Частный менеджмент в России — история будущего

Почему Россия уничтожит всех конкурентов в оленеводческом бизнесе

Я пытаюсь помочь вам, поэтому хочу получить кое-что взамен. Я хочу, чтобы вы помогли мне получить российское гражданство (а еще — жениться на умной, доброй и красивой русской девушке). Вы спросите, зачем мне это надо? Понимаете, я абсолютно уверен, что, когда оленеводы некоторых европейских стран, а также Новой Зеландии, узнают, чему я вас тут учу и к чему призываю, они мигом лишат меня вице-президентства в FEDFA и выгонят из этой организации. Однако Россия все равно добьется успеха в развитии частного оленеводства, потому что даже если мне поверят всего несколько человек в вашей стране, они проложат тот путь, по которому в конце концов пойдут и остальные. Я убежден, что России по силам расправиться со всеми конкурентами. Именно за это меня и возненавидят в некоторых странах. В каких? Вот вам примерный перечень.

Новая Зеландия — это страна, которая живет оленеводством. Поэтому здесь ненависть ко мне будет особенно сильной. Новая Зеландия занимает передовые позиции в нашем бизнесе, потому что тамошние оленеводы умны, предприимчивы и в отличие от заводчиков стран EC работают сообща. Будущая Российская ассоциация заводчиков копытных животных (RAWUB) покончит с монополией новозеландцев на международном рынке. Впрочем, может быть, и нет: в том случае, если российский рынок по достоинству оценит вкусовые и питательные качества оленины, возможно, основная часть дичины будет продаваться именно в России. Тем не менее, если ваша страна доведет поголовье благородного оленя до 34 000 000 особей (об этом — в первой части статьи), то у нее не останется конкурентов на международном рынке.

Англия. В стране всего триста оленеводческих ферм. Кроме того, англичане излишне обеспокоены правами животных и выступают против охоты в оленьих парках (хотя, по моим сведениям, в настоящее время такая охота разрешена даже в парке Вобурн).

Германия. Очень высокая стоимость земли. Так что Германия вам не конкурент. За те деньги, которые вы заплатили бы в России за участок в 60 000 га, в Германии вы купите разве что 60 см2 земли.

Голландия. Здесь ситуация с землей еще хуже. Ваших денег хватит только на участок площадью 60 мм2.

Австрия. Австрийцы категорически против охоты на огороженных территориях. Однажды я делал доклад в защиту частных охотничьих владений на проходящем под эгидой CIC симпозиуме в Шопроне (Венгрия). Так вот, я до сих пор не могу забыть, как орал на меня тогда представитель Австрии.

Чешская Республика. И сама страна невелика, и количество оленьих хозяйств не превышает четырех сотен. Кстати, на предстоящем Европейском совещании по оленям и оленьим рогам президент FEDFA чех Радим Котрба расскажет участникам совещания о ситуации, сложившейся в сфере частного оленеводства самых разных стран Европы и огласит новые задачи, которые стоят перед европейскими заводчиками оленей. Российским коллегам это должно быть тоже интересно.

Польша. Для этой страны характерно неоднозначное отношение к вольерному разведению диких животных и охоте на них в загородках. Многие не приемлют таких методов. Однако противоположная точка зрения также имеет весьма сильные позиции в обществе. В целом у польского оленеводства большой потенциал. Я не смог опубликовать в журнале Lowiec Polski ни одну из трех своих статей, посвященных FEDFA (речь идет о статьях, которые были опубликованы в декабрьском, февральском и апрельском номерах журнала «Охота — национальный охотничий журнал»). Правда, апрельская статья была опубликована в другом польском журнале — Brac Lowiecka, однако две другие были отвергнуты (как и в Германии, кстати). Русские гораздо более восприимчивы к новым идеям.

Латвия, Литва. Слишком маленькая территория, чтобы можно было говорить о какой-то конкуренции.

