СВЕЖИЙ ВЕТЕР

С VIII конференции Московского общества охотников

ДЕЛЕГАТАМ VIII конференции Московского общества охотников предстояло обсудить деятельность Совета общества за 1960— 1962 годы, заслушать доклад ревизионной комиссии, выбрать новый Совет общества и дать ему свой наказ.

Сюда, на конференцию, люди пришли поделиться своими мыслями о том, как искоренить еще существующие недостатки, как улучшить работу общества, о том, что надо сделать, чтобы обеспечить пятидесятитысячный коллектив московских охотников хорошими угодьями, обеспечить охрану этих угодий и воспроизводство дичи.

Не секрет, что еще недавно, года четыре назад, московские охотники не радовались своим конференциям, относились к ним равнодушно, так как на заседаниях господствовали формализм, скука, сплошь и рядом нарушались элементарные нормы демократии, и вместо делового обсуждения наболевших вопросов, вместо острой критики недочетов культивировались славословие в адрес членов правления, замазывание неприглядных истин.

К чему это привело — известно. Прямым результатом подобной «работы» прежнего руководства общества явилось расхищение государственных и общественных средств шайкой преступников, обосновавшихся под вывеской промкомбината Московского общества охотников и в его магазинах.

В свое время преступники были разоблачены, понесли наказание и VII конференция охотников избрала новый Совет, отчет которого и предстояло выслушать делегатам.

Занявшие свои места в зале старейшие охотники-москвичи, представители межрайонных обществ и низовых коллективов с интересом прослушали доклад председателя правления общества Куприянова. Это не случайно. Содержательное выступление тов. Куприянова не напоминало прежние отчеты прежних правлений. Деловой, проникнутый намерением глубоко проанализировать действительное положение вещей в охотничьем хозяйстве москвичей, он был вместе с тем достаточно самокритичным.

Отметив, что за последние два года общество организационно окрепло, что работа первичных коллективов и руководство ими улучшились, что резко упало число охотников-одиночек, докладчик особое внимание уделил рассказу о деятельности созданных ныне межрайонных охотничьих обществ.

— Организация этих обществ, — сказал докладчик, — позволила прежде всего привлечь к активной работе в обществе, к управлению делами общества значительно большее количество охотников, чем привлекалось ранее. А это позволило, в свою очередь, оказать действенную помощь первичным коллективам г. Москвы, прежде только числившимся коллективами, но не проводившим по сути дела никакой работы.

Приведенные докладчиком цифровые данные о количестве охотников, объединяемых первичными коллективами по г. Москве, оказались достаточно убедительными. За два года их число увеличилось на 10 тысяч человек.

Как известно, создание межрайонных обществ позволило увеличить количество и повысить качество биотехнических мероприятий, проводимых московскими охотниками. Об этом тоже было сказано в докладе.

Тов. Куприянов подробно говорил о финансовом состоянии общества, об увеличении его основных и оборотных средств, об укреплении материально-технической базы, что дало возможность увеличить капиталовложения как на содержание охотничьих хозяйств, на воспроизводственные мероприятия, так и на строительство собственных баз, домов охотника, на развитие собаководства и стрелково-стендового спорта.

Отметив повышение уровня организационно-массовой и культурно-просветительной работы в обществе, некоторые достижения в стрелковостендовом спорте и охотничьем собаководстве, а также в деятельности промкомбината, докладчик задержал внимание делегатов на еще неизжитых недостатках, на имевших место просчетах в работе правления.

Доклад тов. Куприянова встретил одобрение делегатов конференции, проводивших докладчика дружными аплодисментами.

Но еще интереснее были прения по докладу показавшие замечательный рост сознания наших охотников, их глубокую политическую зрелость, правильное понимание стоящих перед охотничьим хозяйством задач и горячее желание сделать столичное общество охотников образцовым.

Единодушно сходясь в мнении, что правлением общества за отчетный период проделана значительная работа, выступавшие сосредоточили критический огонь на упущениях и недоработках, подняли острые, наболевшие вопросы жизни Московского общества охотников.

Все без исключения делегаты, принявшие участие в прениях, говорили о необходимости объединения охотничьих угодий Московской области в одно угодье Московского общества охотников, о том, что настало время вместо многих хозяев, какими являются, в частности, Военное общество охотников и общество «Динамо», иметь для всех охотников одно общество, где не было бы «сынков» и «пасынков».

— Разве нормально такое положение, — спросил, обращаясь к делегатам, представитель загорских охотников тов. Синин, — когда у нас по Дубне лучшие и большие угодья заняты Военным обществом охотников, которое обслуживает здесь всего триста человек, а меньшие и худшие угодья оставлены нам, членам межрайонного общества, насчитывающего 3500 человек? Я считаю, что существование многих специализированных обществ ничем не оправдано. Чаще всего они становятся просто ширмой для организации «барских» охот.

— Порой грешат здесь и члены правления нашего общества, — сказал представитель Щелковского района тов. Секретарев, — вешающие замки на лучшие базы и остановочные пункты и оправдывающие такие действия желанием «иметь ярозапас» свободные угодья. На чей приезд рассчитывают наши товарищи?

Выступавшие отметили также недостаточную координированность работы аппарата правления с деятельностью межрайонных обществ, что мешало правильному ведению охотхозяйства, говорили о необходимости арендования баз в других областях, слияния охотников и рыбаков в одно общество, о нарушениях принципа территориальности при создании межрайонных обществ, о том, что воспроизводство дичи ведется до сих пор неравномерно по всем угодьям общества, о деятельности промкомбината и о других волновавших их вопросах.

