Тайна рождения.

Беременность протекала легко и непринужденно, я была полна сил и энергии: ходила в бассейн (научилась нырять и плавать под водой, чего раньше не умела), закончила фотокурсы и прочитала много литературы по развитию детишек.

Мой сыночек, живя у меня в животике, был не похож на остальных деток, про которых мне рассказывали другие беременные. Мне кажется, мой ребенок был очень самостоятельным и жил своей жизнью. За все 9 месяцев он ни разу меня не обидел и не причинил неудобств. Я очень хотела побыстрее увидеться с сыночком. Мы были уверены, что роды начнутся раньше 40 недель и ждали Гришу еще в начале мая (пакеты в роддом были собраны еще на 37 неделе). Но, видимо, сын решил позволить маме подольше наслаждаться состоянием беременности и доделать все запланированные дела. Роды у нас были задуманы совместные, и мне хотелось оттянуть момент отъезда в роддом и дождаться супруга: он заканчивал работать поздно и домой возвращался в 21 час. Вечером по традиции мне позвонила мама узнать, как дела, и по моему голосу сразу догадалась, о том, что схватки вовсю идут. Вызвать скорую я отказывалась и ждала супруга — ведь я не могла родить без него. Мама больше часа отвлекала меня разговорами от схваток, и тревожные мысли, что Серж может не успеть к первой встрече с сыночком, тоже исчезли.

Супруг приехал домой, как только закончилась важная встреча, я же, поприветствовав его и одновременно попрощавшись с ним, сразу отправилась с врачами на скорой помощи в роддом, так как ждать уже было нельзя. Мы ехали, мчались, летели, свистела сирена скорой помощи, и что было за окном в момент схваток, плохо помню, интервал тогда был уже около 2 минут по замерам врача. Я старалась дышать, дышать, как учили на курсах. Врачи были добры ко мне и говорили, что опыт приема родов в машине у них есть. Я же мысленно разговаривала со своим сыночком и снова просила подождать, на этот раз совсем чуть-чуть. Супруг, взяв собранные еще 3 недели назад вещи, выехал следом.

До роддома мы доехали. В бокс для рожениц меня вели медсестра и супруг — он успел. Я очень старалась дышать, как учили на курсах и говорили врачи в роддоме. Получалось не все, из-за этого я плакала и сильно-сильно сжимала руку супруга.

Иногда мне хотелось крикнуть, но я сразу вспоминала, что так делать нельзя, ребеночку и так тяжелее, чем мне. И я молчала или пыталась молчать и дышала, а на выдохе говорила себе: «Могу, могу, могу…». Мой супруг Серж меня успокаивал, помогал мне правильно дышать, будто рожал со мной. Потом начались потуги. Врачи снова показывали, что и как делать. В их присутствии все получалось очень хорошо. И мне хотелось, чтобы они никуда не уходили, но, помимо меня, были еще роженицы, которые также хотели побыстрее встретиться со своими детками. Когда врачи и медсестры отходили от меня, я радовалась, что вместе со мной супруг, и он меня не оставит. На стене напротив висели часы, и после каждой схватки, а потом потуги я смотрела на них, а когда не могла смотреть, то Серж говорил точное время, и я мысленно считала, сколько осталось. До родов я была уверена, что рожу часов за 7. Примерно так и случилось: в 1.17 ночи родился наш сынок. Пуповину Грише перерезал сам папа. А потом нашего мальчика дали мне в руки, и наконец-то с сыном можно было поговорить не через живот, а смотря в глаза — карие, как у папы. Я прослезилась от радости. Все прошло хорошо.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 36 | 1,047 сек. | 8.93 МБ