РАБОТАЮТ НЕ ПО СОВЕСТИ

1 рядовой колхозник, имею приусадебную пасеку.

Пчеловодство—очень доходная отрасль, так как пчелы дают товарный мед и опыляют сельскохозяйственные культуры. Но наши колхозники верно говорят, что пасеки дохода колхозу не дают, а если и дадут немного, то это бывает раз в пять лет. Зато надо платить трудодни пчеловодам, сторожам, нужен инвентарь, транспорт. Все эти убытки ложатся на колхоз. Этот вопрос меня очень волнует. Ведь мои собственные пчелы дают доход, а колхозные — убыток.

У нас в колхозе «Родина» имеются четыре пасеки, около 200 семей. Стоят они в лесу. С ранней весны здесь хороший взяток с вербы, и семьи неплохо развиваются. С весны они бывают сильными, а меда собирают мало.

Мои семьи весной слабее колхозных, а .продуктивность у них выше. За три последних года у меня каждая семья приносила примерно по 60 килограммов меда. Всем известно, что в 1962 году лето было дождливое, а весна холодная, но мои пчелы дали все же по 35 килограммов товарного меда на каждую перезимовавшую семью, и пасека увеличилась на 30 процентов.

Если бы колхозные пчелы дали столько же, то это было бы очень хорошо. А на деле одна пасека дала только пять фляг меда, вторая — шесть, третья — семь, а четвертая — ничего на склад не сдала.

Мой уход за пчелами недостаточный, примитивный. Пчел содержу в обычных 12рамочных ульях. Магазинных надставок не хватает. Да и не всегда бывает время за пчелами ходить.

В нашей местности есть все условия для пчеловодства. Колхозные семьи могут собирать по 60—70 и более килограммов меда. Вот тогда пчелам радовались бы все.

Не лучше дела и в соседних колхозах. Что мешает им брать хорошие медосборы? Нашим пчеловодам нельзя отказать в знаниях, но вот большого желания работать и добиться хороших успехов у них помоему нет. На мой взгляд, наши пчеловоды не полюбили своей работы. Часто они бросают пасеки на целый день ради других дел. Работают они не по совести.

— Мед в продаже есть?

— Есть.

— Какой?

— Таежный.

— Тогда не нужно.

Подобные диалоги можно часто слышать между продавцами и покупателями е наших магазинах.

В Ачинские торговые предприятия с таежных пасек поступает в основном кипрейный мед, который относится к первосортным медам. Однако ачинцы его бракуют и не без основания.

Покупатель покупает мед по цене в 2,5 раза выше сахарного песка не ради сладкого чая, а потому, что мед благотворно влияет на организм человека и обладает лечебными свойствами. Но какими положительными качествами может обладать мед, который киснет?

Как известно, к брожению склонен мед с повышенной водностью, которую приобретает не в магазинах торга, — таким он поступает с пасек.

На таежных пасеках Красноярского края в благоприятные медосборные се зоны контрольный улей дает По 10—15 и более килограммов суточного привеса. Чтобы обеспечить пчел свободными сотами при содержании их в 12 рамочных ульях с одним двумя магазинами, которыми в основном оснащены наши пасеки, пчеловоды вынуждены откачивать мед через день, а то и каждый день. В то же время известно, что для созревания меда требуется от 5 до 10 дней. Однако некоторые пчеловоды таким частым отбором меда не только не огорчаются, а, наоборот, считают его очень желательным. Например, откачивая зрелый мед водностью до 20 процентов, пчеловод получит 50 килограммов с улья. Если не дать меду созреть и часто его откачивать, то его водность будет около 50 процентов. За счет этой воды медосбор повысится до 65 килограммов с улья. В летнее время на Ачинский рынок сплошь и рядом поступает мед, имеющий вид водянистой пенистой болтушки. Однако санитарный надзор рынка не обращает на это внимания.

В некоторых пчеловодных книгах рекомендуется дозаривать незрелый (водянистый) мед искусственным способом. Но ведь если из только что собранного пчелами нектара искусственно удалить всю лишнюю воду, то все равно оставшийся мед по своим качествам будет резко уступать меду, созревшему в ульях, потому что при созревании меда в ульях из него не только удаляется лишняя влага, но и изменяется его химический состав. Поэтому искусственное дозаривание — не выход из положения.

Задача пчеловодов давать не только много меда, но и высокого качества. Эту задачу можно успешно решить, оснастив пасеки многокорпусными ульями.

Памятники бортевого пчеловодства

0 предместье Риги, в сосновом бору, находится Государственный музей крестьянского быта Латвии XVII—XIX веков. Здесь на площади около 75 гектаров размещены многочисленные экспонаты: крестьянские постройки, орудия производства, предметы домашнего обихода.

Во фруктовом саду стоят старинные ульи. Перед глазами воскресает далекое прошлое латвийского пчеловодства, когда пчелы жили еще в дуплах деревьев.

Дощечка с надписью на одной из дуплянок рассказывает, что дупло это образовалось в двухсотлетнем дереве и в нем еще в девяностых годах прошлого столетия жили пчелы. В 1939 году во время бури это дерево сломило ветром. Часть ствола с дуплом отпилили и перевезли в музей. Для предохранения ствола от дождей над ним укрепили деревянный щит в виде гриба.

Окружающая ульи обстановка настолько жива и естественна, что так и кажется, будто находишься не в музее, а на старинной пасеке, и что из проделанных в стволах щелей вотвот вылетят пчелы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,884 сек. | 8.41 МБ