«Золотой миллиард»

Теоретики «глобальных кризисов» делают вывод, что на­селение Земли необходимо сокращать до одного миллиарда человек. Эта концепция, получившая название «золотого мил­лиарда», тоже возникла в недрах Римского клуба. Но в ней уже не моделируется возможность сносного существования всех людей. Поскольку, согласно концепции, ресурсы и запасы прочности Земли могут обеспечить высокий уровень жизни только для одного миллиарда, постольку до такого предела и надо, по мнению разработчиков, сократить население Земли.

Эта концепция совершенно и откровенно антигуманна. Она фактически оправдывает войны и другие подобные мето­ды сокращения населения. К тому же, хоть и называется вели­чина в один миллиард, известно, что это завышенная цифра. Просто на момент создания концепции население стран, за­численных в элитную группу на благоденствие, как раз таким и было. И что интересно, в стратегиях «устойчивого развития» многих из них (США, Германии, Швеции и других) без вся­ких концепций в неявном виде проводится та же идея: успеш­ное будущее — только для избранных.

Сценарий выхода на нужную численность достаточно про­стой. На первом этапе «золотой миллиард» живёт трудом не­скольких миллиардов людей, составляющих «остальное чело­вечество», удовлетворяя свои потребности за счёт материаль­ных ресурсов всей планеты. А сокращение численности этого «остального человечества» легко достигается «скидыванием» туда грязных производств и вредных технологий. Тем же це­лям служит поддержка коррумпированных режимов, разворо­вывающих деньги страны, навязывание программ сокращения различных социальных мероприятий. Кстати, Россия и стра­ны — её бывшие друзья — среди первых кандидатов на выми­рание.

Очень большой вопрос: как же сам «миллиард» собирает­ся выживать, если основная часть ресурсов, в том числе трудо­вых, погибнет? Цивилизованные разработчики этой концеп­ции похожи на биотехнологов, которые вырастили смертель­ный вирус для запугивания соседей и считают, что коль скоро сами они моют руки, то он до них не доберётся. Доберётся, будьте уверены. Уже добрался.

Нелишне напомнить, что экологическая защищённость отдельной страны или группы стран на самом деле иллюзор­на, поскольку в экологической угрозе доминирует глобальный фактор. Локальные улучшения, достигаемые разрушением эко­систем и бесконтрольным использованием природных ресур­сов и сил других регионов, всё равно рушат глобальную эко­систему и общую выживаемость. В ответ на это имеющиеся ныне социальные структуры будут сопротивляться, либо цен­ности и идеалы целых народов будут сломлены и форма экс­плуатации станет принципиально иной, вопреки надеждам разработчиков сценария «золотого миллиарда». Не может их план быть устойчивым ни при какой погоде, а тем более при кризисе. К тому же в нём совсем не учитываются обратные связи, что тоже неминуемо ведёт к ошибке в оценке результа­тов. Скажем такую странную вещь: «международный терро­ризм» — пример возникновения «обратной связи» в ответ на реализацию глобальной программы «золотого миллиарда».

Так что и концепция «золотого миллиарда», разработан­ная сторонниками теории «глобальных кризисов», совершен­но тупиковая. Ничуть не лучше и придуманная последовате­лями теории «рог изобилия» версия, что ресурсы Земли дос­таточны для обеспечения потребностей всего человечества в настоящем и будущем на том уровне, который уже достигнут в наиболее богатых странах. Основная ошибка этой версии в том, что численность человечества в обозримом будущем не пре­высит десяти миллиардов. Эти расчёты не согласовываются с расчётом ёмкости среды, которая может без ущерба для себя выдержать всего полмиллиарда человек.

Чтобы объяснить, в чём здесь дело, приведём такой при­мер. Вы решили провести зиму на даче и в соответствии с этим привезли туда продуктов, например, в два раза больше, чем вам потребуется. На всякий случай. А в начале зимы к вам нагрянули гости — человек двадцать — и прогостили с полме­сяца. Ясно, что вы их прокормите. Но осуществите ли вы свой план — провести зиму на даче? Конечно же, нет. Так и с ны­нешним населением. Прокормить его какое-то время можно. А вот выжить оно не сможет.

Но эта версия содержит и ещё одну ошибку. Её создатели считают, что невозобновляемые ресурсы использованы в сво­ей ничтожной части. Что, например, даже в исчерпанных мес­торождениях нефти более 50 % ресурсов остались в земле и могут быть выкачаны оттуда и что добыча полезных ископае­мых обычно идёт с глубин в 200—300 м, тогда как существует технология бурения до 10 км. Ошибка в следующем: для до­бычи ресурсов нужно потратить ресурсы. А когда добываемое требует такого же расхода, процедура становится бессмыслен­ной. Всё равно что жечь сторублёвку, чтобы найти сторублёвку.

