Должна ли быть в Рф сформулирована общенациональная мысль? (Опрос)

Должна ли быть в России сформулирована общенациональная идея? (Опрос)Говоря о развитии Рф, нередко на фронтальный выходит вопрос о наличии либо отсутствии в нашей стране государственной идеи. Само возникновение этого вопроса строит довольно осязаемую границу меж сторонниками наличия государственной идеи и противниками таковой идеи в любом из ее образов. Вопрос о необходимости выразить свое мировоззрение относительно государственной идеи часто задается и высшим руководителям страны, будь то открытая линия общения президента либо премьера с народом, либо некоторая дискуссионная студия, в которую для разговора с властью приглашаются журналисты.

Исторический путь государственной идеи в нашей стране такой, что как нить следования определенным публичным, политическим, нравственным канонам разрывается, так в Рф наступает период хаоса. Обычное ли это совпадение либо реально взаимосвязанные действия – гласить трудно, но конкретно такая тенденция наблюдалась в различные времена на просторах нашего страны.

Для примера можно указать на несколько событий из истории страны.

Событие 1-ое – феодальная раздробленность на Руси, когда государственная мысль о единстве славянского народа, которая в определенном виде стала оформляться после Крещения Руси, просто-напросто утонула в желании отдельных правителей заполучить максимум власти даже при минимуме собственных способностей. Мысль о славянской дезинтеграции, при которой каждое удельное княжество становилось носителем собственных общественно-политических норм, а правитель – единственным, выскажемся так, законным наместником Бога на Земле, поделила практически единокровный люд на враждующие меж собой группы. Пришествие на Русь монголов – типичный апогей полной раздробленности, который указывает, что отсутствие единой идеи развития для Рф может просто поставить крест на ее независимости.

Событие 2-ое – революционный период 1905-1917 годов. В Рф дуют европейские политические и социальные ветры. Мысль патриархальной монархии, основывающаяся на вере, начинает давать суровые трещинкы. Люд начал терять ту платформу, которая позволяла ему существовать на закоренелых веками принципах. Другими словами, вековая государственная мысль служения Богу и монарху, считавшая для Рф более чем классической, начала испытывать необратимые метаморфозы и, в конце концов, просто растворилась в реалиях нового времени.

Сменились определения и ценности. То, что веками именовалось российской монархией, стало именоваться деспотичным царизмом; то, что ранее представлялось классической религиозностью, в одночасье стало опиумом для народа. А ведь психология человека и в особенности толпы такая, что даже смена вывески может самым суровым образом сыграть на ценностях. По естественным причинам, потребовалась новенькая государственная мысль, которая, казалось бы, и вобрала что-то обычное (идеи братства, равноправия, служение Отечеству), но только вот пути насаждения этой новейшей идеи были выбраны, мягко говоря, не полностью стыкующиеся с традиционным осознанием адекватности. Страна в конечном итоге получила новейшую национальную (либо, быстрее, наднациональную идею), которая называлась строительством коммунизма, но, как нередко бывает, стоимость новейшей идеи была очень высочайшей.

Событие третье – распад Русского Союза. Страна испытала утрату обычных ориентиров. Оказалось, что таковой итог как коммунизм, победивший в раздельно взятом государстве, на данном шаге развития недостижим. Заместо этого народу вбросили идею некоторой корректировки пути предстоящего развития под эпическим заглавием, которое сейчас без перевода понимают даже обитатели Африки, — перестройка. Общенациональная мысль равенства стала понемногу сводиться к возникновению расслоения в обществе. Такая муниципальная религия как атеизм стала уступать место религии так именуемых нововерующих. Мода на посещение храмов вчерашними партийными шефами, еще не так давно клеймившими «опиум для народа», достигала собственного апогея. Сейчас клеймили уже совершенно другие принципы, а от такового понятия как общенациональная мысль открест
ились навечно.

Сейчас этот процесс длится. Общенациональная мысль уступила место идее персональной. Отлично ли это либо же плохо – вопрос философский и поэтому ответ на него у каждого собственный.

