Из глубин столетий к нашим дням-4

Ровно через 500 лет после того, как инквизиция огнем и мечом расправилась с движением гуситов, в условиях другой военной беды, другого нашествия русская поэтесса написала слова, обращенные к народу Чехословакии:
              Не умрешь, народ!
              Бог тебя хранит!
              Сердцем дал — гранат.
              Грудью дал — гранит.
          Процветай, народ,
          Твердый, как скрижаль,
          Жаркий, как гранат.
          Чистый, как хрусталь.
Чем дальше уходят события, тем более крупными глыбами мы переворачиваем прошлое в своем сознании, тем проще говорим о тысячелетиях, веках. Но каждый такой хронологический отрезок состоит из дней, часов и минут людских радостей и побед, мук и страданий. На долю отдельных, самых ярких личностей выпадает судьба стать для потомков олицетворением эпох. Сурово судит история дела людей. Не осталось в памяти никого из участников церковного собора, приговорившего Яна Гуса к сожжению на костре. Но бессмертно это имя. Ян Гус был ректором Пражского университета; он возглавлял борьбу широких слоев горожан в защиту своих прав. Тщательно хранит Чехословакия все, что связано с движением гуситов. В городе Хебе свято оберегаются мельчайшие реликвии, отражающие борьбу ближайшего сподвижника Яна Г уса, предводителя восставших Яна Жижки. Отряды этого «чешского Кромвеля» проходили в непосредственной близости от Хеба.
«Современники» гуситов — старые дома в центральной части города. На фронтоне одного из них своеобразное метрическое свидетельство: год 1379-й. Недалеко от него — другой, со своей датой—1396-й. Он не широк, по фасаду — два окна. Видимо, типичное для своего времени строение. Но не только сохранившимися чертами далекого прошлого примечательно это здание. Оно стало памятником истории— здесь останавливался Ян Жижка.
На противоположной стороне площади почти вплотную друг к другу стоят десять средневековых домов, где жили
ремесленники, разного рода мастеровые. Эти дома называются «Шпалички» (в переводе — столбики). Подобного нет нигде в Центральной Европе. Сохранились храмы, дворцы, дома знати, но нет домов, в которых обитали простолюдины, причем эти дома не изменили внешнего вида с XIII века. Между домами проходит узенькая улочка, делящая группу на две части. Когда идешь по ней, то левой рукой можно достать до одной стены, а правой — до другой. С давних времен она называется Торговой улочкой. В нижних этажах этих домов и сейчас находятся лавочки и винарни, а в верхних — жилые помещения.
Кстати сказать, использование старых домов под рестораны, кафе, пивные, винарни и т. п.— повсеместная традиция в ЧССР. Возможно, в таком подходе заложен один из рациональных путей использования старинных зданий, которые далеко не всегда органично вписываются в хозяйственную жизнь современного города. Многолетний опыт в этом плане накоплен и у нас — в Таллине, Вильнюсе, Тбилиси, Баку. Большой популярностью пользуется московское кафе «Столешники», обосновавшееся в подвалах бывшей типографии, где работал когда-то большой знаток Москвы писатель В. А. Гиляровский.
На той же центральной площади Хеба стоит красивый дом. Сейчас на первом этаже этого здания, в котором в середине XVI века останавливался король Иржи, расположилось молодежное кафе, которое так и называется «У короля Иржи». Меню, вывешенное на входной двери и отпечатанное старинным шрифтом, служит своеобразным приглашёнием в кафе. В нем и существенная информация: любителям крепких напитков здесь делать нечего, ну а те, кто довольствуется пивом, не разорятся — цены умеренные.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,148 сек. | 12.54 МБ