Иммунологические аспекты бесплодия в браке-2

Нередки случаи, когда причиной бездетности являются антисперматозоидные антитела в мужском организме (аутоантитела). Эти антитела могут быть и в семенной плазме, 1965). Аутосперматозоидные антитела выявлены не только в случае олиго- и азооспермии (RIImke, 1954), но и при нормоспермии (Енчев и Момчилов, 1967). Fjallbrant (1968) при исследовании 400 мужчин у 6,8% выявил наличие антисперматозоидных аутоантител. У мужчин из плодовитых браков эти антитела выявлены лишь в 2,6% случаев. RIImke и Hellinga (1959), Segal (1961) причиной аутоиммунизации считают всасывание анормальной спермы в мужском организме при закупорке семявыносящих протоков.
В настоящее время известны некоторые физико-химические свойства антисперматозоидных антител. Так, эти антитела устойчивы к нагреванию, обладают свойствами флюоресценции, близки по своей структуре к 7-глобулиновым фракциям сывороток крови.
Установлено, что стимулирующие дозы иммунных антиовариальной и антитестикулярной цитотоксических
сывороток, полученных к клеткам семенников и яичников, вызывают стимуляцию спермато- и овогенеза и, тем самым, восстанавливают способность к оплодотворению самцов и нормализуют астральный цикл у самок.
Из изложенного видно, что иммунологические причины бездетности требуют дальнейшего углубленного изучения. Результаты такого исследования, возможно, помогут сократить число бесплодных браков неясной этиологии и будут способствовать правильному выбору метода лечения.
Следует также отметить, что в литературе нет сведений о том, как часто сочетаются иммунологические причины бесплодия с другими. Между тем такая информация дала бы возможность определить степень необходимости применения иммунологических методов исследования в комплексе с другими при выявлении причин бесплодия в браке.
Методикой выявления агглютинирующих антисперматозоидных антител, широко применяемой многими авторами, является реакция микроагглютинации (Dukes, Franklin, 1968). Суть этого метода вкратце заключается в следующем: сперма, доставленная в лабораторию не позже одного часа после эякуляции, разбавляется физиологическим раствором так, чтобы в 1 мл ее содержалось 40—50 млн. подвижных форм сперматозоидов. Разведенная сперма смешивается с равным объемом 10%-ного раствора желатина. Одна часть сперматозоидно-желатинового антигена смешивается с равным объемом сыворотки исследуемой крови. Сыворотка применяется и в разведении 1:2, 1:4. Пробирки помещаются на 2 часа в термостат при температуре 37°. Через каждые 30 мин. под микроскопом отдельно исследуются пробы, взятые из пробирок. Наличие антисперматозоидных антител подтверждается микроскопическим выявлением агрегатов различных величин, состоящих из сперматозоидов, склеенных хвост к хвосту, головка к головке или головка к хвосту. Эта реакция
позволяет судить только о наличии агглютинирующих антисперматозоидных антител.
При изучении иммунологических причин бесплодия нами дополнительно брались три контрольных пробы: 1) физиологический раствор поваренной соли; 2) сыворотка, полученная из плацентарной крови, где исключено наличие антисперматозоидных антител; 3) исследуемая сыворотка без разведения, смешанная со сперматозоидно-желатиновым антигеном, приготовленным вышеуказанным способом из спермы плодовитого мужчины. К первым двум пробам добавляется сперматозоидно-желатиновый антиген, приготовленный из спермы исследуемого мужчины.
Согласно наблюдениям RIImke, Hellinga (1959) и др. иммобилизирующие антитела в сыворотке крови определяются только в присутствии комплемента. Однако это мнение разделяют не все авторы. Учитывая сказанное, во все пробирки (основные и контрольные) Добавляли 0,2 мл комплемента.
При микроскопическом исследовании, проведенном через каждые 30 мин. (всего 4 раза), проб, взятых из различных пробирок, обращалось внимание на наличие агрегатов из склеенных сперматозоидов; определялось и оценивалось (по трехбальной системе) количество подвижных форм сперматозоидов на 100 клеток (много, мало, отсутствуют). При этом учитывалось, что ухудшение подвижности сперматозоидов при температуре 37° через 3 часа колеблется в пределах 20—25% (М. А. Кунин, 1968). В сомнительных случаях процент подвижных форм сперматозоидов определялся в камере Горяева по общеизвестной методике (М. М. Порудоминский, 1964; М. А. Кунин, 1968). Если во время наблюдения резко уменьшалось число подвижных форм сперматозоидов в исследуемой сыворотке, а в контрольных пробирках эта величина не менялась, то это расценивалось как факт, подтверждающий наличие антисперматозоидных иммобилизирующих антител в исследуемой сыворотке. Значительное падение числа подвижных форм сперматозоидов во  всех пробирках с исследуемой спермой следует рассматривать как низкую резистентность сперматозоидов. На уменьшение числа подвижных форм сперматозоидов в различных средах, как признак, свидетельствующий о снижении их резистентности, указывают данные, полученные М. А. Куниным. (1968) и др.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,101 сек. | 12.5 МБ