Дилетанты заместо лейтенантов

К такому результату, видимо, придет реформа военного образования

Дилетанты вместо лейтенантовК написанию этой статьи нас подвигли последующие происшествия. Из уст русских управляющих звучат положительные оценки хода и результатов реформирования наших Вооруженных Сил. Но вкупе с тем как и раньше не миниатюризируется и количество критичных выражений по тому же самому поводу офицеров и генералов припаса и в отставке, профессионалов. Почему это происходит? Если вправду все так отлично, отчего люди, отдавшие 10-ки лет ратной службе либо уделяющие пристальное внимание дилеммам армии и флота, настолько плохо воспринимают происходящие там перемены?

Но мы решили предназначить наш материал не рассмотрению реформы ВС РФ в целом, а вопросам военного образования, так как эта тема не один раз освещалась на страничках газеты «ВПК».

С одной стороны, игнорируются опыт и познания собственной страны и в то же время слепо копируется чужой опыт, очевидно нацеленный на разрушение военной науки и военного образования, снижение их значения для обороноспособности Рф. С другой – уже принято решение, проведены сокращения, слияния и поглощения, отменен набор курсантов, сотками исчисляется цифра увольнений в профессорско-преподавательском составе, передислоцированы столпы военного образования из столиц на окраины. Что на данный момент можно поменять?

Только одно – приостановить реформу образования и дать экспертам с учетом всех высказанных профессионалами замечаний испытать вернуть утраченные позиции. Так как продолжение реформы не дозволит Рф ни воспитать плеяду величавых военных полководцев, ни вырастить величавых ученых, ни защитить страну в грядущих схватках.

Не все так гладко

Препядствия военной науки и военного образования уже не один раз рассматривались: поначалу на «круглом столе» в Гос думе под председательством депутата Госдумы, члена Комитета по обороне Вячеслава Тетекина, потом на слушаниях в Публичной палате РФ. В предстоящем эти вопросы подымалиь на заседании Клуба военачальников Рф и в окончание проанализированы на заседании Комитета по обороне Гос думы РФ.

Такая интенсивность рассмотрения вопросов реформы военной науки и военного образования только подчеркивает как значение этого процесса, так и то, что не все так гладко с проводимой реформой. Не могут столько экспертов собственного дела, военных профессионалов так очень расходиться в оценках.

В процессе этих дискуссий очевидно очерчены три очень принципиальных положения, декларируемых руководителями Департамента образования МО, от которых они и отталкиваются в собственной работе.

1-ое – за базу взято штатское образование, а руководители Министерства обороны и Департамента образования совсем не понимают разницу меж образованием военным и штатским, приняв за базу Болонскую декларацию государств ЕС, призванную содействовать сближению и гармонизации систем штатского высшего образования государств Европы.

2-ое – в очередной раз управление Департамента образования признало, что одного документа с анализом всех процессов реформы, выводами военных и штатских ученых, начальника Генерального штаба как управляющего комиссии по реформе военной науки и военного образования и утвержденного президентом РФ плана реформы в природе не существует.

Третье – утверждение управления Департамента образования: «Зачем учить офицеров одному и тому же высокому образованию трижды, это большие издержки для государства».

Исходя из убеждений современной теории зания «основное предназначение спец познания – правильно отражать собственный объект, выявлять его значительные элементы, структурные связи, закономерности, копить и углублять познания, служить источником достоверной информации». Неуж-то начальник Генерального штаба как управляющий, отвечающий за военную науку и военное образование, не знает, что стратегия, оперативное искусство и стратегия, входящие в теорию военного искусства как одну из составных частей современной военной науки, по собственной сущности являются самостоятельными, незаменяемыми и необъединяемыми по определению базовыми воинскими специальностями. Даже ВУС для этих специальносте
й были всегда различными. И по каждой из этих специальностей должно быть базовое, отдельное, комплексное военное образование.

