Изучение психических заболеваний-3

В нашей стране критерии недееспособности лица определяются в Гражданском кодексе РСФСР (ст. 15) следующим образом: «Гражданин, который вследствие душевной болезни или слабоумия не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР. Над ним устанавливается опека». Степень психического изменения лица и его соответствие этим критериям определяет судебно-психиатрическая комиссия. На основании заключения судебно-психиатрической комиссии суд выносит свое определение. При значительном улучшении здоровья или выздоровлении лица, признанного недееспособным, суд признает его дееспособным, установленная опека отменяется и тем самым гражданин полностью восстанавливается в юридических правах.
В период недееспособности все дела больного ведутся его опекунами. Опека над лицом, признанным недееспособным, утверждается комиссией по опеке и попечительству при районном исполнительном комитете народных депутатов. Действия опекуна в отношении, подопечного контролируются Советом по опеке.
В новом гражданском законодательстве введено положение и об ограниченной дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками и наркотиками. Это относится главным образом к их имущественным сделкам и распоряжениям. По определению суда этим лицам назначается попечитель, и без его согласия они не могут совершать имущественные сделки. После прекращения злоупотребления алкоголем, наркотиками они восстанавливаются судом в своих правах.
Оценка дееспособности больных при рассмотрении их возможности пользоваться избирательным правом и воспитывать детей производится при учете их настоящего психического заболевания и возможного прогноза. Следует здесь отметить, что признание родителя недееспособным не лишает его в то же время родительских прав. Он сохраняет право на материальную поддержку со стороны детей в старости.
При сравнительном рассмотрении таких двух понятий, как невменяемость и недееспособность, выявляется как сходство, так и различие. В ряде случаев больной может быть признан недееспособным в совершении какой-нибудь сделки (например, купли или продажи имущества, оформлении дарственной и т. д.), а также и невменяемым при совершении уголовно наказуемого деяния. В то же время отдельные лица, совершившие уголовно наказуемые действия в состоянии кратковременного психического расстройства и признанные невменяемыми, не утрачивают дееспособность.
Для буржуазных стран характерно сохранение многих архаических законов и критериев невменяемости, допускающих широкое толкование при решении правовых положений психически больных и определении их ответственности перед законом.
Так, в Англии и США в качестве критериев оценки уголовной ответственности психически больных сохраняют силу так называемые правила Мак-Натана (1843). Согласно этим правилам, не ответственным за уголовно наказуемое преступление может быть признан больной с глубокой деменцией или в состоянии измененного сознания.
Кроме того, в зарубежных странах действует концепция уменьшенной вменяемости и ответственности. Эта концепция также связана главным образом с действием в ряде стран старых законодательных положений об уголовной ответственности психически больных, основывающихся на идее Ж. Эскироля о мономаниях (возможность парциального помешательства и сохранность остальных свойств психики). Помимо отсутствия научного обоснования, концепция уменьшенной вменяемости и ответственности открывает для суда широкие возможности произвольного решения судьбы психически больных. Кроме того, это создало практику неопределенных приговоров психически больным (длительная изоляция, включая пожизненную). Это положение еще раз иллюстрирует зависимость законодательных норм от социальных условий  жизни общества.
Советская судебная психиатрия в решении своих теоретических и практических задач опирается на достижения общей психиатрии. Материалистические установки и нозологическая ориентация отечественных психиатров в оценке сущности психических заболеваний имели большое значение для уточнения медицинских критериев при решении различных судебно-психиатрических вопросов, позволили также четко определить границы компетентности судебной психиатрии. Это обстоятельство избавило специалистов от попыток подменять социальные и психологические закономерности психиатрическими принципами и давать повод неправильному пониманию функции психиатрии в обществе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,118 сек. | 11.45 МБ