Испания. Экономический хребет страны сломан, тем не менее некоторые регионы Испании (в частности автономное сообщество Кастилья-Ла-Манча) обладают в этом смысле большим потенциалом. Они способны инвестировать средства в создание охотничьих хозяйств с низкой стоимостью охоты и продавать пакеты охот, которые проводятся на совершенно разных по ландшафту территориях, но в пределах одного частного дично-го владения. В Испании рады любым инвестициям в этот сектор экономики, и в конце статьи я расскажу одну забавную историю на этот счет.

Италия. Здесь легче встретить привидение, нежели человека, заинтересованного в сотрудничестве с FEDFA.

Аргентина. Уже не Европа, но требует пристального внимания, учитывая большой экономический потенциал.

Что нужно сделать будущей Российской ассоциации заводчиков копытных животных (RAWUB) в первую очередь

Я создал в Испании AECUS — аналог RAWUB, так что легко могу написать целую статью на эту тему. Однако я не хочу вас слишком утомлять, поэтому ограничусь лишь несколькими советами. Во-первых, в уставных документах Российской ассоциации заводчиков копытных животных необходимо декларировать разведение и защиту негибридизованных местных видов копытных. Я уже упоминал ранее, что первый россиянин, зарегистрировавшийся в качестве участника EMAD, «обрадовал» меня известием о том, что собирается закупиться оленями в хозяйстве Вобурн. Думаю, это худшее из того, что может сделать для российского оленьего хозяйства его владелец.

Далее. Необходимо установить достаточно высокий уровень членских взносов. Так, наша AECUS объединяет владельцев как крупных, так и совсем небольших личных владений (владельцы таких владений составляют большинство в ассоциации), и все они платят членские взносы равные 1000 евро в год. При определении суммы членских взносов исходите из того, что вам надо будет заключить контракты с хорошими юристами, наладить контакты с представителями СМИ и т.п. для того, чтобы защищать права членов ассоциации, помогать им в создании частных охотничьих хозяйств, улучшать имидж отрасли и выпускать регулярные информационные бюллетени.

Если вы не будете разъяснять членам ассоциации, на что тратятся их взносы, то люди могут задуматься о том, нужна ли им вообще такая организация. И на все это нужны деньги. Было бы отлично, если бы именно президент RAWUB был представлен от России на Европейском совещании по оленям и оленьим рогам в качестве претендента на пост вице-президента IDBA. Совмещая оба этих поста, гораздо легче лоббировать принятие нужных для российского оленеводства законов.

Несомненно, лоббирование в правительстве нужных вам законов, а также внесение поправок в уже действующие законодательные акты жизненно необходимо для нормальной работы.

Однако, если вы читали предыдущие части моей статьи, то вам уже знаком опыт Новой Зеландии, в частности, та программа научных исследований, которая создана в этой стране. Поэтому вы должны не только просить свое правительство поддержать подобные исследования на государственном уровне, но и создать собственную программу прикладных научных исследований в области оленеводства. Программу, которая очертила бы перед учеными круг тех вопросов и проблем, решение которых поможет развитию российского оленеводства в целом и бизнесу каждого отдельного члена ассоциации в частности (и ради бога, хотя бы в рамках RAWUB платите ученым достойные деньги).

Теперь поговорим о направлениях исследований. Я не слышал, чтобы в России проводились серьезные исследования вкусовых и питательных свойств оленьего мяса, а ведь это очень важно, так как с каждым годом количество производимой в России дичины будет расти. Вопросы питания оленей, болезни диких животных и т.п. также входят в список первоочередных научных исследований. Кроме того, необходимы исследования в области экономики оленеводства. Понятно, что такие исследования должны отличаться от тех «сделанных на коленке» математических выкладок на уровне пятого класса средней школы, которые я делал в попытке оценить потенциал России в этом секторе производства.

