Если процесс нельзя приостановить, его необходимо возглавить

Если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить10 годов назад южноамериканская элита совсем отказалась от диалога с обществом и взяла курс на сохранение собственных доходов хоть какой ценой.

Приближается 11 сентября — десятая годовщина именитых терактов в США. Может быть, мне не стоило присоединяться к массе желающих высказаться по этому поводу, но дело в том, что 10 сентября 2001 года я написал, что эти теракты очень и очень возможны. Чем поставил себя в ситуацию, в какой необходимо повсевременно разъяснять, что все-таки я все-же имел в виду. В связях с «Аль-Каидой» я вроде не увиден (а то можно было бы претендовать на пост главы новейшей Ливии под протекторатом США и НАТО), скрытым агентом не являюсь. Откуда же такая точность прогнозов? Совпадение по срокам можно разъяснить случайностью, а вот по содержанию… Это необходимо тщательно разъяснить.

Когда в 1997 году я пришел на работу в администрацию президента РФ Ельцина, то получил задание обрисовать, к каким среднесрочным последствиям приведет политика «молодых реформаторов». Довольно стремительно мы удостоверились, что сочетание рынка ГКО и «валютного» коридора неизбежно тянет к дефолту (очевидно, имелся в виду дефолт банковский, устраивать суверенный по долгам в государственной валюте в той ситуации могли только такие персонажи, как «молодые реформаторы»). Но в процессе работы стало понятно, что многие изученные нами кризисные механизмы действуют и в США. И когда весной 1998 года Экономическое управление было практически разогнано, мы переключились на осмысление ситуации с мировой экономикой.

Летом 2001 года теория структурного экономического кризиса была уже вчерне готова, и я самым внимательным образом смотрел за развитием американской ситуации. Фактически, конкретно в это время мы изучили межотраслевой баланс США, и уже было чувство, что избежать кризиса нереально. И вот летом 2001 года стало ясно, что удержать фондовый рынок от падения фактически нереально. К концу месяца многие статистические данные могли быть известны, октябрь в США — всегда тяжкий месяц для фондового рынка, и в этот момент я и стал подозревать, что власти США, вероятнее всего, решат, что если процесса нельзя избежать, его необходимо возглавить. Дополнительным фактором стали внутренние склоки в администрации нового президента США Дж. Буша-мл., которые только подогревали напряженность. И я в процессе довольно свободной дискуссии на одном из форумов журнальчика «Эксперт» (веб-сайта worldcrisis.ru тогда еще не было) очень коротко попробовал объяснить, что большой теракт был бы очень выгоден всем участникам процесса. Одним — так как позволял резко усилить свои позиции, в том числе принять необходимое законодательство, другим — так как давал разъяснение произошедшего кризиса, не связанное с их индивидуальной деятельностью (напомним, что тогда еще для Буша было не поздно обвинить во всех грехах предшествующую администрацию). В общем, очень удачный выход.

При всем этом я совсем не желаю сказать, что все было изготовлено руками властей США. Белоснежных нитей во всей истории было много, 1-ая официальная версия никуда не годилась, тех журналистов, которые осмелились с ней не согласиться, изгнали из профессии стальной рукою (сами осознаете, свобода слова, а кто-либо сейчас в этом, после Ливии, колеблется?), что тоже наводит на подозрения… В общем, безупречное событие для конспирологических интерпретаций. И, главное, не впервой: и начало войны с Испанией в 1899 году (смерть броненосца «Мэйн» на рейде Гаваны), и Пирл-Харбор, и инцидент в Тонкинском заливе — аналогии навязываются сами собой. И все же все эти догадки мы оставляем за скобками, снова повторю, желающих их дискуссировать всегда было много. Главное здесь в другом. Более либо наименее естественное развитие ситуации привело к тому, что классические и оптимальные методы воздействия на ситуацию оказались неэффективны, пришлось конструктивно поменять «правила игры», что, естественно, потребовало броской демонстрации необходимости и, я бы даже произнес, неизбежности таких конфигураций.

