Продолжим жить?.. Вторая попытка

Есть анекдот о русских дорогах. Дескать, если машина попала в колею, то никуда уже не денется. Очень жизненный анекдот, и относится он отнюдь не только к России, если правильно понимать.

Нелинейная физика знает понятие аттрактора: это область фазового пространства, в которую притягиваются все траектории, и достаточно в неё попасть, как энтропия уменьшается и дальнейшая эволюция становится определённой. Пример для России: ваша машина в колее, ведущей на колхозную ферму, а вы упорно пытаетесь свернуть в сторону, чтобы попасть в пивную, виднеющуюся на горизонте. Понятно, что, кроме поломки рулевого управления, у вас ничего не выйдет, хотя цель ваших руководящих действий была совсем другой. То же самое верно и для мировой эволюции: если развитие определяет одна сильная структура — в нашем случае финансы, — то по её «колее» вы и поедете. И никуда не денетесь.

Если же вы, находясь между разными «дорогами», планируете попасть, например, в лес, а съезжаете на ту, которая ведёт к болоту, то вы и попадете в болото. Яркий пример подобного поведения — всё происходившее у нас в России в послед

ние пятнадцать лет. При начале реформ объявлялись вполне определённые и весьма привлекательные для общества цели Однако были заданы такие «правила игры», осуществлены такие реформы, что наше государство попало совсем в другую колею, а именно ту, что ведёт на финансовый рынок. И вот вместо благоденствия получилось разрушение экономики, обнищание народа, ослабление государства, превращение страны в сырьевой придаток развитых стран.

Итак, понятно, что, несмотря на стремление человека всем управлять, очень многие процессы идут сами по себе, то есть самоорганизуются по вполне определённым законам природы, и попытки идти им поперёк ухудшают ситуацию. В этом причина принципиальной невозможности исправить некоторые ошибки, допущенные при определении направления развития, и вообще негодность методов руководства. А вот разумно следовать за природой — совсем другое дело…

Что мы имеем сегодня? Глобальный экологический кризис из-за перенаселения планеты в самом разгаре, но не только его острота, а даже само наличие до сих пор не воспринимается людьми в полной мере. Ещё более страшен кризис общества. Речь, письменность, искусство, наука и техника — то. что отличает человека от животного, используется для распространения лжи. Экономика, возникшая как «правила ведения домашнего хозяйства», чтобы стать поддержкой обществам в их выживании среди природы, на деле подавляет возможности выживания людей и уничтожает природу. Деньги — средство осуществления меновых отношений — подмяли экономику, подчинили себе все помыслы людей; добывание денег превратилось в самоцель, а ценность человеческой жизни сведена к нулю.

Очевидно, что достигаются не те цели, которые могли бы быть желательны для людей. Чем закончится этот конфликт природы с человечеством? Биосфера — саморегулирующаяся система; как сумма всех видов на Земле, она много сильнее любого из них, поэтому всегда рано или поздно стабилизирует численность вида или сократит её. «Нарушитель конвенции» обязательно будет возвращён в разумные рамки, вплоть до нулевого уровня, особенно такой упорный, как человек. И лишь тогда, когда «колея» в ходе этого перелома окажется размытой, можно будет говорить о перемене цели движения.

С реалистической точки зрения в ближайшие десятилетия, если не годы, нас ожидает череда всепланетных экологических и финансовых катастроф, естественным образом направленных против человечества. Главный разлом пройдёт через все нации и народности, через все страны. Вооружённая и экономическая борьба «стран и религий» внутри всеобщей потребительской цивилизации как способ её самоуничтожения уже идёт вовсю. О неустойчивости доллара не говорит только ленивый. Антиамериканизм охватывает даже нейтральные ранее слои общества, хотя американцы как нация ни при чём.

Решающим фактором снижения нашей численности может стать голод. Он уже «работает» во многих странах: ежегодно от голода умирают миллионы человек, и, хотя пока общая численность увеличивается на порядок больше, вполне вероятна ситуация, когда число умирающих от голода резко возрастёт и станет главным фактором сокращения численности. Это самый естественный биологический вариант решения проблемы. Есть и другие, кроме голода, природные факторы, которые могут прямо и беспощадно сократить нашу численность: паразиты, хищники, загрязнения. Есть и не биологические факторы: газовый состав атмосферы, осадки, климат и т.п.

