Дембелю везет

Издавна это было, в те времена когда уже не было союзного президента, а у нас в республике юный не было еще собственного президента.

Срок моей двугодичной службы в звании гвардии сержанта подходил к концу в славном городишке Марьина Горка, что под Минском. Была весна, ясно стоял запах моего скорого дембеля в виде распускающейся листвы, и угораздило меня в это райское времечко попасть в наряд по комендатуре в виде старшего наряда. Наряд мой состоял из 3-х духов. Ребята попались сообразительные, потому я был спокоен, что день пройдут в обычной, без нервотрепки обстановке. Приближалось черное время суток, необходимо было поделить ночное время дежурства, что я и сделал, выделив для себя целых два часа с 22 до 24 часов, о чем и не жалею, попадись это время духу, ему был бы полный кирдык, далее поймете почему.

Дембелю везет

Стемнело, сижу на лавочке около комендатуры, дежурю, пыхтя сигаретой. Подходит мужичек, просит подкурить, угощает меня парой, отлично — припас неудачи не чинит, понадобятся. Разговорились о кое-чем. Вдруг он меня спрашивает: "У тебя кружка и вода есть?" "Есть", — говорю и выношу с комендатуры кружку и фляжку с водой, он из рукава собственной куртки достает пол-литра спиртяги, наливает в кружку протягивает мне: "Пей!" Я от счастья чуток с лавочки не упал, сама родная пришла на чужих ногах, неделю не пил и на для тебя – благодать в кружке. Не длительно думая, чтоб вспять не успел забрать, выпиваю залпом, обжигает в горле, тушу водой и эта нега по всему телу раз и разлилась. Он выпивает, о кое-чем говорим еще, выпиваем к тому же еще, он уходит. Сижу на лавочке. Из комендатуры выбегает дежурный по комендатуре прапорщик, на бегу произнес чтоб я заместо него шел в дежурку и посиживал на телефоне, представляясь, если кто позвонит им. (Наверняка по городскому с пассией некий созванился, ну очень очень спешил, для супруги он ведь на дежурстве). Отлично, думаю, домой позвоню, узнаю, что нового. Захожу в дежурку и, о, кошмар, городской телефон в сейфе, а на столе стоит один гарнизонный телефон, по которому с городом связь только через девушку-коммутатор, которая будь ты хоть полканом — с межгородом тебя ни за какие средства не соединит. Сижу, курю. И, о, волшебство, меня озаряет потрясающая мысль, от выпитого мозги шарить начали как ненормальные. Я отключаю гарнизонный телефон и параллелю его с городским, благо розетку в сейф не спрячешь. Звоню домой, радую родных своим опьяненным голосом, что у меня все отлично и скоро дембель, родные спросонья (23:30) за меня очень рады и ожидают не дождутся моего дембеля совместно со мной. Разбудил духов, они так же пообщались со своими сонными родными. Сделал все, как было, и пошел спать, оставив заместо себя бойца, согласно графика, утвержденного мной, караульной службы ночкой.

Пробудился в 6:00, голова после спиртяры раскалывается, да еще прапор учуял запах перегара и что-то там гундит над моею больною головой. Как я сообразил про телефон он ничего не знает, но очень обеспокоен моим состоянием и перегаром на всю комендатуру. Пришлось снова проявить находчивость и дать указание духам впустить через комендантские окошки запах моего скорого вешнего дембеля, что было здесь же исполнено, а я чтоб не попасться на глаза злому коменданту с его ассистентом прапорщиком Пораженным (Пораженный, так как он как увидит в бойце, либо кое-где в гарнизоне что-то не по уставу, так сходу начинает визжать: "Я поражен, я поражен — убрать немедля!" Выслуживался в общем, плохой человек), прихватив с собой духа с котелками, поплелся в столовую. Чая я в то утро испил ну, сильно много. Везет же дембелю.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,210 сек. | 12.88 МБ