Необходимо также активно использовать уже существующие наработки российских ученых. Простой пример: я уже писал о том, что, судя по опубликованным данным, методы идентификации разных подвидов диких животных, основанные на анализе ДНК, не дают желаемого эффекта. К моему удивлению, мои российские коллеги, Илья и Елена Володины, работающие в Московском зоопарке, показали мне, что могут по гонному реву различать не только разные подвиды оленей, но также и их гибриды! Володины не видят возможностей для практического применения своего метода в России. Однако, если бы этот метод открыл американец или испанец, он тут же создал бы компанию «Vocal-Genetics» и сайт Vocal-Genetics.com, на котором продавал бы приборы, помогающие покупателям оленей отделить во время гона прямо на ферме чистопородных быков от гибридов и подвидов.

Этот метод может принести большие деньги его создателям, и в любом приличном европейском или американском университете Володины давно уже были бы профессорами. Обидно, что такие ученые не находят признания в России и что важность этих исследований по-настоящему оценили только их зарубежные коллеги.

Наконец, вам необходимо увеличить интенсивность международного обмена учеными, если вы не хотите заново изобретать колесо. Если такие обмены не поддерживаются на правительственном уровне, то последуйте примеру новозеландских заводчиков и создайте в рамках RAWUB фонд, в который заводчики — члены ассоциации будут отчислять 2% прибыли своих охотничьих хозяйств. Потратьте эти деньги на создание прочной структуры международных обменов, в рамках которой будут осуществляться совместные научные проекты. Не скупитесь: не тратьте деньги на ученых, которые не знают английского, а также на тех, кто не утруждает себя поездками и участием в международных семинарах и симпозиумах. Ищите легких на подъем.

Подготовка к EMAD стартовала весной. Я написал эту статью за неделю — с 22 по 29 апреля. Как раз 22 апреля в качестве участника EMAD зарегистрировался первый российский бизнесмен, который к тому же попросил включить его в список докладчиков. На следующий день зарегистрировался еще один бизнесмен из России и два главных редактора российских охотничьих журналов, которым я ранее отправил копию статьи, опубликованной в апрельском номере этого журнала. Кроме того, на меня обрушился непрерывный поток запросов о регистрации со всей Европы. Еще несколько дней спустя информация о предстоящем совещании появилась в испанской прессе, и количество запросов увеличилось. Я имел беседу с людьми, представляющими в FEDFA Польшу, Францию, Латвию, Словакию, Чехию и другие страны, в ходе которой объяснил им, что:

1. В России будет раздуваться экономический пузырь в секторе оленеводства.

2. Российские владельцы частных охотничьих хозяйств, прочитав эту статью, поймут, что на EMAD они смогут ознакомиться с нужными для их бизнеса технологиями.

3. В ближайшем будущем спрос на новые технологии и чистокровных животных со стороны России будет только увеличиваться, поэтому нам не нужно конкурировать друг с другом за российский рынок и закрывать EMAD для новых участников. Наоборот, нужно действовать сообща.

После этого содержание наших бесед было доведено до заводчиков Белоруссии, Венгрии, Португалии и других стран, не входящих в FEDFA. В 0:45 27 апреля, главный редактор ведущего польского охотничьего журнала «LowieC Polski» забронировал последний свободный номер (из шестидесяти) отеля «Флорида», в котором будет проходить EMAD. Чтобы сформировать свою команду (в качестве будущего президента IDBA) я провел интернет-опрос, в ходе которого сформулировал требования к будущим кандидатам:

1. Они должны полностью разделять принципы IDBA;

2. Они должны способствовать расширению сотрудничества с

Россией;

3. Они должны быть согласны с тем, что вице-президентом IDBA будет россиянин.

И уже к 28 апреля команда из четырех человек была сформирована. В этом списке не хватает лишь пятой фамилии — фамилии будущего вице-президента IDBA, кандидатуру которого должны выдвинуть российские участники EMAD. После того как стало понятно, что на совещании будут присутствовать заводчики и бизнесмены из России, один из членов моей команды, Эльмар Эрнст, даже спросил меня, может ли он использовать площадку EMAD для того, чтобы выставить на торги свою знаменитую оленью ферму с первоклассными животными (стоимость фермы 172 000 000 рублей). А Арпад Бокор попросил включить в статью фотографию его лучшего благородного оленя с фермы Deer Trophy (www.deertrophy.hu).

