Книги катастроф

Катастрофические наводнения начала XXI века

Когда сотрясается земля

Цунами

Землетрясения, цунами, катастрофы

Философские основы и методологические принципы воинского искусства вин чун

Валерий и Елена Мартыновы

Среди миров, созданных человеческим духом, мир вин чун является одним из самых загадочных и увлекательных.

Таинственные истории о девушке, создавшей новую систему воинского искусства, рассказывают нам о возникновении школы «Легкий ветерок», или «Цветущая весна». Именно так переводится с вьетнамского, звучит имя Вин Чун.

Неполные родословные вин чун, приводимые в книгах и передаваемые из уст в уста учителями, изобилуют несовпадениями, видимо приоткрывая взглядам учеников отдельные ветви генеалогического древа школы, корни которого скрыты в тени веков, а крона теряется в семейных кланах китайских и вьетнамских мастеров.

Современные представления о вин чун связывают с именами недавно умерших мастеров Ип Мена из Гонконга и Тэ Конга из Вьетнама, за которыми следует целая плеяда мастеров, развивающих вин чун во многих странах мира.

Наше знакомство с вин чун произошло около пятнадцати лет назад благодаря встрече с учителем из Вьетнама Хуан Вин Зангом, в настоящее время собравшим в Ханойской школе мастеров вин чун — последователей знаменитого Тэ Конга.

Незабываемые уроки учителя, увлечение его личностью, недосказанность его слов породили огромное желание ближе познакомиться с этим удивительно загадочным искусством.

Согласно ветхозаветной истории, человечество со времен грехопадения Адама и Евы вступило на путь самосовершенствования. Старая пословица гласит: «Заблуждение катится под гору по наклонной плоскости, тогда как истина должна прокладывать свой путь в гору». Вся мировая религиозно-философская практика была направлена на формирование у человека понимания «момента истины». Сложная система коанов, являющаяся прерогативой таких направлений, как даосизм и дзен-буддизм, стройный свод конфуцианских правил составили основу медитации как единого метода погружения в мистерию Востока; а также более поздняя практика молитвы, появившаяся после сформировавшегося понятия Единого Бога, давали возможность человеку в зависимости от его культовой и религиозной принадлежности прийти к состоянию просветленного разума, почувствовать себя подобным Богу. Это состояние сознания называют самадхи, состоянием буддости, святости. Оно свободно от мыслео-бразов, уносящих в мир иллюзий. Оно обращает человека к глубинным слоям сознания, где и обретается сатори.

Не случайно, ведя разговор о воинском искусстве вин чун, мы уделяем особое внимание состоянию невозмутимого сознания, так как, пребывая в нем, человек становится неуязвимым.

…Облака и туман — Лишь они создают превращенья, А над ними луна неизменна, И солнце сияет. Побеждает один Даже до поединка, Тот, кто думами не тяготится, А всегда пребывает в созерцанье начала…

Брюс Ли

Говорить о «моменте истины» так же сложно, как невозможно дважды вступить в одну и ту же воду горной реки.

Не зная, что истина близко,

Люди ищут ее далеко, как жаль,

Они уподобливаются тому,

Кто, стоя в воде, умоляет,

Чтобы ему дали напиться… В неведении мы спешим в погоне за новизной и однажды, остановившись, с удивлением обнаруживаем, что этот мир был всегда вокруг нас. Впитав в себя мудрость, опыт и знания Востока, вин чун основывается на тех философских принципах, которые тысячелетиями отшлифовывались в буддизме и прежде всего в даосской традиции. Понимание «момента истины» является его основополагающим умением.

В экстремальной ситуации, требующей принятия порой молниеносного решения, нет возможности вспоминать прошлый опыт наставлений или предаваться размышлениям о будущем. Совершаемый поступок определяет, насколько подготовлен человек к адекватному восприятию того, что происходит вокруг. В поступке в едином моменте времени объединяются прошлое, настоящее и будущее, и в его внешнем проявлении мы можем почувствовать, по словам Карлоса Кастанеды, «манифестацию духа».

Воинское искусство вин чун — это прежде всего воспитание духа. Воин— это человек, который ведет постоянную борьбу с самим собой. Получить знания в воинском искусстве — значит прояснить все, что затуманивает правду жизни.

Мудрецы говорят: «Пока человек не познал истину, он воспринимает горы как горы, а реки как реки; когда он улавливает проблеск истины за счет наставлений хорошего учителя, горы перестают быть горами, а реки реками; но потом, когда он действительно достигает царства покоя, снова горы становятся горами, а реки реками».

Все неясные понятия должны исчезнуть прежде, чем ученик сможет назвать себя мастером.

