Укус змеи в белизне ночи

С трудом запускают корни в здешнюю почву международные музыкальные фестивали. Смотрите сами: КТР скатилась до ДК — Кинотеаторного уровня: а матерь кормящая BIZ Enterprises, узрев коммерческую несостоятельность гастролей Sepultur’ы, Accept и Cannibal Corpse, решила заняться обещающим прибыли промоушном местных исполнителей. Остался единственный фестиваль подобного ранга — "Белые Ночи Санкт-Петербурга". В этом году он отметил четвертую свою годовщину и постепенно, хотя и с трудом, встает на твердые ноги на гнилом питерском болоте. Сегодня речь о нем.

Программа фестиваля всегда остается неизменной: конкурс молодых исполнителей, среди которых умудряются находить наиболее бездарных, а жюри присуждать им крутые призы, и выступления гостей — всемирно известных поп-звезд и рок-групп. Оставим молодежь в покое и бросим беглый взгляд на грандов. Фестиваль 1-ый. Блин, понятно, комом, но заявка сделана серьезная — UFO и Jethro Tull окно в Питер прорубили. С UFO случился тогда курьез, который афишировать не стремился никто, кроме Пита Вэя, имевшего неосторожность обмолвиться о занятном случае в одном из телефонных разговоров с редакцией. Дело было так: сидели два родоначальника UFO, басист Пит Вэй и певец Фил Morr, у себя в номере, как вдруг навалилась на них, как гром с ясного неба, следующая новость: выступать на Дворцовой Площади группе придется под фанеру! Скандалить с организаторами или отчаливать на родину несолоно хлебавши было в лом, оставалось одно — пить горькую. Выпито было немало, и до сцены смог добраться только Morr. Этот концерт стал легендарным из-за двух вещей: первое — это было единственное шоу, когда группа предстало перед публикой без басиста, второе — прилично подпитого Могга угораздило упасть и сломать себе руку. Вэй но следующее утро не раз вспоминал привидение и радовался, что хоть его-то рука на месте.

Второй фестиваль был прекрасно организован и проведен, даже несмотря на то, что заявленные Faith No More до Питера почему-то добраться не смогли. Отдуваться пришлось возрожденному из пепла Глену Хьюзу и паре-тройке людей из Europe, которые сколотили команду Glenn Hughes Band, а играть стали в основном боевики Deep Purple периода 74- 76 годов, да несколько вещей из тогдашнего хьюзовского сольника ‘Blues’. На этот раз неприятность состояла в том, что концерт начинался в 23.00, а Хьюз вышел но сцену часа в 4-5, когда мозги были замутнены игравшими до него Snap и Salt’n’Peppa и изрядным количеством выпитой водки. Надо сказать, что на второй фестиваль, в отличие от третьего, я попал по чистой случайности. Благодаря усиленному и беспробудному пьянству, обнаружил я себя лежащим одним хмурым июньским утром прошлого года на полке в купе скорого поезда на перроне Московского вокзала в Санкт-Петербурге. По иронии судьбы, в тот день и состоялся заключительный концерт фестиваля, пройти мимо было невозможно.

Судя по списку заявленных имен, третий фестиваль обещал быть грандиозным и эпохальным — Mr.Big, Bad Company, Aerosmith, Whilesnake. Пока все спорили, кто же будет хэдлайнером, Aerosmith или Whitesnake, вопрос отпал сам собой, вернее, благодаря усилиям Тайлера и Со. Сделав за пару месяцев до концерта громкое заявление о визите в Совок по Headbanger’s Ball, Aerosmith, уже сидючи на чемоданах, сказали, что во время их выступления все телекамеры должны смотреть в пол, хотя в подписанном контракте говорилось обратное. Проблемы решены не были, и Aerosmith, о также почему- то и Bad Company в Питер не приехали. На 3-й фестиваль я решил аккредитоваться и, имея в руках расписание всех мероприятий, попусту тусовку разводить не стал, а двинул в Питер ближе к уик-энду, чтобы запечатлеть самые основные события. Итак,

Суббота, 18 июня

В 10.00 я был в пункте назначения и, не тратя времени зря, отправился на поиски оргкомитета. Заявившись в 15.00 в пресс-центр, я почувствовал себя кинутым: оказалось, что на фотографа, которого я с собой притащил, аккредитация есть, а на меня — нет! Отправляться восвояси с чувством полного жизненного облома я не собирался и стал выбивать себе другую, что стоило мне трех часов потерянного времени, повышенного тона в адрес организаторов, десятка телефонных звонков и обоймы расстрелянных нервных клеток. Только когда заветная синяя картонка болталась на моей шее, я смог успокоиться и позволил себе расслабиться и забыться…

