Встречи с прошлым-2

В помещении, где, кажется, все пространство вытеснено книгами, хранительница фондов доктор Каскова сумела высвободить наиболее светлое место у окна, возможно под окном тургеневской комнаты.
Вот уже похрустывают под рукой пожелтевшие листы столетней давности. Листки формата большой книги не были рассчитаны на длительное хранение и, может быть, случайно дошли до наших дней. Неловкое или слишком энергичное обращение с ними грозило нанести травму.
За каждый день в бюллетене не менее сотни фамилий. У многих из них транскрипция невероятно осложнена, особенно если перекладываются на немецкий язык имена и фамилии со славянскими шипящими согласными. В бюллетене своеобразное документальное подтверждение, слов Маркса, написанных в письме Энгельсу, правда, двумя годами позже: «Здесь кишит русскими» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 34, с. 22).
Короткий зимний день идет к концу, и на беду это последние часы моего пребывания в Карловых Варах. Ругаю себя за глупую привычку откладывать нужное дело на «потом». Сколько от этого неприятностей и испорченных нервов, неисполненных желаний.
В сумерках сложнее пробираться сквозь ряды незнакомых имен, линейка все медленнее спускается с верхней строки к нижней, чтобы ненароком не пропустить нужную фамилию. А может быть, в подшивке вырваны какие-то листы? Или неизвестный ее хозяин получил не все экземпляры или пренебрег некоторыми из них? Приходится сверять порядковые номера бюллетеней. Нет, все на месте. Значит, просто необходимо предельное внимание.
Заканчивается рабочий день хранилища. Доктор Каскова, мило улыбаясь, переставляет ближе ко мне свою настольную лампу. Мы с ней переговариваемся каждый на своем языке, так как она не говорит по-русски, а я по-чешски. Она жестом поясняет, что можно не торопиться, у нее есть работа, и. приглашает еще продолжить поиск.
И вот тут наконец в бюллетене за 10 августа под номером 12 263 открывается долгожданная запись: «Herr Iwan Turgenjew. Schriftsteller aus Russland. Konig von England. Schlossplatz. Personen Zahl — 1» («Господин Иван Тургенев, литератор из России, «Английский король», Замецки врх, один»).
Когда листаешь эту подшивку, где так близко оказались имена Маркса и Тургенева, невольно задумываешься над их судьбами. Они родились в одном и том же 1818 году, примерно в одно время вошли в литературу, но один — в политическую, другой — в художественную.
Умерли они также в одном и том же году, каждый не дожив двух месяцев до своих 65 лет. Обоих кончина постигла вдали от родных мест. Для одного возвращение на родину было запрещено законами властей, для другого — властью сердца.
Впрочем, оба были рыцарями любви, хотя по-разному складывались их отношения с любимыми.
«… Было бы ложью не признаться,— писал Маркс Энгельсу вскоре после смерти Женни и незадолго до его собственной кончины,— что мои мысли большей частью поглощены воспоминаниями о моей жене, которая неотделима от всего того, что было самого светлого в моей, жизни» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 35, с. 35—36). Когда в Буживале умирал Тургенев, его последние слова были обращены к Полине Виардо: «Царица цариц…» (И. С. Тургенев в воспоминаниях современников. М., 1969, т. 2, с. 442).
А за девять лет до этого борьба с недугами сделала их соседями по улице Замецки врх в Карловых Варах. Им было по 56 лет. Поездка в Карловы Вары была нужна обоим, чтобы вылечиться от мучивших их болезней. «Меня уверяют,— писал К. Маркс Ф. А. Зорге накануне поездки на курорт,—что по возвращении я снова буду в полной мере работоспособным, а неработоспособность —это, по существу, смертный приговор…» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 33, с. 531).
Но и находясь на лечении, и Маркс, и Тургенев не оставляли труд. «Я всегда веду дневник,— вспоминал слова Тургенева его современник,— в котором записываю все, что меня интересует». Как только Тургенев в 1874 году поселился в пансионате в Карловых Варах, на его столе, как отмечала одна из мемуаристок, сразу были аккуратно разложены бумага, перья, карандаши.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,168 сек. | 18.74 МБ