Запад опускает морской шлагбаум. Русским мореплавателям воспрещают ходить, куда они желают

Запад опускает морской шлагбаум. Российским морякам запрещают ходить, куда они хотят
Личный состав досмотровой группы ВМС США, на вид схожий на пиратов, подымается на борт остановленного в море штатского судна.
Фото с официального веб-сайта ВМС США

28 июля на веб-сайте МИД Рф был размещен комментарий управляющего департамента инфы и печати русского внешнеполитического ведомства Александра Лукашевича в связи с решением Совета ЕС о дополнительных санкций в отношении Сирии. «Мы не хотят принимать какое-либо роль в мероприятиях во выполнение решений ЕС, направленных против Сирии, в том числе не будем рассматривать воззвания и давать согласие на досмотр судов, плавающих под русским флагом, равно как и на применение к ним других ограничительных мер», – заявил официальный дилер МИД Рф.

Может быть, это заявление принудит неких судовладельцев пересмотреть бизнес-планы и сделать вывод, что им прибыльнее возвратить свои суда под русский флаг и работать с русскими операторами и страховщиками, а не с зарубежными. Как показала недавняя история с русским многоцелевым сухогрузом «Алаид», «удобный» для капитана флаг прибыльно держать, как говорится, до первого полицейского. Стоило властям Англии представить, что «Алаид» перевозит груз, нарушающий санкции ЕС против сирийского режима, как английский страховщик Standard Club отозвал страховку судна, а коммерческий оператор «Алаид» – датская компания United Nordic Shipping – выразила «огромное» сожаление, что совершенно не так давно имела связи с группой компаний «Фемко», которой принадлежит «Алаид».

Ну и флаг Кюрасао – островного правительство, входящего в состав Царства Нидерландов – не посодействовал капитану избежать скандала с принудительным разворотом судна, о котором писала наша газета (см. «НВО» № 21 от 29.06.12).

ДЕЛИКАТНЫЕ МИССИИ СУХОГРУЗОВ

Военно-морской флаг и флаг СССР, под которым плавали штатские суда, в прошедшем веке всегда были рядом на всех фарватерах, показывая присутствие нашей страны в Мировом океане. Из этого, разумеется, исходят и те, кто сейчас поручает штатским судам деликатные миссии вдалеке от территориальных вод Рф. Неудача исключительно в том, что в век Веба, сотовой связи и глобальных навигационных систем тяжело обеспечивать секретность и скрытность схожих миссий. Вот и об «Алаиде» сходу после его выхода в море информация стала известна фактически всем.

На размышления о нраве миссий штатских судов наводят не поддающиеся объяснению и потому таинственные факты. К примеру, по дороге из Находки в Санкт-Петербург тот же «Алаид» загадочным образом пропал в период с 2 мая по 4 июня. Никто не может разъяснить, где он находился, потому что система автоматической идентификации судна была отключена.

Очень припоминает другой, более загадочный случай захвата типо пиратами лесовоза Arctic Sea с русским экипажем в Атлантике летом 2009 года. Лесовоз держал курс в Гибралтар, но внезапном пропал из информационного места, система идентификации была отключена.

Спустя много дней кто-то кое-где расчудесным образом отыскал Arctic Sea, членов экипажа, имеющих русское гражданство, благополучно доставили в порт приписки Архангельск, за ранее взяв с их расписку о неразглашении событий, связанных с захватом судна. Так эта история и осталась покрытой мраком.

Сейчас капитаны штатских судов, оставшихся без прикрытия кораблей ВМФ, обязаны действовать на собственный ужас и риск, потому наши суда становятся добычей морских пиратов, подвергаются задержанию и унизительным досмотрам, который по форме проведения припоминает пиратский захват.

ДОСМОТР В ПА-ДЕ-КАЛЕ

Ах так это происходило, к примеру, с теплоходом «Капитан Абакумов».

Из рапорта капитана судна Вадима Лисовца, размещенного на веб-сайте Общероссийского движения поддержки флота.

18 октября 2010 года теплоход «Капитан Абакумов» под флагом Рф и под моим командованием, находящийся под управлением ООО СК «ОРИОН», зарегистрированной в Санкт-Петербург, следовал рейсом из порта Порто-Эмпедокле (Италия) в порт Хольбек (Дания) с грузом каменной соли в количестве 5290 тонн.

