Хождение по мукам.

Татьяна Николаевна Нефедова — потомственный пчеловод-любитель. Пчел завел еще ее отец. До 1990 г. он держал ульи на садовом участке. Действовавшие в то время законы разрешали это делать, а органы власти даже призывали садоводов и дачников заниматься пчеловодством. Но с каждым годом становилось все труднее оберегать пасеку от воров, да и соседи все настойчивее требовали убрать пчел, ссылаясь на то, что они якобы жалят, особенно детей. Так ли это было в действительности, теперь установить трудно. Когда разбой и косые взгляды соседей терпеть стало невозможно, Нефедовы перевезли пчелиные семьи на приусадебный участок в город Павлово Нижегородской области.

Потом отца не стало, и пчелами занялась Татьяна Николаевна, полностью посвятив себя этому нелегкому, но очень интересному и полезному делу. Сейчас на ее пасеке шесть семей. Все было спокойно, пока Татьяна Николаевна не предложила соседу М.П.Курдину установить точную границу между принадлежащими им на праве собственности земельными участками (существующая граница явно ущемляет интересы Т.Н.Нефедовой). При добрососедских отношениях решить этот вопрос нетрудно. Но М.П.Курдин не захотел мирно решать вопрос, а перешел в наступление и выбрал самое уязвимое место для Татьяны Николаевны — ее увлечение пчеловодством.

Чтобы отвлечь внимание от проблемы разграничения участков, М.П.Курдин 18 декабря 2004 г. обратился в Павловский городской суд с исковым заявлением, в котором просил обязать Т.Н.Нефедову убрать пчел со своего участка, так как они неоднократно жалили его и жену, причиняя вред их здоровью. К заявлению были приложены две справки, выданные на имя М.П.Курдина, о том, что он обращался в центральную поликлинику первый раз 16 июля 2003 г. с жалобами на ужаление пчелами левого уха и правой кисти и второй раз 29 июня 2004 г. — на ужаление век.

Его жена обращалась в центральную поликлинику 25 июня 2004 г. по поводу множественных ужалений пчелами лица, шеи, груди. Справку М.П.Курдину выдали 7 февраля 2005 г., его жене — 2 февраля 2005 г. Обе они подписаны заместителем главного врача по поликлинической помощи В.В.Абрамовичем.

14 мая 2005 г. Павловский городской суд под председательством судьи М.А.Щенникова вынес явно незаконное решение: обязать Т.Н.Нефедову убрать пчелиную пасеку с земельного участка. С юридической точки зрения решение судьи не выдерживает никакой критики. Его рассмотрение с правовых позиций будет полезным для всех пчеловодов, содержащих пасеки на приусадебных участках.

Судья в решении правильно сослался на статью 304 Гражданского кодекса Российской Федерации. В ней говорится, что собственник (в данном случае собственник земельного участка М.П.Курдин) может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Чем же нарушила Т.Н.Нефедова права М.П.Курдина, разместив на своем участке пасеку из шести ульев? В статье 6 Федерального закона «О личном подсобном хозяйстве» от 7 июля 2003 г. № 112-ФЗ написано: «Для ведения личного подсобного хозяйства используются предоставленный и (или) приобретенный для этих целей земельный участок, жилой дом, производственные, бытовые и иные здания, строения и сооружения, в том числе теплицы, а также сельскохозяйственные животные, пчелы и птица, сельскохозяйственная техника, инвентарь, оборудование, транспортные средства и иное имущество, принадлежащее на праве собственности или ином праве гражданам, ведущим личное подсобное хозяйство». Как видим, закон разрешает держать на приусадебном участке пчел, что и сделала Татьяна Николаевна, а ко всякому ограничению ее прав на это также применимы требования статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По представленным супругами Курдиными справкам трудно определить, где, при каких обстоятельствах и чьими пчелами (а возможно, осами?) они были ужалены. Ведь сразу при ужалении Курдины претензий к Т.Н.Нефедовой не предъявляли.

Федеральный закон «О личном подсобном хозяйстве» не содержит норм для числа и порядка размещения ульев с пчелами на земельном участке. При разрешении этого вопроса судья показал полнейшую юридическую неподготовленность. В своем решении он сослался на пункт 7 Федерального закона «О пчеловодстве». Такого закона не существует, о чем журнал «Пчеловодство» достаточно подробно сообщал (№5, 2005). Не знать об этом судье непростительно.

