Возмещение потери

Во время войны бывают случаи, когда люди из-за ранения лишаются части тканей кожи. В мирных условиях это может произойти, когда пар или раскаленный металл причинят человеку большой ожог. Постепенно рана заживает и на ее месте образуется рубец.
Рубец — это не обычная кожа. Молодая рубцовая ткань легко кровоточит, легко покрывается язвами, плохо переносит давление. Конечно, рубец лучше, чем открытая рана. Но это гораздо худшая защита, чем кожа.
Рубцовая ткань лишена эластичности, мягкости, растяжимости. Ее могут сокращать лежащие под ней мышцы, она может стягивать эти мышцы. Тогда, в зависимости от расположения рубца, искривляются руки, ноги, перекашивается спина.
Мысль о борьбе с такими рубцами давно заставляла хирургов прибегать к пересадкам кожи. На большие раневые поверхности накладывали кусочки кожи, взятые у других людей или у самого больного, но с другого, неповрежденного участка. А если это было невозможно, то срезали пластинку кожи нужной величины, так называемый трансплантат, у людей, недавно умерших.
И во многих случаях такое замещение давало хорошие результаты. Новая кожа приживала и функционировала совершенно нормально.
Способы пересадки всё время улучшались, и постепенно стали пересаживать уже не только кожу, но и подкожный жир, кости, сухожилия, даже куски мышц. А теперь делают еще и пересадку нервов. Техника этой пересадки хорошо разработана советскими специалистами по операциям на нервной системе — нейрохирургами, например Анохиной, Игнатовым.
Есть много людей, которые управляют движениями своих рук и ног при посредстве вшитых чужих нервов. Разумеется, чужие нервы взяты не у живого человека, а у трупа.
Иногда прибегают даже к пересадке небольших отрезков артерий или вен для замены ими тех кровеносных сосудов, которые почему-либо оказываются разорванными и размозженными. Можно пересадить кусок кишки на место пищевода, если пищевод вырезан из-за рака или по другой причине.
А в клинике профессора Богораза делали опыты с пришиванием собаке целой лапы взамен отсеченной. И это оказалось возможным, хотя и очень трудным, весьма кропотливым делом.
Профессор Синицын опубликовал в начале 1947 года сообщение о том, что в его лаборатории уже с конца 1945 года, то есть свыше полутора лет, живет лягушка с пересаженным сердцем.
А научный сотрудник кафедры физиологии Московского университета Демихов пробует пересаживать не только сердце, но и легкое, и не лягушкам, а — что значительно труднее — собакам. И хотя после этого они живут всего восемь-десять дней, тем не менее такой опыт представляет собой громадный экспериментальный успех и открывает широкие перспективы.
Как видим, тёхника операции пересадки достигла большой степени совершенства.
Но была одна пересадка, которую до недавнего времени избегали делать, так как она не всегда оправдывала себя.
Что же это была за пересадка? Может быть, она требовала трансплантата большего размера?
Нет, достаточно было одного квадратного сантиметра пересаживаемого материала и даже меньше, чтобы заполнить дефект ткани.
Может быть, это орган, лежащий в глубине человеческого тела, куда трудно проникнуть?
Нет, это ткань глаза, это роговая оболочка, или роговица глаза.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 1,281 сек. | 11.42 МБ