Попробую повторить эту идея снова, чуть-чуть в другом варианте. Когда финансовая модель развития действует довольно длительно, она форматирует под себя и социал
ьно-политическую систему. А именно, формируются довольно устойчивые способы стабилизации социума, которые гарантируют элите размеренное и комфортабельное состояние. Но в случае нарастания тех либо других кризисных процессов (кризис тут предполагается даже не в нехорошем контексте, а просто как существенное изменение) эти способы равномерно теряют эффективность. Социум, который по собственной сущности образование довольно ограниченное, достаточно длительно эти конфигурации игнорирует, при этом как в элитной, так и в обыкновенной части. Но вот дальше… И когда конфигурации скапливаются в довольно большенном масштабе, правящая часть элиты встает перед суровым вопросом.

Или необходимо признать принципные конфигурации и совместно со всем обществом находить выход, или же необходимо их от общества скрывать и, воспользовавшись более либо наименее комфортным поводом (либо сконструировав таковой повод), поменять способы управления («правила игры») так, чтоб скомпенсировать нехорошие конфигурации в части их воздействия на элиты. 1-ый метод небезопасен, так как включает широкие народные массы в обсуждение вопросов, которые до того элита решала в собственном кругу, что, обычно, значит, что ей придется делиться частью, время от времени значимой, приемуществ. Но зато этот метод универсален — даже в случае беды, вину на элиту не возложишь, вопрос решался широким консенсусом. Другими словами, этот метод позволяет элите показать, что она является неотъемлемой частью общества, исключая небезопасные для нее социально-политические катаклизмы. 2-ой метод позволяет элите сохранить свои привилегии и способности, но зато увеличивает возможный соц конфликт. Если конфигурации, которые вызвали необходимость деяния, длятся, то приходится выдумывать все новые и новые поводы для ограничения прав общества в пользу элиты, и в какой-то момент начинается открытый социально-политический конфликт. И возвратиться к первой ситуации уже нереально, так как доверие утрачено, и в данном случае может быть существенное изменение состава элиты.

Если рассматривать ситуацию в США исходя из убеждений этой схемы, то действия 11 сентября (независимо от того, были ли они специально организованы властями США, спровоцированы ими либо же стали результатом ошибок спецслужб) были применены как повод для принципного конфигурации «правил игры» — в сторону резкого усиления муниципального контроля над обществом и начала массовой пропаганды усилий страны по борьбе с терроризмом и кризисом. С целью, естественно, оправдать понижение актуального уровня широких публичных масс при неизменном росте этого уровня у элиты.

Не исключено, что если б кризисные процессы в экономике на этом закончились, то равномерно удалось бы возвратиться вспять, в красивую эру Клинтона (сейчас мы, уже вооруженные теорией кризиса, которая в 2001 году еще не была закончена, осознаем, что вот тогда была пройдена «точка невозврата» по направлению к самому сильному кризису капитализма в истории), но кризис длился. И начался очень острый конфликт в южноамериканском обществе.

Связан он был с огромным количеством локальных обстоятельств, которые мы сейчас рассматривать не будем, для этого есть спецы по США. Но основная, базисная причина была одна — это принципное противоречие меж тем описанием текущих событий, которые предлагала (и продолжает предлагать) южноамериканская элита, и реальным развитием событий, которые ведут к неуклонному понижению уровня жизни населения. При всем этом последнее все более очевидно осознает, что все конфигурации, произошедшие за последние лет 10, ориентированы по сути на одну цель — сохранение того дохода, который смогла получить себе элита в 80 — 90-е годы прошедшего века. За счет остальной части общества.

В этом смысле, кстати, претензии, которые предъявляются Бушу, представляются мне одичавшими. Не он, а вся южноамериканская элита избрала 2-ой из обрисованных выше сценариев, а далее Буш и его администрация интенсивно, настойчиво, креативно и в общем удачно его реализовывала. Не его вина, что кризис продолжал усиливаться, а возвратиться вспять было уже нереально. Кстати, Обама продолжил движение в этом же фарватере — он точно так же отказался от открытого разговора с обществом. Только вот результаты у него наименее калоритные, чем у Буша. Вобщем, кризисные процессы усугубляются…

Тут имеет смысл сказать несколько слов о том, что все-таки сохраняет сейчас южноамериканская элита, хотя бы в неких

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,115 сек. | 12.56 МБ