Есть ли в Рф «большая стратегия»?

Долгосрочное планирование смотрится как зигзагирование меж декларируемыми задачками и грозной реальностью

Вопрос о наличии в РФ так именуемой большой стратегии очень увлекателен. На Западе обычно укоренено мировоззрение о наличии у русского управления некоторых глубоко обмысленных, целеустремленных и всеобъятных стратегических планов, определяющих внешнеполитическое и военное строительство на долгосрочную перспективу.

Такие планы приписывались западными наблюдателями всем без исключения русским императорам – от Петра I до Николая II и всем русским фаворитам – от Ленина до Горбачева. Соответственно любые деяния Рф и СССР интерпретировались как надлежащие некоторым широкомысленным длительным планам – даже самые рефлекторные и импровизированные, такие, к примеру, как ввод войск в Афганистан в 1979 году.

Документы носят доброжелательный нрав

Данная тенденция на Западе продолжает жить и сейчас, благо, целеустремленно-авторитарный стиль Владимира Путина в политике делает атмосферу типо наличия у сегодняшнего русского управления длительного видения. С другой стороны, конкретно при Путине вправду были очень активные пробы формирования длительной стратегии развития Рф как в экономике, так и в политике безопасности. Хотя, безусловно, эти пробы почти во всем являются следствием идейного обеспечения рвения Путина трансформировать свою власть в бессрочную, но они все-же отражают и намерение сформировать некоторое стратегическое видение.

Последними воплощениями длительного планирования политики безопасности при Путине – Медведеве стали Стратегия государственной безопасности Русской Федерации до 2020 года, утвержденная указом президента Дмитрия Медведева от 12 мая 2009 года, и Военная доктрина Русской Федерации, подписанная указом Медведева от 5 февраля 2010 года.

Все же, на мой взор, на данный момент в Рф в области стратегического планирования наблюдается очень многосмысленная ситуация, в целом соответствующая для русской истории, но более верно проявляющаяся конкретно в путинской политической системе. Эта ситуация заключается в том, что настоящая российская политика в сфере безопасности очень плохо поддается формализации, и соответственно все формализованные схемы и тексты, призванные формулировать эту политику на современность и перспективу, носят довольно условный, схематичный и оторванный от реальной деятельности нрав. Это всецело относится к различным доктринам, стратегиям, планам и концепциям, в обилии выпущенным русскими властями в последнее десятилетие, не исключая и два последних упомянутых типо «фундаментальных» документа (Стратегию государственной безопасности и Военную доктрину). Потому необходимо отлично осознавать, что обозначенные формализованные документы совсем не являются определяющими для действий русского управления, а носят быстрее политически-пропагандистский (либо поточнее сказать, доброжелательный) нрав.

Есть ли в России «большая стратегия»?

Настоящая же русская стратегия действий (если к ней можно вообщем применить термин «стратегия») определяется в виде необычного компромисса меж действиями разных причин, групп воздействия и остального и почти во всем представляет собственного рода зигзагирование меж декларируемыми задачками и планами и грозной реальностью. Русская политика была и при Путине продолжает оставаться в большей степени реактивной, последующей за событиями, реагирующей на наружные причины и с трудом поддающейся описанию в рамках определений длительного планирования. Этому содействуют и личные свойства Владимира Путина, о котором беглый олигарх Борис Березовский выразился в том смысле, что «Путин отлично умеет воспользоваться ситуациями, но не умеет создавать ситуации». Отсюда проистекает де-факто общее превалирование в путинской политике стратегии над стратегией.

С другой стороны, тяжело не созидать, что Путин при всем этом имеет некоторую довольно устойчивую сумму взглядов на нрав Русского страны и его политики и что путинская наружняя и оборонная политика основывается на некоторых относительно крепких представлениях. Но конкретно эти взоры до сего времени не очень формализованы и, видимо, поддаются

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,139 сек. | 12.51 МБ