Воскресенье, 19 июня

В 11.00 мое забытье было прервано мыслью, что пора собираться на пресс-конференцию с Whitesnokf. Меня мучали сомнения, не постигла ли их участь Aerosmith какой состав команды и в какой форме пребывает сам змееносец Дэвид Ковердейл После трех net жизни многообещающего, но н( оправдавшего надежды проекта Ковердейл-Пейдж, я был довольно критически на строен в отношении Ковердейла, т.к. на альбоме тот, под стать Роду Стюарту, изливал подсевшим хриплым голосом старческие жалобы на жизнь и несчастную любовь в ‘Take Me For A Little While’. К Whitesnake в тот момент я относился не лучше, из-за опасения, что группа плохо сыграна, т.к. была реформирована совсем недавно. Но с наступлением пресс-конференции сомнения начали развеиваться.

Пресс-конференция с Whitesnake

Представив вначале журналистам состав группы, Дэвид Ковердейл приступил к часовому марафону вопросов-ответов. Помимо Ковердейла, в группе играют: Адриан Ванденберг — гитара, Уоррен Ди Мартини (экс-Ratt) — гитара (коллеги его зовут Wodka Di Martini), Руди Сарзо — бас, Дэвид Кармасси (экс-Heart, Coverdale-Page) — барабаны и Пол Миркович — клавишные.

— Почему вы решили, что хорошо поете: вам это кто-то сказал или вы догадались об этом сами?

Д.К.: ‘На самом деле я так не считаю. Единственное, что меня заботит, это самовыражение. Еще в детстве местный пастор привлекал меня к пению в хоре, чтобы помочь заработать карманные деньги и таким образом меня подкупал. Когда я вырос и начал курить и пить, мой голос стал более устойчивым. Моя цель — стать Паворотти в Роке,

— Кого вы считаете Королем и Королевой в Роке?

Д.К.: ‘Я не могу признать Короля и Королеву из-за боязни, что кого-нибудь обижу. Мне нравятся исполнители музыки соул — Билли Холидей, Тино Тернер и Мик Джаггер’.

— Как собирался нынешний состав группы?

Д.К.: ‘До Whitesnake я работал с Джими Пейджем. Многое из задуманного не получилось из-за того, что были проблемы с его менеджером, но отношения с Джими были пре красными. Он сейчас работает с Робертом Плантом, и я надеюсь, что у них что-то получится. У нас все было здорово. Мы сделали то, что от себя и ожидали, я считаю, что это очень хорошая пластинка. Но за три года существования проекта мы дали только 7 концертов Я хотел приехать в Россию на прошлый фестиваль вместе с Джими, но его менеджер не разрешил мне этого сделать. Что касается присутствующих музыкантов то разговора о долговременном сотрудничестве не было. Мы собрались, чтобы просто поиграть. Мы с Адрианом у меня дома работали над песнями для нового альбома. Потом последовало приглашение поучаствовать в фестивале ‘Белые Ночи". Руди и Адриан были тогда заняты работой в группе Manic Eden, и я не был уверен, что они согласятся. В конце было решено привлечь музыкантов, которые неплохо знают репертуар Whilesnake. Вместе с Руди и Адрианом мы записывали последний альбом ‘Slip Of The Tongue’ и ездили в турне. А с Дэвидом Кармасси я сотрудничал в рамках проекта Ковердейл-Пейдж.

Первое приглашение приехать в Россию было сделано 20 лет назад. Какой-то не очень трезвый советский культурный атташе в Лондоне предложил Deep Purple приехать в Россию. Мы согласились. Когда мы уже почти собрались ехать, наши приглашающие занервничали и попросили сделать концерты — прослушивания в Белграде и Загребе. Мы решили, что они абсолютные крейзи! Кончилось тем, что югославам концерты очень понравились.

— В прошлом году на фестиваль приезжал Гленн Хьюз и говорил, что у него были большие проблемы с наркотиками. Были ли у вас такие проблемы?

Д.К.: Уоррен работал с Гленном. Мы слышали, что он находится в хорошей форме. У меня таких проблем никогда не было. Только с женщинами.

— Вопрос Адриану. Какие воспоминания от сотрудничества со Стивом Ваем?

A.B.: Было интересно…

ДК.: Клевый парень!

A.B.: С музыкальной точки зрения, это было очень интересно, но получилось не совсем то, чего мы ожидали. Whitesnake издавна ориентировалась на блюз, а Стиви не очень любит блюз, и у нас возникли небольшие разногласия по поводу музыкальных направлений. Но в целом было довольно интересно.

ДК. ‘Адриан и Стиви — два человека, которые были созданы друг для друга. Они уважали друг друга и, когда один играл, то другой слушал. Стиви использовал песни Whilesnake, чтобы показать свои фантастические возможности. Я думаю, что совершил ошибку, пригласив его в группу. Тем не менее, мы считаем его великим музыкантом в своей отросли. Черт возьми, не могу вообразить, что у них получится с Оззи Осборном’?