В трактате Лао-цзы «Дао дэ цзин» сказано: «…В мире большое разнообразие вещей, но все они возвращаются к своему началу. Возвращение к началу называется покоем, а покой называется возвращением к сущности. Возвращение к сущности называется постоянством. Знание постоянства называется достижением ясности, а незнание постоянства приводит к беспорядку и, в результате, к злу. Знающий постоянство становится совершенным; тот, кто достиг совершенства, становится справедливым…»

Чем больше мы погружаемся в естественную жизнь, тем меньше мы нуждаемся в каких-либо методах самосовершенствования. Окружающий мир во всей своей изменчивой и неповторимой полноте становится школой воспитания духа.

Воинское искусство называют законченным мастерством техники, которая развивается за счет отражения внутри души. Только тогда, когда поступок и его суть объединяются в едином порыве, обретается истина. Окончательная цель воина — использовать жизненную активность, чтобы стать мастером жизни.

Более двух тысяч лет назад великий Будда говорил о том, что все сущности во Вселенной образованы сочетанием темноты и света, полного и пустого, вдоха и выдоха, любви и ненависти, иными словами — двуедин-ством инь и ян.

Являясь техникой «малого круга», вин чун находит родственное понимание принципа взаимопревращения двух сил в китайском искусстве движения тайцзицюань и японском айкидо. Сила мастера вин чун должна быть мягкой, только тогда она становится тверже металла. Не случайно в вин чун особое внимание уделяется развитию чувствительности. Для этого применяются упражнения, в которых получил свое отражение метод «прилипающих рук и ног».

Искусство вин чун относится к внутренним школам ушу, поэтому развитие чувствительности непосредственно связано с пониманием течения внутренней энергии, использование которой является фундаментальным умением каждого мастера.

Древние говорили: «В самом себе не имей, где пребывать. Следуй формам вещей вокруг тебя. Будь текуч, как вода, покоен, как зеркало, отзывчив, как эхо, и невозмутим, как тишина. Соединяйся с несогласным, обретай потерянное. Не стремись опередить других, но неотступно следуй за ними».

Движение следования развивает гибкость тела, души и духа, позволяет научиться чувствовать пустоту и наполненность движений партнера.

Только дохнёт ветерок —

С ветки на ветку ивы

Бабочка перепорхнет. Подобно течению реки, движение следования непрерывно. Там, где оно прерывается, человек становится уязвимым. В основу движения следования заложено природное понимание податливости, благодаря которой происходят взаимопревращения мягкости и жесткости. Принимая форму движений партнера, мастер вин чун становится неуловимым в своих действиях. Он никогда не нападает первым, но, обладая развитой интуицией и ясновидением, предвосхищает намерение партнера и возвращает ему его же импульс, используя инерцию вращения. Сила этого импульса подобна силе бревна, подложенного под основание пирамиды и передвигающего ее с места на место благодаря своему вращению. Мысленная ось, проходящая вдоль позвоночника через тело человека, в искусстве вин чун получила название центральной линии. С метафизической точки зрения через нее в человеке объединяются Земля и Небо. Она имеет важное значение в восприятии и переработке информации, принятии решений и их осуществлении.

По мере осознания роли центральной линии в общей жизнедеятельности человека и, конкретно, в искусстве ведения боя у ученика формируется чувство физического и психического равновесия.

Все перечисленные принципы находят свое отражение в знаке школы вин чун — пятилепестковом цветке сливы, который символизирует собой человека и пять основных элементов: огонь, землю, воду, дерево и металл, лежащих, согласно восточному учению, в основе мирозданиями фазы их взаимопревращения. Восемь тычинок, расходящиеся из центра цветка в четырех основных и четырех промежуточных направлениях света, показывают линии распространения энергии, сила приложения которой в каждом направлении концентрируется в точке. Каждая точка отделена от линии силы, так как энергия распространяется в пространстве, подобно радуге. Она выходит за границы тела, однако источник ее управления находится в его центре. Поэтому человек, овладевая искусством вин чун, постигает тайны зоны своего распространения, учится управлять своим существом.

В этой статье мы хотели познакомить читателей с миром, многочисленные грани которого притягивают к себе своей заманчивой красотой. Однако нашему европейскому сознанию привычно в отличие от восточного способа мышления, рисуя картину, общее делить на частное, подвергая анализу его отдельные составляющие. Но кто знает, как написать полет птицы? Может быть, и на этот раз истина осталась за пределами этих строк.

Ива склонилась и спит.

И кажется мне, соловей на ветке —

Это ее душа.

Обсуждение закрыто.