Производство пищи на Земле в последние примерно полвека растёт на 2,3 %, удваиваясь каждые тридцать лет. А человечество растёт на 2 % в год, удваиваясь каждые тридцать пять лет. На взгляд стороннего наблюдателя, численность человечества, как и всякого биологического вида, строго следует за изменением количества пищи, главного показателя биологической ёмкости среды, и значит, всё в порядке. Но в отличие от животных человек сам делает себе еду. Рост объёмов продовольствия происходит не по природным причинам; нет, роста добивается человек, распахивая новые земли, выводя новые, более урожайные сорта, внося удобрения, применяя ядохимикаты. И обеспечивать рост суммарного урожая становится всё труднее: связанное с ним потребление энергии растёт на

5 % в год с удвоением в четырнадцать лет; потребление воды возрастает на 7 %, удваиваясь каждые десять лет; производство удобрений тоже растёт на 7 % в год, а ядохимикатов — даже на 10 %. Эти усилия истощают ресурсы, разрушая и загрязняя среду; в скором времени производство пищи в нужных количествах окажется невозможным, а ещё скорее сломаются цепочки доставки её потребителям.

Второй вариант снижения численности — не биологический, а социальный: одна из ядерных стран попытается захватить остатки невозобновляемых ресурсов, а другие начнут с ней ядерную войну. Сегодня на Земле хватит атомного оружия, чтобы в любое удобное время довести численность человечества до сколь угодно малой величины, а уже идущая война всех против всех быстро закончит «зачистку» планеты от рода homo sapiens.

Политический вариант, пропагандируемый некоторыми идеалистами, что все страны могут сознательно ввести ограничение рождаемости и постепенно снижать численность населения, нам вероятным не кажется, потому что плодовитость человека определяется популяционными биологическими механизмами, и никакие решения, идущие от разума, не будут приняты. Яркий пример: беременные китаянки из тех, у кого деньги есть, идут делать УЗИ, чтобы, если во чреве девочка, избавиться от неё. Это очень хорошо: станут рождаться одни мальчики и через два поколения останется в Китае не более 100 млн. китайцев. Казалось бы, правительство, многократно объявлявшее о своей озабоченности чрезмерной численностью китайского населения, должно было ввести обязательное бесплатное ультразвуковое обследование беременных. Вместо этого запретили УЗИ.

Осуществление ещё целой группы идеалистических планов, вроде сознательного перехода к Эпохе разумного потребления, тоже вряд ли вероятно: разум не руководит нашей эволюцией. Наоборот, он постоянно загоняет нас в тупики. Путь, вымощенный «общечеловеческими ценностями», «идеологи Мы понимаем, что демографические проблемы Китая много сложнее, и приводим этот пример именно как пример, не более того ей открытого общества» и прочими благими намерениями, поразительно быстро привёл человечество в ад. Разумеется, во имя природы и разумного потребления можно поубивать людей ещё больше, чем во имя общечеловеческих ценностей.

Вера вместо знания, мифы вместо расчётов, сумерки вместо света — вот с чем мы встретили XXI век. Так что вопрос «Что делать?» применительно ко всему человечеству не имеет смысла. Ничего не делать. Природа сама выведет нас на новый уровень жизни, хотя конец будет неприятным. Пройдя через голод, эпидемии, массовую резню и природные катастрофы, человечество постепенно стабилизируется в том состоянии, которое удовлетворит природу. Правда, возможен и нулевой вариант, когда людей не останется; во всяком случае, некому будет читать эту нашу оптимистическую книгу. Что ж, наша популяция окажется в хорошей компании: динозавры, саблезубые тигры и прочие милые создания, исчезнувшие с лица Земли. Не зря же в последние годы человечество переболело динозавроманией. А если кто из людского рода и останется в живых, то он и его потомки потеряют все завоевания цивилизации; одичавшие племена в среднем окажутся на уровне жизни народов Севера или бушменов Африки.

Такой «возврат в пещеры» позволит людям устойчиво эволюционировать ещё десятки тысяч лет. Но уж больно неказистое будущее получается!.. И вот, отбросив надежды спасти человечество целиком, остаётся нам единственный шанс: «вторая попытка» для тех, кто выживет. Попытка сохраниться и продлиться с учётом исторического опыта. Попытка жить, признавая первенство прав природы. Попытка использовать накопленные человечеством научные и технические достижения не для получения прибыли, а для сохранения культуры.

Нам иногда говорят, что мы противники прогресса. Нет, мы — сторонники прогресса, но только для нас он не в росте потребления! Потребительство не даёт прогрессивного развития, зато губит культуру и подрывает возможности выживания сообществ. Чтобы после катастрофы жить достойно, цивилизованно, культурно, придётся навсегда забыть о прогрессивном развитии как удовлетворении возрастающих материальных потребностей человека. И лишь тогда может наступить Эпоха разумного потребления. (А может и не наступить.) Как, где и в каких пропорциях — предсказать нельзя. Но люди наверняка пройдут через Великий Отказ, отказ от многих главенствующих ныне представлений и идей, от жадности и себялюбия, а прежде всего от иллюзии, что мы — хозяева природы и Бога. Придётся вызубрить наизусть, положив в основу новой идеологии, что:

Если общество (сообщество) по численности, занимаемому пространству и объёму используемых ресурсов приближается к возможностям ёмкости среды, то дальнейшее развитие сообщества невозможно.