Само понятие личных ориентиров – непременно, вещь важная. Но, к большенному огорчению, нередко личные ориентиры 1-го человека так и норовят забраться в поле личных ориентиров человека другого. Кодекс о том, что «моя свобода завершается там, где начинается свобода другого человека», в современной Рф далек от выполнения. Хотя в данном случае, в истории нашей страны, пожалуй, и не было периода, когда обозначенный принцип полностью и вполне производился. Решить такую делему очень трудно, ведь если есть негласное разрешение на «полную свободу», которой наше общество «одарили» сначала 90-х, то современному человеку уже трудно будет следовать определенным публичным принципам.

Дифференциация, как соц явление, сейчас порождает противоборство не только лишь меж представителями отдельных этносов и конфессий, да и доходит до стычек снутри, казалось бы, единой социально-культурной группы. Личностные ориентиры все почаще смотрятся не по другому как очень непонятный девиз: наша жизнь очень коротка, потому от жизни необходимо брать все. Как это ни грустно, но, похоже, что этот девиз определенным числом современных людей (в особенности юных) воспринимается не по другому как та мысль, которой необходимо следовать, и от которой лучше бы не отступать.

Когда Владимиру Путину задавали вопрос об общенациональной идее, то он привел слова писателя Александра Солженицына о том, что государственной мыслью для Рф может стать, цитата, сбережение народа. И речь тут не только лишь о демографической ситуации в стране. Сбережение народа – это целый комплекс мер, который должен быть ориентирован на формирование стержня, позволяющего каждому из россиян понять, что его личность принципиальна для развития страны. Если человек понимает свою значимую общественную роль, то это полностью может стать началом для личного и, как следствие, публичного развития.

Но с чего же начать это «сбережение», чтоб высокопарные слова о государственной (либо наднациональной) идее не стали набором пустых звуков, как это нередко бывает в нашей стране. В данном случае необходимо начинать с головного, что есть у каждого обычного человека – с семьи. Поддержка семейных ценностей, забота о материнстве и детстве – казалось бы, избитые донельзя слова, но какими бы избитыми и заезженными они ни казались – без определяющей роли семьи в русском обществе гласить о его развитии не приходится. В то время, когда нам против воли пробуют насадить толерантность к однополым связям, к нравственной разнузданности, поощряемой определенными силами, классические семейные ценности нуждаются в особенной защите.

Другой ценность тоже может показаться очевидным, но конкретно он дает возможность человеку ощутить себя всеполноценным членом здорового общества. Идет речь о предоставлении рабочих мест, которые бы отвечали современным требованиям. Конкретно работа, приносящая ублажение, способна выступать одной из составляющих общенациональной идеи. Безработица, как понятно, является одним из причин непостоянности в целом ряде регионов Рф, в особенности на Северном Кавказе. Когда у человека нет способности на легитимных основаниях подкармливать себя и свою семью, то у него возникает желание самореализоваться в преступной среде. Незанятое и лишенное способности участвовать в продуктивном труде население – хорошая почва для распространения сепаратистских взглядов, ультрарадикальных мыслях самых разных направлений. И осознание того, что человеку еще проще предоставить достойное рабочее место, чем позже вырвать из его рук орудие, должно быть определяющим в гос политике.

Государственная (наднациональная) мысль – это, непременно, развитие систем образования, здравоохранения и обороны. Ни одна страна в мире не может развиваться при неизменном понижении уровня образования, падении свойства предоставляемых мед услуг и дилеммах, связанных с защитой собственных границ. Можно сколько угодно гласить о том, что высококачественные конфигурации в хоть какой из этих отраслей могут подождать, но только такое «ожидание» в какой-то момент способно привести к самым грустным последствиям.

Стоит строить все эти причины в ранг государственной идеи, либо просто ограничиться обыденным воплощением их в действительность – вопрос, которы
й
для Рф можно считать определяющим. История указывает, что мы способны мобилизовать все свои способности только тогда, когда пред нами стоит точная цель, которая время от времени смотрится просто неосуществимой. В неприятном случае мы будем и далее, выражаясь спортивным языком, играть на ничью, ждя того, что кто-то сам возьмет каждого из нас за руку и выведет на ровненькую дорогу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,133 сек. | 12.52 МБ