Радим Котрба, президент FEDFA предложил, чтобы его федерация выступила в качестве одного из организаторов EMAD, и пообещал поговорить на эту же тему с представителями FACE (Федерация охотничьих и природоохранных ассоциаций Европейского Союза). Со своей стороны я предложил войти в число соорганизаторов EMAD главному редактору журнала Вениамину Ольшанскому и исполнительному директору Союза охотпользователей Владимиру Останину. Все это было еще в апреле. Но подготовка к совещанию продолжается и идет полным ходом. Надеюсь, что сейчас, когда вы читаете эти строки, вы сможете себе представить, насколько мы продвинулись с тех пор.

Как хорошо сказал Вениамин Ольшанский: «Конференция в Ростове-на-Дону — это только начало нашего сотрудничества!» Я очень надеюсь на это. А еще я надеюсь, что с учетом моих советов, которые я давал вам от чистого сердца, вам удастся создать дичные хозяйства, которые не только будут приносить прибыль, но и внесут весомый вклад в природоохранную деятельность, а также сделают окружающую природу еще более красивой. Встречи на выставке-ярмарке в Ростове-на-Дону, знакомство с людьми, делающими этот журнал, и с моими коллегами из Московского зоопарка изменили мою жизнь. Хотя я и так очень много получил от общения со своими русскими друзьями и искренне признателен им за это, но если вы испытываете ко мне такую же благодарность, то будьте готовы к тому, что я когда-нибудь попрошу вас об ответной услуге.

Я на самом деле подумываю о том, чтобы получить российское гражданство; я говорю абсолютно серьезно и надеюсь, что, когда придет время, вы поможете мне получить его. Я бы гордился российским гражданством до конца своей жизни. Ведь именно в России я познакомился с такими прекрасными людьми, как Вениамин Ольшанский, Илья и Елена Володины; с таким умным и чрезвычайно дальновидным специалистом, как Владимир Останин. Именно Россия подарила мне встречи с самыми честными и трудолюбивыми учеными из всех, что я встречал в своей жизни. Здесь я снова вспоминаю чету Володиных и не перестаю удивляться, что такие люди существуют на самом деле. Они заслуживают того, чтобы перед ними, где бы они ни появились, расстилали ковровую дорожку.

Могу добавить, что самая умная женщина, с которой я теперь знаком, тоже живет в России — я говорю о Елизавете Целыховой, заместителе главного редактора этого журнала. Ей потребовалось всего три месяца, чтобы довести свой английский до очень приличного уровня. Елизавета выглядит, как обычная земная девушка, но я-то знаю, что она — представительница сверхразумных (и сверхочаровательных) существ из другой Галактики, случайно попавшая на нашу планету.

Я восхищаюсь русским народом и когда я говорю, что с радостью женился бы на россиянке, то я не шучу. Российское гражданство — это, конечно, мечта, и она вряд ли осуществится. Но если это все-таки произойдет (почему бы и не помечтать?) я бы хотел получить российское гражданство перед телекамерами при большом скоплении своих соотечественников, которые смотрели бы на меня, раскрыв рты, а в их глазах читался бы немой вопрос: «Но… зачем?!». И я бы ответил им: «Эти упертые русские не говорят по-английски и покупают для своих хозяйств оленей в Вобурне. Но они читают нужные статьи, читают гораздо больше нас. И они оценивают идеи по их качеству и новизне, а не по тому, где эти идеи высказаны — в Альбасете или в Лондоне.

В США или в Англии я не мог бы рассчитывать на то внимание, с которым отнеслись к моим идеям в России (я знаю, о чем говорю, так как получил свою докторскую степень в университете Ноттингема). Причина здесь в том, что в ЕС и в FEDFA мы грыземся друг с другом за каждую запятую в итоговых документах. У нас нет единства взглядов. Вот почему Россия, пробудившись, станет лидером в сфере частного оленеводства». И я готов помогать вам в этом абсолютно бескорыстно. Всем вам без исключения!

Удачи!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,758 сек. | 8.76 МБ