В случае действия права частной собственности на природные ресурсы расслоение социально-экономической системы принимает крайне обострённые формы, вся социально-экономическая система становится неустойчивой, катится к хаосу и деградации.

Если в каком-либо из государств (мест) природная среда оберегается и очищается от загрязнений, то это вызовет её деградацию в других странах (местах), прямо или в опосредованном виде.

Пропаганда идей «свободного развития» на самом деле воспитывает потребительство во всех его мыслимых и немыслимых формах и ведёт к гибели сообществ.

Экономика — не цель, а средство.

Излишнее посредничество разрушает стабильность.

И так далее.

Мы не зря посвятили этим вопросам больше половины своей книги! Хотя, казалось бы, отживающий мир — зачем в нашем учебнике «для будущего» говорить о нём? Затем, чтобы не повторять ошибок.

Численность населения планеты сократится на порядок, а то и на два. Сохранить достойный уровень жизни удастся далеко не везде. Но везде придётся решать целый круг проблем, а среди первых — проблемы идеологические, определение новых понятий прав и свобод.

Ныне принятая парадигма капитализма постоянно порождает парадоксы. Примеры: а) капитал идёт туда, где прибыль; б) права человека равны повсюду. Как это совместить?.. Недавний пример: авария энергетических сетей в Москве 25 мая 2005 года. Метро не работает, магазины закрыты, жара, десятки тысяч людей вдоль дорог. Капитал («извозчики» и торговцы водой) кинулся за прибылью. Чтобы довезти людей от Конькова до центра, «извозчики» требовали пятьсот рублей; за пол-литровую бутылку минералки торгаши просили тридцать рублей вместо обычных десяти. Без сомнений, продлись эта ситуация не несколько часов, а несколько дней, цены выросли бы ещё раз в десять. А куда же подевалось право людей на жизнь?..

В новых условиях придётся не просто ограничивать частную инициативу, надо будет менять отношение между людьми и средствами производства вообще. Маркса можно ругать, можно воспевать (это дело личной склонности), но он в «Эко— номическо-философских рукописях» совершенно верно определил главный принцип хищнического империализма: личная свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Иначе говоря, моя свобода кончается там, где начинается свобода олигарха. Этот ужасный принцип, по мнению Маркса, уничтожает человека как независимый субъект. Нет денег, чтобы пить воду по тридцать рублей? Умри. Твоя свобода кончилась.

Альтернатива этому зверству — принцип «свобода одного является залогом свободы другого». Придётся возлюбить дальнего не только больше, чем ближнего, но и больше, чем самого себя!

Другая проблема, которая встанет перед остатками человечества, структурирующегося на иных принципах, — переход на новые технологии, прежде всего биотехнологии. Это очень обширная наука, включающая и генную инженерию, и массу прочих направлений. Мы обратим внимание на один малоизвестный её аспект — изучение микроорганизмов. Есть замечательный мир микроорганизмов: бактерии, микроскопические грибы и водоросли и прочие микробы, который мы знаем лишь в малой степени, а между тем наша жизнь во многом существует благодаря этому миру, скрытому от нас. Есть среди микробов вредные для человека, есть полезные, есть такие, без которых человек просто не может жить. Надо добиться, чтобы микробы «работали» на нас. С их помощью можно радикально поменять всё, включая производство и быт. Правда, при этом следует быть максимально бдительными, не забывая, что микробы в силу своих свойств выживут и при более сложных условиях, чем те, что сложились на планете сейчас, а человек вряд ли…

Третья проблема — энергетика. Будущее вовсе не за ядерной и термоядерной энергетикой и не за нефтью, газом или углем. Кстати, биотехнология может помочь и в этом.

Возможности решения этих проблем проявятся только после окончания цивилизации, но готовиться нужно уже сегодня.

Что должно быть изменено? Стиль мышления и сам человек. Денежная система. Образ жизни и отношение к природе.

И конечно, крайне важны проблемы образования, морали, этики — всё то, что делает человека человеком.

О стиле мышления, который идёт на смену стандартному детерминизму, мы говорили выше. О двух вторых изменениях подробно поговорим ниже, посвятив им по нескольку глав. А как изменить человека?.. В принципе многих можно убедить во многом, если объявить, что это модно и престижно. Модно быть бедным, но благородным. Престижно быть щедрым. Но прежде всего самим воспитателям и руководителям нужно понимать, в чём принципиальная разница между «людьми большинства», которых мы имеем сейчас, и «людьми меньшинства». Они тоже уже есть и были всегда, да только практически никогда не стояла задача сделать их большинством.

Разница между ними — в отношении к потребительству.