В 11.40 мск, находясь в зоне деяния французского поста регулирования движения «Гри-Несс» (пролив Па-де-Кале) в сложных, в навигационном отношении, и стесненных критериях (в зоне однобокого движения), теплоход был остановлен военным судном береговой охраны Франции под предлогом проведения таможенного досмотра на основании французского законодательства. Правило Code des Jovames Framcais п. 44 Bis. Досмотр производило подразделение Direction Regiouale Garde. Cote. Адресок: 21 Avemue Georges Gizet BP 13, 76380 CANTELEU, ph: 02 32 83 21 30, fax: 02 32 83 21 46.

Невзирая на заявленный мною протест по УКВ-станции о нарушении правил транзитного прохода интернациональных проливов и плавания в открытом море, получил отказ и команду от военного корабля французских сил береговой охраны DF P1 убавить ход до 5 узлов и принять на борт группу лиц для таможенного досмотра теплохода и груза.

В 12.00 мск на борт судна посадилась группа в составе 7 человек. Поднявшись на мостик, старший группы предъявил удостоверение French Customs, Team Control Agent № 50542. Попросил предоставить последующие документы: 1) судовую роль; 2) лист судовых припасов; 3) лист личных припасов команды; 4) лист последних 10 портов захода; 5) тактико-технические данные судна; 6) план помещений судна; 7) грузовой манифест.

Но были взяты только документы под номерами 1, 2, 4, 5. Другие документы оказались невостребованными. Старший группы заявил, что они должны оглядеть судовые помещения и груз на предмет обнаружения огромного количества незадекларированных сигарет и наркотиков. Были осмотрены все жилые и служебные помещения, помещение полубака, также машинное отделение в сопровождении представителей администрации судна. Отчасти вскрывали подволок и переборки. В нарушение всех прав человека и людского плюсы инспектировали все шкафы, ящики, личные сумки и вещи.

Досмотр (а практически обыск) выполнялся в грубой и пренебрежительной форме по отношению к членам экипажа теплохода и сопровождавшим представителям администрации теплохода. Досмотр производили люди, одетые в грязные рабочие комбинезоны и в резиновые перчатки. После досмотра мусорных корзин в каютах, не меняя перчаток, производили досмотр личных вещей, сумок, шифанеров, ящиков и постелей, переворачивая матрасы с постельным бельем. Осмотр помещения для хранения товаров питания и камбуза проводился в этой же одежке и перчатках в нарушение всех норм гигиены и санитарии.

От досмотра груза и грузовых документов отказались. Таким макаром, предлог для остановки теплохода не был оправдан. Дело свелось к очевидному обыску в поисках огромного количества сигарет и наркотиков. В процессе обыска в нарушение Интернационального кодекса по охране судов и портовых средств без разрешения присутствующих членов экипажа вскрывались щиты электрического оборудования и автоматики оборудования судна. Служебные помещения, которые имеют маркировку «Помещения ограниченного доступа» согласно Плану охраны судна, также были вскрыты. Все вскрывалось разными отмычками, которые были у их в наличии. В итоге был вскрыт аварийный щит автоматики станции управления системы углекислотного пожаротушения. В конечном итоге в 13.30 мск произошла блокировка подачи горючего в главные движки и отключение подачи воздуха для работы турбин наддува движков. Главные движки тормознули, теплоход растерял ход и маневренность, вышел из-под контроля, тем была сотворена аварийная ситуация в интернациональных водах в стесненных критериях плавания и при насыщенном движении судов.

О произошедшем было сообщено посту контроля за движением судов в проливе Па-де-Кале. Благодаря проф и своевременным действиям экипажа удалось стремительно вернуть контроль над управлением теплохода и избежать чертовских последствий.

После происшедшего на борту теплохода по вине проверяющих, видимо, понимая это, в 13.35 мск они закончили досмотр и в 13.45 мск покинули борт теплохода, не обнаружив ничего преступного и не извинившись, не оставили никакого документального доказательства о проведенной акции.

Подобные обыски судов допускаются только при стоянке теплоходов в портах властями страны захода, силами так именуемой темной таможни и исключительно в отношении теплоходов государств потенциально небезопасных в преступном отношении.