— Сейчас многие команды распадаются, а Whitesnake держит марку более 15 лет. Как ваш рецепт долголетия?

Д.К.: ‘Очень важно понимать друг друга с музыкальной точки зрения. В 90-м году мы временно расстались, потому что группа переживало кризис. И Томми Олдридж, и Стиви Вай требовали для себя слишком много внимания, каждый считал себя солирующим музыкантом.

— Какую музыку вы слушаете дома?

Д. К.: Скорее всего, это классическая музыка XVIII-XIX веков.

— Впечатления от работы в Deep Purple. Какие были отношения с Блэкмором?

Здесь переводчик допустил ошибку, окрестив Блэкмора Дэвидом.

Д.К.: ‘Дэвид Блэкмор? Никогда не встречал Дэвида Блэкмора. Знаю Ричи Ковердейла! С Блэкмором были не очень хорошие отношения. Мне не понравилась манера его поведения как профессионала. Мне не хватает Джона Лорда, он прекрасный человек и великолепный музыкант. Я думаю, что мы с Deep Purple пересечемся, когда будем выступать в Европе. Я не зною, как публика отнесется к тому, что в группе вместо Блэкмора играет Джо Сатриани’.

— Какой из альбомов Whitesnake вы считаете лучшим, и какой — худшим?

ДК.: ‘Моим любимым будет следующий. Что касается худшего, то когда мы 2-3 месяца назад начали работать над новыми песнями, обнаружили демо ‘Slip Of The Tongue’, которое no качеству звука мне понравилось больше, чем окончательное сведение на IP’. Какую бы линию поведения выбрал Дэвид Ковердейл, если бы был женщиной?

Д.К.: ‘Я бы тогда развлекался сам с собой. Хороший вопрос!

— Какая, на ваш взгляд, сегодня наиболее профессиональная команда?

Д.К.: ‘Она перед вами! И из молодых мне нравятся Pearl Jam и Stone Temple Pilots. Для меня главное — песня. Раскрутка очередного музыкального направления занимает 5-летний период и рассчитана на молодое поколение.

— Как вы относитесь к старению?

Д.К.: ‘Вопрос возраста относится к коже, вину и коллегам. Я стараюсь не обращать внимания на возраст и резвлюсь до упада.

Понедельник, 20 июня. Концерт Mr.Big/Whitesnake

На стрелке Васильевского острова была построена огромная цена и народ стал подтягиваться к месту заключительного действия. За юс до выступления Mr.Big так и не могли как следует разогреть публику. Группа играет довольно неплохи АОР, правда, чересчур занудный, а стремление Билли Шиэна и Пола Гилберта за час продемонстрировать весь свой арсенал шло в ущерб песням. Посему переходим к Whitesnake.

Whilesnake Set list: Bad Boys/Slide It In/ Love’s No Stranger/Jhogement Day/Is This Love/Vanderberg Solo/Don’t You Leave Me This Way/Smoke On The Water/Swinging Snakes/ Slow An’ Easy/Fool For Your Lovin’/Here I Go Again/Ain’l No Love/Slill Of The Night.

Когда банда вышла на сцену, все забыли, что перед ними выступали Mr.Big. Звук стал на порядок громче. Команда находится в отличной форме, хорошо сыграна и выкладывается на полную катушку. Уоррен Ди Мартини прекрасно подходит к Whilesnake. После экспериментов с супер гитаристами Джоном Сайксом и Стивом Ваем, всю гитарную работу разделили пополам, и Уоррен играл добрую половину соляков и все слайдовые куски. У Ковердейла с голосом все в порядке. Под конец ‘Don’t You Leave Me This Way’ он спел без сопровождения куплет ‘Soldier’.

Ol Fortune’, а потом, разговаривая с публикой, указал на двух фирмачей в толпе с репликой: ‘Парни, не вас ли я видел в Японии в 74-м’? Естественно, без ‘Smoke On The Water’ не обошлось. Хотя, когда музыканты взяли первые ноты известного риффа, Ковердейл стал панически метаться по сцене, крича: ‘Stop ill Stop it! Stop it’l и спел всего один куплет. После ‘Here I Go Again’ группа удалилась за кулисы, чтобы потом исполнить ‘Ain’t No Love’, когда аудитория, несмотря на языковой барьер, членораздель-но спела целый куплет, и финальную ‘Still Of The Night*. Прекрасный концерт! Строить из себя впечатлительного не было времени, т.к до отправления поезда оставалось 15 минут. И я отправился восвояси.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 30 | 1,412 сек. | 8.7 МБ