Судья также сослался в решении на «Строительные нормы и Правила РФ СНиП 30-02-97» от 1 января 1998 г., пункт 6.2 «Планировка и застройка территорий садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения». Какое отношение этот документ имеет к личному подсобному хозяйству? Ответ простой — никакого. Правовые отношения в садоводческих и дачных объединениях граждан регламентируются Федеральным законом «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями. В этом законе о пчелах вообще нет ни одного слова.

Можно ли нормативными правовыми актами регулировать размещение ульев с пчелами на земельном участке личного подсобного хозяйства? Наверное, данный вопрос звучит странно. При размещении ульев важнее учитывать биологию пчел. Что касается борьбы с их болезнями, обеспечения безопасности граждан и домашних животных, то в указанном случае требования, изложенные в нормативных правовых актах, подлежат безусловному исполнению. С этой точки зрения, как видно из справки, выданной Т.Н.Нефедовой Государственным ветеринарным управлением Павловского района, ее пасека содержится в соответствии с «Ветеринарно-санитарными правилами содержания пчел», утвержденными ГУВ МСХ СССР 23 апреля 1970 г. (ветеринарный паспорт имеется).

Казалось бы, что еще требуется для подтверждения законности содержания Т.Н.Нефедовой пасеки на приусадебном участке? Закон разрешает содержать пчел? Разрешает. Ветеринарно-санитарные нормы она соблюдает? Соблюдает. Правда, начальник Госветуправления Павловского района Н.К.Ненилин ссылается в справке на правила, отмененные 15 декабря 1976 г. (с этого времени действуют новые).

Требования, предъявляемые к содержанию пчел, изложены не только в названном выше документе. 17 августа 1998 г. Департамент ветеринарии Министерства сельского хозяйства России утвердил инструкцию «О мероприятиях по предупреждению и ликвидации болезней, отравлений и основных вредителей пчел». Согласно этой инструкции пасеки следует размещать в сухих, освещенных солнцем, защищенных от ветра местах, не ближе 500 м от шоссейных и железных дорог, пилорам, высоковольтных линий электропередач и в 5 км от предприятий кондитерской и химической промышленности, аэродромов, военных полигонов, радиолокационных, радио-и телевещательных станций и прочих источников микроволновых излучений. Территорию стационарной пасеки огораживают забором (требования к его высоте не указаны). Ульи устанавливают на подставки не ниже 30 см от земли, на расстоянии 3-3,5 м друг от друга и 10 м между рядами. Перед летками оборудуют площадки размером 0,5 х 0,5 м, трупы пчел и мусор с них собирают и сжигают. Пчел содержат в исправных ульях, окрашенных в различные цвета и т.д.

Кроме того, в 2002 г. Инспекцией по пчеловодству (Пчелопромом) Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства РФ утверждена инструкция по содержанию пчелиных семей и организации пчеловодства в населенных пунктах и дачных участках. В ней отмечено, что граждане и юридические лица должны содержать пчелиные семьи на таком расстоянии от учреждений здравоохранения, образования, дошкольного воспитания, культуры, которое обеспечивает безопасность людей. Жилища пчел с находящимися в них семьями располагают на расстоянии не ближе 10 м от границы земельного участка и отделяют сплошным забором по периметру высотой не менее 2 м. В противном случае их следует отделить от соседних землевладений зданием, строением, сооружением, а летки направить к середине участка пчеловода. Владелец земельного участка, на котором привился рой, может объявить его своей собственностью независимо от времени обнаружения.

Если следовать этой инструкции, то на дачном участке разместить ульи невозможно. Сейчас у большинства дачников в собственности 6 соток земли, на которых стоят домик и хозяйственные постройки. На оставшейся площади разместить ульи не ближе 10 м от границы земельного участка невозможно. Если поставить сплошной забор высотой не менее 2 м, то придется вечно судиться с соседями из-за затенения чуть не половины их участка. И совсем странное разъяснение относительно роев. Получается, если рой, вылетевший на глазах хозяина пасеки, привился на яблоне у соседа, то пчеловод теряет право собственности на этот рой. Рекомендацию держать пчел на дачном участке надо целиком отнести на совесть разработчиков инструкции. Данная рекомендация должна соответствовать Федеральному закону «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан». Итак, в правовом плане инструкция явно не проработана.