Остаётся нам констатировать, что ни теория «золотого миллиарда», ни теория «10 миллиардов» не являются верны­ми. Это пример заблуждений в экологических теориях. Опять тупик.

Но за последние десять— пятнадцать лет были предпри­няты и некоторые практические шаги к решению проблем! Прежде всего надо сказать о Конференции ООН по окружаю­щей среде и развитию, состоявшейся в Рио-де-Жанейро. Она предложила так называемую Концепцию устойчивого разви­тия. В ней говорится следующее:

1. Все люди имеют основное право на окружающую среду, благоприятную для их здоровья и благополучия.

2.   Государства сохраняют и используют окружающую среду и природные ресурсы в интересах нынешнего и будущих поколе­ний.

Какой правильный подход! Спорить ни с этими, ни с дру­гими выводами участников конференции ну просто невозмож­но. Экологические требования обязаны сами собой органи­чески увязываться с требованиями экономического развития. Общество добровольно отбрасывает прочь стихийное разви­тие и переходит к коллективному социальному управлению в международном масштабе на основе разумного согласия! Бе­зопасность окружающей среды становится общечеловеческой ценностью!!! Кто против? Все за.

Конференцию эту ООН начала готовить в 1989 году. В тече­ние 1990—1991 годов эксперты со всего мира вырабатывали трудные соглашения, готовя встречу в Рио. Изучались вариан­ты предотвращения ухудшения состояния почвы, воздуха и воды, сохранения лесов и разнообразия форм жизни. Рас­сматривались вопросы бедности и чрезмерного потребления, здравоохранения и образования, городов и сельских районов. Определялась роль правительств, деловых людей, профсою­зов, учёных и т.д.

Исходя из того что «устойчивое развитие» — это способ борьбы и с бедностью, и с разрушением окружающей среды, разработали документ под названием «Повестка дня на XXI век». Участники полагали, что, приняв эту «Повестку…», промыш— ленно развитые страны признают, что должны играть более важную роль в улучшении окружающей среды, чем бедные страны, которые загрязняют её относительно меньше, и уве­личат финансовую помощь другим странам для такого раз­вития, которое имеет меньшие экологические последствия. Было решено, что оценивать успех экономического развития главным образом по количеству денег, которое оно приносит, не­правильно. Системы учёта национальных богатств должны так­же принимать в расчёт полную стоимость природных ресур­сов и полную стоимость ухудшения состояния окружающей среды.

Было заявлено, что тот, кто загрязняет среду, должен в принципе нести расходы по ликвидации загрязнения. Оценка состояния окружающей среды должна производиться до на­чала осуществления проектов. Правительствам следует умень­шить или отменить субсидии, не соответствующие целям ус­тойчивого развития.

Короче говоря, идеи и задачи, вынесенные на форум, были очень, очень хорошими, а сама встреча на высшем уровне по проблемам планеты Земля в 1992 году в Рио-де-Жанейро оказа­лась более чем представительной. Высокопоставленные долж­ностные лица из 179 правительств; сотни официальных лиц из организаций системы ООН; представители местных властей, деловых, научных, неправительственных и других кругов. Во встречах, лекциях, семинарах и выставках для общественнос­ти приняло участие 18 000 представителей из 166 стран, а так­же 400 000 посетителей. События в Рио освещали 8000 журна­листов, а за работой Конференции следил почти весь мир. Это был воистину грандиозный форум, и он принял очень хоро­шие решения!..

Однако президент Соединенных Штатов Джордж Буш за­явил ещё до этой встречи, что не подпишет ни одного догово­ра, ущемляющего экономические интересы США. В ноябре 2001 года Штаты опять заявили, что не подпишут никаких меж­дународных документов по результатам конференции в Ма­рокко, предусматривающих ответственность крупнейших за­грязнителей атмосферы. Вот вам и благие пожелания, и вера в «разум человека», и надёжное будущее…

Вскоре после Конференции в Рио-де-Жанейро новый пре­зидент США Билл Клинтон сделал официальное заявление об экологической политике своей страны. Оказывается, США, став мировым лидером, единственной сверхдержавой, вовсе не собирались заботиться о судьбах всего мира. Их интересовало только своё благоденствие. Основными направлениями аме­риканской стратегии, как сообщил Клинтон, должны стать укрепление конкурентоспособности и захват американскими компаниями лидерства на мировом рынке природоохранной технологии и услуг. А о масштабах этого рынка можно судить по оценкам американских экспертов, определивших спрос на нём на уровне около 500 млрд. долларов.

