Две смерти

Бородинское сражение в Отечественной войне 1812 года отличалось крайней ожесточенностью. Генералы сами вели свои полки в атаку. В одном таком бою был ранен генерал Тучков. Узнав об этом, Кутузов послал своего личного врача, доктора Малахова, оказать помощь раненому, которого уже доставили на перевязочный пункт.
Малахов тотчас навестил генерала. Но когда доктор заметил резкую бледность его лица, пощупал его пульс, выслушал сердце, то ему стало ясно, что положение раненого безнадежно.
Что же, у Тучкова было тяжкое повреждение, при котором гибель неизбежна?
Нет, ранение генерала не было смертельным. Но осколок гранаты пробил подвздошную артерию, большой кровеносный сосуд, что вызвало огромное кровотечение. Тучков умирал не от самой раны, а от потери крови. Однако доктор Малахов, да и другие врачи, ничего в этом случае сделать не могли. Они могли только остановить кровотечение, но вернуть излившуюся кровь было невозможно. Генерал вскоре умер в присутствии Малахова.
Вот еще один пример из истории.
В битве французов с австрийцами при Асперне в 1809 году был тяжело ранен наполеоновский маршал Ланн. Ядро раздробило ему обе голени и разорвало в них кровеносные сосуды. Получив сообщение об этом от адъютанта маршала, главный хирург французской армии доктор Ларрей поскакал к раненому. Ланн еще дышал. Ларрей соскочил с коня и нагнулся над маршалом.
—       Спасите его, доктор, — сказал адъютант. — Таково повеление императора.
—       Увы! — ответил Ларрей после осмотра раненого. — Спасти его невозможно. Маршал потерял слишком много крови.
Ланн погиб. Хирург Ларрей оказался бессильным сохранить ему жизнь.
Интересен вопрос: может ли врач теперь, в наше время, спасти человека от смерти при такой же большой потере крови?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,097 сек. | 11.4 МБ