Тяжелая ноша

Джинджер Бейкер о своей злости на… всё

Его яркая игра на двойной бочке за установкой группы Cream превратила Джинджера Бейкера в суперзвезду рока от ударных. Его игру в Cream также принято считать точкой отсчета для тяжелого металла. Вы подумаете, что у этого 73-летнего музыканта, который все еще регулярно гастролирует со своей группой Jazz Confusion, много поводов для улыбки. Не совсем. У него большие претензии к многочисленным странам, по которым ему довелось гастролировать, а иногда и жить. Он ненавидит хэви-метал и свою предположительную роль в его зарождении. И когда мы брали у него интервью, казалось, что ему еще много есть на что пожаловаться. От заблуждений, создавших ему образ «дикаря», до правовых споров и денежных бонусов для банкиров — всего несколько вещей избежали фирменной «расправы» Джинджера Бейкера.

Документальный фильм о Вас под названием «Остерегайтесь Мистера Бейкера» только что вышел в прокат в США. Каково быть постоянно преследуемым съемочной группой на протяжении месяца?

Это было очень, очень, очень, очень утомительно. Я не люблю давать интервью даже в лучшие времена, поэтому дать одно, но длиной в месяц, с постоянно преследующими меня камерами, было действительно очень сложно.

Почему Вы на это согласились?

Я проживал очень тяжелый период в жизни. Мне предложили хорошие деньги за этот проект, поэтому мне пришлось на это пойти. Некоторые моменты фильма хороши, некоторые — не очень. А некоторые из них — откровенно раздражают.

Каково самое большое заблуждение относительно Джинджера Бейкера?

Их очень много. Например, эта тема с «дикарем». Она раздута из ничего. Что бы ни происходило, внезапно всегда так получалось, что я виноват. Я не выбросил ни одного телевизора, ни из одного окна отеля в своей жизни!

Вы верите в Бога?

Я изучал теологию весьма сосредоточенно. Все религии — просто бизнес, разводящий журавлей в небе. Я не подписываюсь под этим. Это выходит далеко за рамки человеческого понимания.

Вы вовлекаетесь в политику?

Я вернулся в эту страну и понял, что мозги большей части населения промыты. Люди подчиняются без вопросов. Экономика в руках государства, главные банкиры надежно защищены и получают бонусы. Они получают два миллиона в год в качестве зарплаты, так зачем им еще и бонусы? Если бы эти деньги пошли в страну, то не было бы проблемы. Они — вот проблема.

Вам довелось пожить в разных странах. Вы находили похожие проблемы повсюду?

Я провел 12 лет в Южной Африке, 10 лет до этого — в Штатах, а перед этим я жил в Италии около семи лет. Мне не понравилось в Штатах и Южной Африке. Мне понравилось жить в Италии. Итальянцы — классные люди. Мне понравилось еще в Нигерии, я прожил там шесть лет.

Почему Вам не понравилось в Штатах и Южной Африке ?

Я поехал в ЮАР, потому что мне нужно было куда-то уехать из Штатов, так как местное правительство не принимало меня, даже не смотря на то, что я женился на американке. Я делал визу каждые два года, И в какой-то момент стало понятно, что я, скорее всего, получу отказ. Я рассматривал многие места, и ЮАР привлекла меня в то время. Пожив там, я могу сказать, что место ужасное. Криминал остается безнаказанным. Местные говорят: «Отсрочка правосудия — отказ от правосудия». Я участвовал в судебном процессе длиной в три с половиной года, и это разрушило меня, не смотря на то, что я выиграл! Дело было против работницы банка. Она обокрала меня и заявила, что у нас был роман. Абсолютная ложь, но ей поверили.

Почему Вы вернулись в Великобританию?

Из-за моей приемной дочери, чтобы она смогла получить здесь образование. Она учится в очень хорошей школе, и учится хорошо. Как только она получит образование, я бы уехал куда-нибудь в более приятное место.

Вы счастливы по-прежнему играть на ударных в 73 года?

Не совсем. Я люблю музыку, но туры меня утомляют. Я не совсем здоров, и это тяжелая работа. Но я наслаждаюсь музыкой, поэтому я этим занимаюсь.

Как музыкальная индустрия повлияла на Ваше здоровье ?

Музыка — никак. Это чудо, что я все еще могу играть на ударных, не смотря на все мои физические недуги. Проблемой стали усилители: они повредили мой слух навсегда.

Чем Вы гордитесь больше всего?

Я пережил множество взлетов и падений.

Оттуда, откуда многие люди не выбрались бы, я продолжал идти вперед. Люди, выросшие в бедноте, обычно справляются с такими сложностями. Горжусь знакомством с людьми, которыми я восхищался, тем, что был принят ими и заслужил их уважение. Такие парни, как Фил Симан, Арт Блэки, Элвин Джонс, Макс Роч, — все эти люди стали мне друзьями, и я был принят ими как равный. Это стоит всех денег в мире.

Вашу игру за ударной установкой в Cream часто называют рождением хэви-метал.

Если бы я знал это тогда, я бы сделал аборт. Это полнейшее заблуждение. Игра в Cream всегда была импровизацией. Мы никогда не играли одинаково два вечера подряд.

Что бы Вы хотели, чтобы написали на Вашей могиле?

Мне как-то безразлично. Я все равно не узнаю, потому что буду мертв.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 0,646 сек. | 8.73 МБ