ОНИ СПАСАЛИ НЕ СТРАНУ, А ВСЮ ЗЕМЛЮ

ОНИ СПАСАЛИ НЕ СТРАНУ, А ВСЮ ЗЕМЛЮ

МИХАИЛ ШПРИЦ, АВТОР СЦЕНАРИЯ АНИМЕ «ПЕРВЫЙ ОТРЯД» И СЕРИАЛА «ПОСРЕДНИК»

И «Первый отряд», и «Дом скитальцев» рассказывают о временах СССР Что общего в этих сценариях, а чем они различаются? В "Первом отряде" мне была важна именно советская мифология и советское видение мира, особое, насыщенное уникальной идеологией. В «Посреднике» тоже есть свой миф. но он другой, общечеловеческий. Он не завязан на какую-то конкретную идеологию. Кто угодно может оказаться в этой ситуации и перед таким выбором. И современный человек в том числе. Вектор у «Первого отряда» и «Посредника» общий в дом пришли враги, и герои им сопротивляются. Но мифология совершенно разная.

Персонажи романа Мирера в силу времени и воспитания были практически пионерами-героями, выбор, отдать или нет жизнь за родину, для них не стоял. Конечно, отдать, У современных подростков такого однозначного императива нет. У них очень разное отношение к стране, к себе, к другим людям. Не получится ли, что перенос действия в настоящее лишит произведение его этической составляющей? Ни в коем случае. Собственно, страна тут ни при чем, ведь угроза от вторжения была общечеловеческой. Просто у школьников тех лет было представление, что СССР равно весь мир. На самом деле они спасали не страну, а всю Землю. Это вне идеологии. Конечно, сейчас такие однозначные характеры встречаются редко. В нашем условном "партизанском отряде" (в какой-то момент город полностью захватывают, и дети уходят в подполье, каждый оказывается в силу каких-то своих причин. Кто-то из-за осознанного выбора, кто-то из-за личных отношений, а кто-то может быть, и в силу идеологии. Есть и герои, подверженные моменту так и не выбравшие сторону, а действующие под влиянием обстоятельна

В современном мире стало понятно, что почти любая этическая модель как минимум имеет право на существование. Какой бы порочной, или агрессивной, или, наоборот, миролюбивой она ни была. Но в разных ситуациях эти модели оказываются более или менее состоятельными, более или менее ошибочными. И мы не пытаемся очернять или обелять героев. Наша задача — показать их в разных ситуациях, показать так. чтобы зритель их прежде всего понимал. Это, на наш взгляд вообще обязательное требование к современному телероману: отсутствие одномерных персонажей, только хороших или только плохих.

А как же воспитание зрителя, как же показать, что такое хорошо и что такое плохо? Мне кажется, мир изменился. Раньше мир был намного уже, прежде всего информационно. И грань между хорошим и плохим было определять, конечно, легче. Мир среднего советского человека был прост: СССР — хорошо, то, что там, за «железным занавесом», — плохо. Но это было очень сильное упрощение, примитивизация. Сейчас же понятно, что нет плохих людей, а есть плохие поступки, да и оценка поступков зависит во многом от ситуации, в которой человек оказался.

То есть теперь воспитательный момент не нужен? Обязательно нужен. Просто воспитываем мы сейчас другое. Назовем это свободой. Раньше общество перехватывало у человека часть ответственности, объясняло ему, что этично, а что неэтично. Правильно объясняло или нет — это отдельный вопрос Например, многое плохое было общественно принято. А сейчас (и это хорошо) каждый человек вынужден определяться сам. И вот этому, этой свободе, этому умению самостоятельно выбирать для себя, и надо учить. Поскольку уже нет однозначно хорошего и однозначно плохого, а есть огромный спектр вариантов, шкала оттенков, то в ней тоже надо учиться ориентироваться. Надо учить интуитивно, распознавать хорошее в этом спектре. Это очень сложно. Я верю, что в каждом человеке механизм распознавания добра заложен изначально. Просто не все умеют им пользоваться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,750 сек. | 8.73 МБ