку на покупку стада оленей из немецкой фермы, где коэффициент рождаемости составляет 95% (от 100 самок, участвовавших в гоне, рождается 95 телят) и в 100%, быки сплошь золотые медалисты. Возможно ли в России в течение ста лет провести такую селекционную работу? Уверен, что нет.

Если эти выставки повлияют на уровень ежегодных региональных выставок, что потихоньку становится заметным (например, весенней выставке в Воронеже уже мало чего не хватало), то когда-нибудь охотники поставят В. Останину памятник. Вот, и инициативы из центра было не нужно, и бюджетных денег тоже никто не просил, и все получается. А.Е. Берсенев в своей статье, вызвавшей такой шквал критики, все проблемы в охотничьей отрасли видит в нехватке денег. Конечно, чиновничьей братве только денег давай, господин президент, и они быстро рассуют их по своим карманам. Деньги из бюджета ни в одной политической системе ничего не решают, а только деморализуют.

Почему в США столько фондов маленьких и больших? А потому что пожертвования на благотворительные нужды списываются с налогов в качестве льгот. Там давно посчитали, что администрирование налоговыми поступлениями стоит очень дорого, и только небольшая часть средств попадает на обеспечение нуждающихся. Кроме того, государственная чиновничья машина работает медленно, с большой инерцией. Местный бизнес быстрее реагирует на потребности по договоренности с местными властями. Да и психологический фактор немаловажен, потому что каждому в своей местности хочется быть заметным спонсором. Даже если где-то злоупотребляют списыванием льгот, то, во-первых, их легче выявлять, а во-вторых, это такой маленький процент потерь по сравнению с выгодой в государственном масштабе. Не деньги нужны, а прозрачные правила ведения охот хозяйственной деятельности, мотивирующие инвестирование.

К сожалению, большинство чиновников, поступающих на службу по блату, таких знаний не имеет. Господин Томас Ландете, побывавший в Ростове-на-Дону, активно приглашает всех желающих в начале сентября на EMAD, где всех обещает научить современным технологиям выращивания животных. А вот директор департамента Охоты Минприроды России туда, кажется, не торопится, потому что, согласно его высказываниям, опубликованным в статье, он и сам лучше других знает, что охотничьей отрасли нужно, — деньги.

Доктор Томас Ландете в своей последней статье советует ограничивать до минимума площадь охотничьих хозяйств, потому что, по его мнению, ими трудно управлять, и что якобы с этой точкой зрения согласен В. Останин. По-моему, они друг друга не поняли. Если говорить о вольерной ферме по разведению диких животных, то он прав, что 1000 га — это предел. И я с ним согласен. Сейчас на рынке много предложений по продаже земли сельхозназначения: от нескольких десятков до сотен га. Из этого следует, что владельцы не имеют концепции: как получить выгоду из когда-то приобретенной земли. Казалось бы, самым простым было бы просто огородить эту зачастую заросшую землю и запустить туда оленей для выращивания хотя бы на мясо. Это в Европе все просто, где действует инфраструктура покупки и переработки, да и мода на мясо без содержания холестерина — просто сумасшедшая. У нас вырастить, пожалуй, дешевле, а вот кому продавать — это вопрос будущего. Хотя, возможно, это вопрос цены. Производство мяса диких животных дешевле, чем домашних.

Отдельная тема — охотугодий. В Европе площадь охотхозяйства 3-8 тыс. га. Редко когда больше. В России десятки тысяч га. В. Останин, наверное, имел в виду, что охот пользователи, владеющие большими угодьями, используют и имеют под присмотром только небольшую часть своих угодий. На сегодняшний день все обстоит именно так. Но есть и одно НО.

Я многократно проводил экономические расчеты по ведению охотхозяйств в разных местах в поисках прибыли, и вывод такой. Маленькое охотхозяйство прибыльным не будет никогда, и будет существовать так долго, пока владельцу не надоест такая игрушка или пока не закончатся деньги. Большое хозяйство сделать прибыльным можно, потому что общие управленческие издержки содержания охотхозяйства как большого, так и маленького, — почти одинаковые. Да и параллельную деятельность, такую как эко- или агротуризм, можно раскручивать. Да и для фермерского охотничьего хозяйства с вольерным содержанием животных места хватит.

Отдельная тема: как сделать такой бизнес привлекательным для инвесторов. А это уже тема для чиновников и законодателей. Для этого необходимы знания и воображение. Пока на посты подбирают по блату, ничего хорошего стране не светит, и не только в охотничьем хозяйстве. Вот сообразительный доктор Томас Ландете, не имеющий, как он сам пишет, экономического образования, пообщался с нашими в Ростове-на-Дону и сразу же предложил приезжать всем на EMAD в Альбасете под лозунгом: мы вас научим, как зарабатывать деньги на оленях, а заодно не забыл посчитать, сколько денег оставят участники в Испании.

Российские владельцы частных охотхозяйств в основном представляют собой очень платежеспособный слой населения России. Это хорошо. Другой вопрос: каким способом охотничье хозяйство использует эту платежеспособность. Пока действует только мотивация престижа или нравственная. Моя игрушка должна быть лучше, чем у моих друзей. Это тоже хорошо. Но если к этому добавим экономическую целесообразность, то охотничья отрасль рванет вперед.

Кстати, за последние несколько месяцев я имел возможность детально ознакомиться с очень хорошими фермами в Европе, откуда организуем покупку оленей. Вывод такой: мы в России имеем условия для ведения оленеводства на очень высоком уровне. Результатом племенной работы, проводившейся в Европе в течение более ста лет, сможем овладеть одним махом, покупая оттуда первоклассное племенное стадо. Кормовая база у нас получше. Брошенные, заросшие сельскохозяйственные поля на необъятных российских просторах — экологически почище. Лизунцы, корма, снаряжение у нас не хуже и доступны всем. Даже кое-что европейцы решили заимствовать и у нас. Чему следует научиться, так это организации производства и минимизации издержек. И учиться этому нужно. Это вопрос времени. Если заработает конкуренция между охот пользователями в сфере предоставляемых услуг и продукции, все встанет на свои места. Но для этого надо внести изменения в законодательство.

А почему бы не пригласить в Альбасете Дмитрия Крылова — автора и ведущего «Непутевых заметок»? Он охотник. Многим импонирует его непредвзятый ироничный взгляд на жизнь других стран. И, может быть, на фоне впечатлений об этом путешествии он подскажет нашим чиновникам, как не оставлять без внимания проблемы охотников.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,630 сек. | 8.73 МБ