Встречи с прошлым-5

Многое, к чему обращался интерес Петра, переносилось им на русскую землю. Так, он участвовал в строительстве дома, клал кирпич и раствор. И примерно с этого времени развернулось в невиданных до того масштабах кирпичное строительство в Петербурге. По свидетельству современников, царь работал в Карловых Варах в паре с одним из наиболее ловких и умелых каменщиков.
В пригороде Карловых Вар — Бжезове на Млинской (Мельничной) улице стоит двухэтажный дом, где разместились поликлиника и магазин. На фасаде — вмурованная в стену подкова и под ней подпись на чешском и русском языках: «Этот дом выстроен в 1911 году на месте кузнечной мастерской, в которой царь Петр Великий в 1711 году отковал подкову и железный прут».
Не удалось отыскать свидетельств, что это была за кузница. Но судя по тому, что рядом была мельница, а мололи в этих местах муку не жерновами, а вальцами, с разделением муки на несколько сортов, кузнецы могли быть приобщены к ремонту сложных по тем временам механизмов. Вероятно, Петру было что здесь посмотреть и, может быть, перенять. Ну а кованый прут и подкова — это трудовой подарок, знаменующий собой уважение к мастерству и служащий примером собственных рабочих навыков.
В научном отделе Исторического музея Карловых Вар мне выпала возможность познакомиться с интересной публикацией. Один из сотрудников музея предложил посмотреть книгу «Петр I в Карлсбаде в 1711 и 1712 годах», изданную в Петербурге в 1908 году.
В книге рассказывается, что, находясь на курорте, Петр посещал токарную и столярную мастерские. В столярной работал мастер Франц Диетл, который, как сказано в книге, «был искусен в масштабе и архитектуре». Ему Петр заказал множество макетов крепостей и городов, которые он увез с собой и поместил затем в Кунсткамере для всеобщего обозрения и изучения. В той же мастерской Петр выточил на станке фигурные ножки для стола. Круглый столик с этими ножками занял место в карловарском музее. Была и третья мастерская, куда заглядывал царь, принадлежавшая Венцелю Эрбу, который считался «искусным ножовщиком».
Приходил Петр в эти мастерские без свиты и подолгу засиживался, присматриваясь к работе и участвуя в ней.
Эти примеры свидетельствуют о деловом интересе Петра к тому, что по критериям начала XVIII века представляло собой технический прогресс. А без познания техники и в те времена нельзя было рассчитывать на успех в руководстве хозяйственной жизнью страны. Этому-то царь и хотел учить подчиненных; поэтому и посылал их в Богемию, на воды, чтобы совместить приятное с полезным.
Что же касается самой минеральной воды, то Петр, отдавая дань ее целебным свойствам, также решил перенести карловарский лечебный опыт на русскую почву. С этой целью специалист по минераловодческому лечению доктор Г. Шобер был приглашен обследовать район Северного Кавказа.
Опубликованные им впоследствии материалы достойны того, чтобы их процитировать: «Кавказские минеральные воды на Северном Кавказе вместе с примыкающей возвышенностью у северных склонов Большого Кавказа, с разнообразными и обильными минеральными источниками имеют все предпосылки к созданию курорта, как Карлсбад… Кроме минеральных источников к югу от Пятигорска имеется озеро Тамбуркан, на дне которого залегает иловая грязь, она широко применяется в грязевом лечении… В 1717 году я написал трактат о пятигорских (брагунских) источниках и их употреблении при лечении органов пищеварения» (цитируется по книге «Встречи у источников», изданной на русском языке в 1971 году в Пльзене).
Широкую популярность, даже можно сказать моду, поездки из России в Карловы Вары приобрели в прошлом веке. Об этом подробно сказано в книге «Русские в Карлсбаде», вышедшей на русском языке в Вене в 1902 году.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,118 сек. | 12.52 МБ