А получение в течение 5 лет курсантом «фундаментального высшего проф образования и полной военной специальной подготовки» является блефом. Высшее военное образование не может быть «военной подготовкой», даже «специальной», а тем паче получаемой в процессе трех- и десятимесячных курсов.

Что имеем, не храним

До сегодняшней военной реформы Вооруженные Силы Русской Федерации имели унаследованную от ВС СССР трехуровневую систему военного образования, признанную наилучшей в мире.

На первом уровне находилось военное училище, по штатской систематизации университет – образовательное учреждение высшего проф образования. Оно давало фундаментальные познания средством факультетов и кафедр по одной основной специальности (командная – тактическая) и одной профильной (в отличие от института) штатской специальности (инженер по эксплуатации, либо переводчик, либо юрист).

Такое образование позволяло без дополнительных издержек средств и времени офицеру в всех критериях обстановки исполнять обязанности на три-пять должностей выше занимаемой штатной должности, перемещаясь как по горизонтали, так и по вертикали. Но еще меж первым и вторым уровнем существовали и промежные в виде дополнительных курсов увеличения квалификации, к примеру курсы «Выстрел».

Давайте кратко разглядим, как с течением времени рос профессионализм офицера в армии. Все шло от обычного к сложному, от организации занятий со взводом, ротой, батальоном по всем предметам обучения до получения и усвоения познаний и способностей, обретенных в процессе ротных, батальонных, полковых, дивизионных, армейских, групп войск (окружных, фронтовых) тактических, оперативных и стратегических учений и занятий различного профиля. И это на первом уровне образования.

2-ой уровень – это военная академия, по штатской систематизации – институт, высшее учебное заведение, которое реализует образовательные программки высшего и послевузовского проф образования по широкому кругу специальностей (более 7 направлений). Военная академия давала фундаментальные высшие военные познания в течение 3-х лет по нескольким специальностям (командная – оперативно-штабная), готовя профессионалов командного и штабного профиля.

Приобретенные в военной академии познания позволяли удачно освоить тактический уровень (полк), оперативно-тактический уровень (дивизия) и плодотворно работать на оперативном уровне (армия), а в случае необходимости удачно делать должностные обязанности на три-пять должностей выше.

Существовали в военных академиях и заочные факультеты, на которых офицеры учились без помощи других без отрыва от службы на долгое время.

3-ий уровень – Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Русской Федерации. По штатской квалификации – академия, специализирующаяся на подготовке кадров в рамках 1-го направления. И в русское, и в постсоветское время ВАГШ в течение 2-ух лет готовила элиту для армии и флота, также муниципальных структур. В эту категорию входили генералы от всех силовых структур, старшие офицеры Генштаба, военные дипломаты и штатские руководители регионов, министерств и ведомств. Контингент обучаемых, направленность подготовки, наполняемость учебных групп позволяли выпускать из стенок академии высококвалифицированных профессионалов в сферах муниципального и военного управления, знающих, как следует крепить обороноспособность страны. Сколько на данный момент учится в академии муниципальных служащих, сколько отучилось депутатов обеих палат Федерального собрания и сколько планируется принять? Ответов на эти вопросы нет.

Домом стояли зарубежные военнослужащие, которые в полном объеме проходили обучение на всех 3-х уровнях, а посреди их довольно много было представителей продвинутых стран, а не только лишь стран третьего мира. Сколько таких курсантов и слушателей на данный момент?

Фундаментальные познания, приобретенные военными руководителями в системе русской и русской военной школы, позволяли им удачно решать любые боевые задачки в всех критериях обстановки и удачно расти по служебной лестнице, вприбавок страна получала штатских профессионалов, сведущих в вопросах обороноспособности страны.

Таким макаром, выстроенные десятилетиями и испытанные в боях и схватках от Штатской войны до операции по принуждению Грузии к миру военная наука и военное
образование обосновали свои достоинства, свою особенность, собственный государственный нрав – нрав Фаворита.