Но вернемся к Т.Н.Нефедовой. Обходя различные учреждения в поисках правды, Татьяна Николаевна обратилась и в ФГУП «Нижегородскпчелопром», где ей дали выписку из неизвестно кем и когда утвержденных или принятых правил размещения ульев с пчелами в городах и селениях и нормах содержания пчел в личной собственности. В выписке отмечено, что улей необходимо ставить от соседних межей на расстоянии не менее 10 м, в полях и лугах ульи с пчелами надо удалять от дорог не менее чем на 20 м, если расстояние меньше, пчел нужно огородить забором высотой не менее 2 м. Эти правила действуют давно. Территорию под пасечную усадьбу отводят с учетом того, что на одну пчелиную семью требуется около 30-40 м2 земельных угодий. В соответствии с нормативными документами «О нормах содержания скота в личной собственности граждан» проживающие в сельской местности, городах, рабочих поселках и других населенных пунктах могут иметь в личной собственности скот (в частности, пчел). Число пчелиных семей не ограничивается.

В Российской Федерации такой нормативный правовой акт действительно существовал. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О нормах содержания скота в личной собственности граждан — не членов колхозов» издан 13 ноября 1964 г. и утвержден 18 декабря 1964 г. Теперь и строй у нас изменился, и законы давно другие. Как можно ответственному лицу не знать этого и ссылаться на устаревшие правовые акты?

Татьяна Николаевна также обратилась в Павловский торгово-заготовительный пункт пчеловодства, где ей дали письменную рекомендацию: «За консультациями по вопросам теоретической и практической работы с пчелами рекомендуется обратиться к Кощееву Льву Кондратьевичу, имеющему специальное образование по пчеловодству, большой практический опыт, публикации своих разработок в ж-ле “Пчеловодство”. Допустимо привлечение Л.К.Кощеева в качестве эксперта по вопросам содержания пчел в местных условиях».

Квалифицированный специалист Л.К.Кощеев в своем экспертном заключении указал, что пасека состоит из четырех семей и двух отводков, занимает 4 сотки. Ульи стоят а ряд на расстоянии 2 м друг от друга, расположенном перпендикулярно соседскому забору высотой 1,6 м (от крайнего улья до забора 2,5 м). Между забором и крайним ульем посажены кусты малины высотой около 2 м. Пчелы на пасеке карпатской породы. На медосбор они летают в сторону реки Оки, где много медоносов, а не в сторону дома Курдина, поскольку пчелы по пустым дворам «не сластуют», как осы, которые любят посещать помойки. Л.К.Кощеев пришел к выводу, что пасека Т.Н.Нефедовой соответствует зоотехническому условию содержания пчел и они не представляют опасности для людей.

На судебном заседании Татьяна Николаевна просила судью разрешить ей закончить возведение между земельными участками сплошного забора высотой 2 м (точнее, часть его уже имеется). Но судья в этом Т.Н.Нефедовой отказал, а разрешил возвести забор из сетки-рабицы высотой 1,5 м. Невольно возникают вопросы: видел ли судья живую пчелу, знает ли он, каких она размеров и как такая сетка будет спасать М.П.Курдина от пчел? К тому же, напомним, суд обязал Татьяну Николаевну убрать пчел с участка.

В ситуации Т.Н.Нефедовой может оказаться каждый пчеловод-любитель, потому что нет единого нормативно-правового акта, регулирующего отношения в любительском пчеловодстве. Почему развито пчеловодство в Башкортостане? Потому что там органы власти заботятся о пчеловодах, в том числе любителях, недаром в этой республике принят и действует Закон «О пчеловодстве».

Решение Павловского городского суда Татьяна Николаевна обжаловала в Нижегородском областном суде, который это решение отменил. Прошло уже несколько месяцев, а она все ждет, когда Павловский городской суд под председательством другого судьи примет законное решение. Будем надеяться и мы, что судебная власть в Павловском районе Нижегородской области живет по действующим законам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,838 сек. | 8.43 МБ