Направленность политики понятна. Что, ныне востребо­ваны товары и технологии природоохранной направленнос­ти? Очень хорошо. Штаты захватывают этот рынок. И одно­временно отказываются подписывать разработанные мировым сообществом жизненно важные конвенции по сохранению природы. Как видим, рыночная экономика в любом случае, даже если речь идёт о рынке природоохранных товаров и ус­луг, остаётся природоразрушающей структурой.

Американское агентство международного развития в кон­це 1992 года приступило к осуществлению проекта по улучше­нию состояния окружающей среды в странах СНГ. Среди про­грамм Агентства были и программы общественного обучения населения государств СНГ, как правильно понимать экологи­ческие проблемы и как их решать. В апреле 1993 года была при­нята программа «Технологии для решения международных экологических проблем», в рамках которой США предложили другим странам уже опробованную высокоэффективную тех­нологию «для решения ключевых экологических проблем» в энергетике, промышленности и сельском хозяйстве, а также в лесоводстве и сохранении многообразия живой природы.

Всё это было бы прекрасно, если бы такая деятельность дополнялась снижением уровня потребления в самих США! Но происходит нечто иное. Формирование экологического сознания российского населения ведёт не российское, а инос­транное правительство, а сама Америка, потребляя более 40 % мировых ресурсов, учит других, как им сберегать природу, по­купая технологии и товары у неё же. Беспроигрышная поли­тика, если забыть, что сама природа однажды поставит этим рыночным игрокам окончательный мат.

Происходит подмена понятий. Вместо сосуществования, согласованного с возможностями природы, человечеству пред­лагают сосуществование, согласованное с интересами Амери­ки. И в ходе этого процесса многим странам, в том числе Рос­сии, навязывают неприемлемые или неосуществимые между­народные обязательства, их вовлекают в неприоритетные для них программы, вмешиваются во внутренние дела суверенных государств.

Разумеется, в конкурентную борьбу вокруг потенциальных рынков экологической технологии включились и другие, кро — ме США, индустриальные страны. И понятно, что ради дос­тижения своих собственных целей все они превращают эколо­гию в политизированный институт. А это отрицательно ска­зывается на уровне объективности многих исследований, подрывает доверие к науке. В высказываниях американских учёных признания о выходе антропогенных нагрузок за пре­делы ассимилятивной ёмкости биосферы соседствуют с обо­снованием возможности экологически устойчивой мировой экономики. Ставятся рядом призывы к добровольному сокра­щению уровней потребления энергии и природных ресурсов и согласие на экономический рост как развивающихся, так и вы­сокоразвитых стран!

Неизвестно, как и каким образом следует принимать и со­гласовывать меры по сокращению антропогенной нагрузки до допустимого уровня. Отсутствует глобальная система кон­троля использования несущей ёмкости планеты, не проводит­ся учёт фактического использования конкретными странами экологического потенциала Земли, и вообще права государств на использование этого потенциала не распределены. Не­смотря на повсеместное признание, что государства не име­ют суверенных прав на разрушение и истощение общих ре­сурсов — атмосферы и океанов (с этим согласны даже США), сохраняется режим «общего котла», из которого каждый чер­пает сколько может. А у кого больше «ложка», тот больше чер­пает. В итоге общий потенциал используется на основе права сильного, причём эксплуатируется и чрезмерно, и неэффек­тивно.

В биосферу пространств, расположенных за пределами на­циональной юрисдикции, скидываются отходы антропогенной деятельности, и больше всех их скидывают индустриальные страны во главе с США. И они отнюдь не спешат устанавли­вать доли такого сброса, понимая, что по справедливости их доля оказалась бы ниже фактических сбросов.

Короче говоря, человечество не знает ни размеров антро­погенной нагрузки, за которой начнётся обвал, ни сроков вы­хода на этот уровень и не следует никаким правилам обхожде­ния с природой, а если вам скажут, что некие «правила» есть, не верьте. Критерий экологичности превращён в основной показатель конкурентоспособности государства на внешних рынках, и не более того!

Да, действительно, выработаны объективные и предельно жёсткие международные экологические стандарты качества продукции и услуг. Для чего? Для защиты природы? Нет, они просто заменяют традиционные протекционистские барьеры во внешней торговле и зачастую оказываются столь же не­обоснованными .