Критике были подвергнуты отдельные положения действующего устава общества, в частности пункт о тайном голосовании при выборах руководящих органов общества. Большинство делегатов высказалось за отмену тайного и за введение открытого голосования.

Каждый выступавший говорил о роли общественности в руководстве обществом охотников, в увеличении запасов дичи.

Затем делегаты приступили к выдвижению кандидатур в Совет общества. Большинство выдвинутых кандидатур возражений не встретило. Лишь один раз зал неодобрительно зашумел, когда кто-то предложил избрать бывшего председателя его тов. Беляева, при котором в обществе были допущены большие хищения и разбазаривание средств охотников. Кандидатура тов. Беляева была единогласно отвергнута.

Конференция избрала новый состав Совета Московского общества охотников в составе 59 человек и ревизионную комиссию в составе 7 человек.

Две трети состава нового Совета — активные охотники, ранее в руководящие органы общества не избиравшиеся.

Можно смело сказать, что прошедшая конференция была свежим ветром, повеявшим в Московском обществе охотников.

Председателем правления МОО вновь избран И. М. Куприянов.

В ПРИБАЙКАЛЬСКОМ ПРОМХОЗЕ

В. МЕЛЬНИКОВ, охотовед

Организована звероферма, которая уже в 1959 году дала на 32,7 тысячи рублей пушнины. В 1960 году промхоз заготовил пушнины на 82,3 тысячи рублей, в том числе продукции охотничьего промысла — на 46,6 тысячи рублей. К 1960 году заготовки пушнины по сравнению с 1957 годом увеличились на 84 процента, но главным образом за счет выхода продукции клеточного звероводства.

КТО ЖЕ ХОЗЯИН ПРИПИСНЫХ УГОДИЙ?

ТРОЛЬСКИИ полуостров — интересный и благодатный край для охотника. В лесах — лось и бурый медведь, куница и лисица, а из птиц — глухарь. На вырубках и в редколесье — заяц- беляк и белые куропатки. В тундре — стада диких северных оленей. Там же норитея песец.

Профсоюзная организация совхоза выделила нам на обзаведение необходимые средства. В короткий срок члены общества остолбили границы хозяйства, принялись за оборудование базы.

Птици летят на целину…

УЗНАВ, что на целине будут создаваться новые совхозы, что будут подняты миллионы гектаров пустовавшей земли, иные охотники сокрушенно говорили: «Ну, пропала охота. Теперь вся дичь из наших мест уйдет…»

Прошло несколько лет. Любо- дорого выйти нынче в степь! Распашка целинных земель не только не снизила, а, наоборот, увеличила приток пернатой дичи в районы Целинного края. Весной и осенью над полями стоит неумолчный гомон. Лебеди, гуси, казарки, утки всех пород заполняют степные озера. На заре огромные табуны их поднимаются с озер и летят кормиться на поля. Летят они часами. Нет, опасения маловеров оказались напрасными! Птииы летят и летят на целину!

Наши охотники (а их в пяти областях края сейчас около 34 000 человек), выходя на охоту, и природой вдосталь наслаждаются, и пострелять могут, и хорошие трофеи добывают.

Совет Министров СССР и Совет Министров Казахской ССР придают охотничьему хозяйству Целинного края большое значение, заботятся о его развитии.

Государственной охотничьей инспекции края переданы, например, лесоохотничье хозяйство Боровое, государственные заповедники Кургальджино и Наурзумский. Сейчас эти хозяйства реорганизованы, превращаются в образцово-показательные.

Одновременно ведется работа по приписке охотничьих угодий коллективам охотников совхозов и колхозов. Уже созданы

74 приписных хозяйства. Но это только начало большой работы.

Государственная охотничья инспекция края укрепляет областные инспекции квалифицированными, опытными людьми. Она намерена совместно с краевым обществом охотников переселить в Боровское хозяйство и размножить там архара, который когда-то водился в этом районе в изобилии, провести зарыбление водоемов. Кроме того, она ведет борьбу с волками, лисицами и пернатыми хищниками. В прошлом году, например, в крае уничтожено с помощью ядохимикатов и путем облав 2080 волков, добыто до 10 тысяч лисиц и отстреляно 17 694 пернатых хищника.

Казалось бы, деятельность краевой госохотинспекции и краевого общества охотников должна была встретить поддержку со стороны Главного управления охотхозяйства и заповедников Казахской ССР. Но этого нет.

Вместо того, чтобы оставить деньги, получаемые от штрафования браконьеров на счету краевой инспекции, Главное управление требует перевода их на свой счет. Это лишает охотинспекцию края возможности проводить биотехнические мероприятия в охотхозяйствах.

В свою очередь и республиканское общество охотников игнорирует наше краевое общество охотников. Очевидно, это также связано с тем, что республиканское общество не желает передавать краевому денежные отчисления, которые тому полагаются от областных.

Есть у нас и другие наболевшие вопросы, требующие скорейшего разрешения. В госин- спекциях областей не упорядочена, например, заработная плата. Старший егерь получает

75 рублей в месяц, а главный инспектор — 71 рубль 50 копеек. Мы не имеем автотранспорта для борьбы с браконьерами, хотя давно известно, что браконьеры в наших краях, как правило, ведут охоту с машин.

Вопросы эти, бесспорно, будут решены. Но хотелось бы, чтобы они решались скорее.

Нам хочется работать в полную силу и ждать некогда: птицы летят и летят к нам на целину!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,673 сек. | 8.74 МБ