Зря берем пример с Америки

Для сопоставления и очень кратко: с какой таковой суперсистемы вполне скопировано военное образование Рф? Да с системы подготовки армии США. Объективности ради стоит отметить, что много положительного можно и должно перенимать, в особенности в связи с современной автоматизацией учебного процесса. Но нужно брать только то, что необходимо, а не глупо копировать. Копирование – это всегда нежизнеспособно, мертво.

Нет в этой американской системе военного образования примеров побед над превосходящим либо равным по силе противником, а это накладывает свои отпечатки.

1-ое – подмена офицеров на сержантов, как в армии США. Но 100 либо 200 сержантов с обучением в течение практически 3-х лет не заполнят армию достаточным числом профессионалов в том объеме, который нужен, ну и не поменяют офицеров в Русской армии, не изменят склад ума россиян. Это было понятно с самого начала опыта, но только на данный момент, спустя три года, опять возвращаемся к старенькому, переводим сержантские должности в офицерские. Появляется вопрос: а кто просчитал, какой урон нанесен этим непродуманным решением, начиная от престижа младших офицеров и заканчивая престижем армии и страны? У нас что, каждое решение так будет просто приниматься и изменяться?

2-ое – в военно-учебные заведения будущие офицеры ВС США поступали после получения образования в штатских университетах. Военную подготовку проходили за два с маленьким года. Предстоящее обучение офицеров проходило на обычных курсах со сроком обучения до 12 месяцев. Правда, все это именовалось у их академии, а у нас курсы.

Третье – в США вправду есть три военные академии видов ВС, являющиеся главными учебными заведениями Пентагона: Военная академия в Вест-Пойнте, Военно-морская академия в Аннаполисе, Академия ВВС в Колорадо-Спрингс. Обучение в этих академиях продолжается четыре года и по уровню подготовки курсантов с натяжкой соответствует аспектам военных училищ РФ. Но в согласовании с установленной практикой выпускники военных академий получают более привилегированное положение по отношению к другим офицерам и резвее продвигаются по службе. Все другое – это военные кафедры институтов, разные по уровню и назначению курсы, школы, колледжи. Мы же свои военные кафедры фактически разогнали.

4-ое – в систему южноамериканского военного образования заходит Институт государственной обороны (УНО), работу которого курирует Объединенный комитет начальников штабов ВС США. Это аналог нашей Академии Генерального штаба, превращенной в ПТУ по количеству кафедр, сроку обучения, числу слушателей. Просим направить внимание, что сотворен УНО исключительно в 1976 году, более чем на 140 лет позднее русской ВАГШ, для «достижения фурроров в проф военном обучении и подготовке военных и штатских профессионалов для высших политических, командных и штабных должностей».

В составе института – четыре института и один НИИ. Обучение осуществляется в течение 1-го года, принимаются офицеры в звании не ниже подполковника. В УНО также учатся представители Муниципального департамента, Министерства денег, ЦРУ, Агентства государственной безопасности и других ведомств, также сотрудники личных компаний, выполняющих работы по договорам с МО.

Заместо наших 10–15 слушателей академии Генерального штаба ВС РФ в Государственном военном институте, организационно входящем в УНО, раз в год учатся до 200 человек. Это кадры для высшего руководящего состава вооруженных сил США и правительственных органов.

Всего в стенках УНО раз в год осуществляется подготовка около тыщи военнослужащих и муниципальных служащих. У нас же офицеров с образованием Академии ГШ во всем Генеральном штабе ВС РФ наберется менее 10 процентов!

И завершает данный перечень теоретическая составляющая УНО – Институт государственных стратегических исследовательских работ, занимающийся научными разработками в области интернациональных отношений, военной политики и стратегии.

Таким макаром, можно сделать лаконичный вывод: главные достоинства русской военной школы по неведомым причинам в процессе реформы убраны, а непонятные успехи первичного звена американской военной школы внедрены в полном объеме.

Результатов этой реформы военного образования осталось ожидать совершенно недолго.

Излишние люди?

Попробуем высказать свое видение заморочек,

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 64 | 0,304 сек. | 12 МБ