Произошедшее произвело тяжелое воспоминание на моральное состояние членов экипажа теплохода. «На виду проходивших мимо судов под флагами всех государств мира, посреди ясного денька в интернациональных водах теплоход под флагом Рф в течении 2-ух часов 5 минут находился под пушками французского военного корабля, тем был нанесен моральный вред чести, достоинству и престижу флага России», — заявил в морском протесте капитан Вадим Лисовец.

С ноября 2010 года «Капитан Абакумов» плавает под панамским флагом. Он, естественно, не сумеет защитить имущество судовладельца в открытом море, но предоставляет массу маленьких, но приятных экономических преференций.

НАС НЕ УСЛЫШАТ

Инциденты с нашими судами за пределами территориальных вод Рф происходят почаще, чем подразумевает рядовой мещанин. В первом полугодии 2012 года были задержаны 63 русских судна, выполнявших рейсы под флагами разных стран. Один рефрижератор, два балкера и восемь сухогрузов – всего 11 судов – делали рейсы под флагами Рф. Но они тоже были задержаны. По одному – властями Великобритании, Италии и Стране восходящего солнца, другие восемь судов – властями Китая.

Предпосылки для задержания и досмотров бывают различные. Но с уверенностью можно утверждать, что их количество могло уменьшиться, если б рядом с штатским судном находился боевой корабль под Андреевским флагом.

На всех уровнях не устают повторять, что Наша родина – это морская держава (некие даже добавляют – «великая»). По протяженности береговой полосы так оно и есть. А вот по количеству и техническому состоянию корабельного состава нас опереждают многие страны, которые сами себя не считают морскими державами. На Черном и Балтийском морях соотношение кораблей – собственных и чужих – возвратилось практически к состоянию допетровских времен. А включение флотов в состав сухопутных военных округов значит, что ВМФ сейчас делает задачки исключительно в интересах сухопутных группировок войск и сил, о далекой морской зоне приказано запамятовать.

В 70–80-е годы корабли ВМФ на неизменной базе базировались в Конакри (Гвинея), Луанде (Ангола), Адене и на полуострове Сокотра (Йемен), в Нокре (Эфиопия), Бербере (Сомали), Камрани (Вьетнам), Сьенфуэгосе (Куба) и других отдаленных от Русского Союза точках земного шара. 8-я (Индийская) оперативная эскадра (ОпЭск) Тихоокеанского флота обеспечивала безопасность русских танкеров и сухогрузов в Оманском и Персидском заливах. В состав эскадры входило более 20 боевых кораблей и судов обеспечения, не считая того, для ее усиления посылались сторожевые корабли и морские тральщики с Черноморского флота. 5-я (Средиземноморская) ОпЭск в составе 6 оперативных соединений контролировала все Средиземноморье и прилегающие районы. А были еще 7-я (Атлантическая) – для Североатлантического ТВД, 10-я – для Тихоокеанского ТВД и многие другие.

Но корабли пустили на иголки, эскадры уменьшили до дивизий, а дивизии – до бригад. И не необходимы стали военно-морские базы и пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) в далеких странах. Остался только ПМТО в сирийском Тартусе, где служит с полсотни военных моряков. С падением режима Асада, может быть, откажемся и от Тартуса.

Сначала прошедшего года Главный штаб ВМФ запустил в СМИ дезинформацию о типо существующем плане сделать к 2013 году Командование далекой зоны для действий, в том числе в Индийском океане, по защите судоходства от морских пиратов. «Новая оперативная эскадра будет на неизменной базе решать задачки обеспечения безопасности русского штатского судоходства и борьбы с морским пиратством в районе Африканского Рога», – отметил источник Интерфакса в основном штабе ВМФ.

Лишь на всем Черноморском флоте не наберется и 3-х кораблей первого ранга для выполнения этой задачки. Так что с эскадрой придется подождать еще лет 30 либо больше. Но в таком случае навряд ли военные мореплаватели США и НАТО услышат суровое предупреждение русского МИДа о том, что мы не дадим согласие на досмотр судов, плавающих под русским флагом. К огорчению, никто и не спрашивает нашего согласия, о чем свидетельствуют инциденты с «Алаидом», Arctic Sea, «Капитаном Абакумовым» и другими судами. А у Рф не хватает боевых кораблей, которые могли бы «передать» наше предупреждение в море другим странам.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,123 сек. | 12.82 МБ