Вообще человек может выступать в трёх ипостасях: как животное существо (жильё, одежда, секс, питание, личная гигиена), как существо общественное (коммуникации, обладание правами и обязанностями и уважение чужих прав и обязанностей, иерархия подчинения и т.д.) и как существо одухотворённое. В обществе есть узкая прослойка людей, которые перескочили уровень потребностей животного существа. Они именно люди, а не анахореты, уровень «хлеба и зрелищ» у них задействован, но для них важнее сфера духа. Рассмотрим чуть подробнее.

«Люди как звери». 80 % поведенческих функций человека на самом деле идут от инстинктов, а не от разума. Разумных вообще очень мало, и это даже хорошо. Разумом человек, к сожалению, не понимает многих требований природы, и поэтому хорошо, что он многое делает на инстинктах. Отсюда, кстати, известное мнение, что женщины умнее мужчин. А они просто сильнее привязаны к инстинктам и поэтому очень часто в непонятной ситуации принимают правильное решение. Даже так: не принимают его, а инстинкты подсказывают.

«Люди как люди» — общество. Это «общество», надо сказать, как раз от инстинктов и происходит. Здесь человеческого мало. Примеры: муравьи и пчёлы. Общество у них устроено куда мощнее, чем у людей, а ведь чистый инстинкт! Так что человек и его общество на деле — порождение животного мира. И воспитывать истинно человеческое очень сложно, ибо практически некому.

Качественное отличие человека от животного — владение речью. Владея ею, человек, помимо природных инстинктов, начинает подчиняться «идейным» программам. Если идеи, выраженные словами, идут от разума, а не от природы, быть беде. Если от природы, от выработанных обществом традиций, результаты могут быть хорошими.

«Люди как боги». Бывает, что люди проскакивают первый уровень потребностей. Они выходят на второй уровень, духовный, что тоже идёт не от разума, а от инстинкта. Разумом это можно осознать, но переход такой идёт не от него. И общество У них не такое, как у всех; издревле такой переход достигался в монастырях, хотя, конечно, не только в них. Монастырь освобождает от главного инстинкта — продолжения рода; с пищей У монахов тоже иные отношения. А когда человек ограничивает свои потребности, он переходит на следующий уровень. Это очень интересный эффект, в котором не заинтересовано ни одно правительство, потому что никто во всём мире не знает, что делать с людьми, перешедшими через первый уровень потребления.

Что такое первый уровень? Как уже сказано, жильё, одежда, секс, питание. Государству ясно, что с этим делать. А духовные потребности — как их осуществлять и удовлетворять? Для этого само государство должно быть на уровне, а такого не было ни разу за всю историю человечества. Даже в СССР заботу о духовной сфере проявляли как-то материалистически. «Мы самая читающая страна в мире», и действительно, количество наименований книг, тиражи — всё было на уровне. А о чём эти книги? Что внутри-то?.. Ведь это самое главное.

К примеру, появилось в СССР целое направление — самодеятельная песня. Ушли в лес, живут в шалашах, им всё равно, чем питаться… Они свободные! «Нормальный» человек ничего не понимает: вроде взрослые люди, а сидят на брёвнах, бренчат на гитарах; рифмы и мелодии, взаимоуважение для них важнее, чем бытовые удобства! Власть пытается сгладить ситуацию, но что она может придумать? Только то, что ей понятно. Ищут лидера для переговоров (нет лидера; наконец выбирают самого бородатого). Предлагают ему дорогу в лес провести, пивной ларёк поставить, пригласить публику и открыть кассу. Власть искренне хочет свести всё на «уровень животного», то есть чтобы было как лучше и понятнее, а те уходят в другое место.

И ведь они не сразу такими стали! Это, по-видимому, воспитываемое или семьёй, или сообществом качество, в целом человеку присущее. Начальники их боятся. Если заведётся такой пассионарий в коллективе, то это страшный для начальства человек, его ничем не купишь. Ему не надо повышения, ему не надо зарплату, он правдолюб — при Советской власти таких считали больными, а они просто проскочили первую ступень потребностей. У них другие идеалы. И что с ними делать? Ты эдакому типу колбасу подсовываешь, а ему не надо. Он считает, что ты ведёшь себя непристойно. Ты ему взятку даёшь, он не берёт. Ты его в тюрьму сажаешь, а он и в тюрьме остаётся таким же… Эти люди совсем другие.

Кстати, очень интересно, что русские в условиях, когда им не платят зарплату, продолжают работать. 17 февраля 2004 года в новостях показали дорожных уборщиков откуда-то из Сибири: им уже год не платят зарплату. А они чистят дороги, ремонтируют и говорят: а как же людям жить без дорог?.. В России таких примеров много; в мусульманском мире, может, ещё больше. Есть такие и на Западе, среди антиглобалистов и некоторых «зелёных».

В них вся надежда.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,146 сек. | 12.43 МБ