Предположим, в Америке разработали некий экологиче­ский стандарт. Международные договора этот стандарт при­знают. Какая-либо страна не имеет должной производствен­ной базы для создания продукции, соответствующей стандар­ту. Значит, продавать этот товар за границу она уже не может, да и внутри страны тоже. Так через принятие экологических стандартов устанавливается диктат над странами, не вышед­шими на уровень этих стандартов; они попадают в импортную зависимость и лишаются всякой возможности развиваться. Это несправедливо, но спорить бесполезно: побеждает сильный.

Конкретный пример. Международное сообщество желает снизить шум от самолётов. Российские компании мгновенно оказываются перед необходимостью тратить громадные сред­ства, а иначе их не допустят в воздушное пространство иных стран. Другой пример: пожелали сократить выбросы теплич­ных газов (прежде всего СО) и отказаться от использования хлорфторуглеродов (фреоны, хладоны), усугубляющих исто­щение озонового слоя. Россия должна была прекратить про­изводства фреоном, лежащих в основе ряда важнейших отрас­лей промышленности, прежде всего холодильной техники и противопожарных систем, без которых не может функциони­ровать ни сфера производства и хранения продовольствия, ни система обеспечения пожаробезопасности на гражданских и военных объектах. Для перехода на заменители требуются мно­гомиллиардные затраты; да он и вообще нереален в предпи­санные нам сроки…

Самое парадоксальное: среди учёных до сих пор нет еди­ного мнения о роли и тем более определяющем значении фре — онов для образования дыр в озоновом слое над теми или ины­ми частями Земли!

Ещё одна цель, прикрытая экологической риторикой, — военно-политическая. «Международная общественность» су­пит брови, указывая России на её военно-промышленный ком­плекс как на крупнейший источник антропогенного ущерба окружающей среде и здоровью населения. Целенаправленная политика Запада в этом направлении ведётся с начала 1990-х годов. При этом сами США применяли бомбы с урановыми стержнями в бомбежках Югославии, бомбили химические за­воды в Ираке и т.д. Нам кажется, что в ближайший год по­явится много новых примеров.

А люди не дают себе труда задуматься: почему, беспокоясь о нашем здоровье, нас заставляют разоружаться, но сами это­го не делают?

В программах экологической помощи России (и не только России) доминирует энергетическое направление. В подписан­ной в 1991 году Европейской энергетической хартии высказа­но утверждение, что западный капитал и опыт должны исполь­зоваться для изучения резервов энергии в странах СНГ. Зачем? Чтобы обеспечить такое положение, при котором были бы удов­летворены будущие энергетические потребности Запада. Пока­зательно, что Хартия подчёркивает важность мер по сбереже­нию энергии в Восточной Европе и СНГ, не упоминая о необ­ходимости аналогичной стратегии для Запада. Мы, стало быть, должны сберегать, они — потреблять. Ведь это они «золотой миллиард», а мы расходный материал. Так что ни о каких пра­вах природы и человечества в целом речи не идёт, а только и исключительно о выживании нескольких общественных струк­тур.

Причём американские руководители не скрывают, чего намерены достичь своими программами. Помощь, которую они оказывают России в охране окружающей среды и лучшем использовании энергетики, «является вкладом не только в реа­лизацию американских ценностей, но и в защиту безопасности США». Это — выживание финансовой структуры, базирую­щейся на долларе США, — и есть истинная цель, а вовсе не спасение природы и человечества.

Итак, Запад успешно использует «зелёное» оружие для дав­ления на других. А насколько он сам привержен «зелёной» идеологии? Казалось бы, пустой вопрос. Мы все знаем об эко­логической чувствительности гражданского общества Запада. Сегодня «зелёные» стали влиятельным политическим течени­ем, а экологическая тематика занимает одно из главных мест в сообщениях СМИ. Но если судить по политике, проводимой этими государствами, то налицо сплошной практицизм, прин­ципиально антиэкологичный. И стоит он на трёх китах, тех самых, которые порождены денежным процентом. Это борьба за ресурс (конкуренция), преследующая эгоистический инте­рес. Это идея свободы, оборотная сторона стремления к влас­ти над всем и вся, прежде всего ресурсами для собственного выживания. Это, наконец, идея прогресса — потребность в непрерывной экспансии.

Финансы имеют в «пристяжных» новую структуру: «миро­вое общественное мнение». Его привлекают к воздействию на оппонентов, будь то соцстраны в период «холодной войны», либо развивающиеся государства, либо страны с переходной экономикой на современном этапе. Разработка концепций «ус­тойчивого развития» и экологических прав личности дала иде­альный инструмент для официального вмешательства во внут­ренние дела суверенных государств и наложения санкций в случае неисполнения ими своих обязательств по этой глобаль­ной стратегии.

Для вмешательства в чужие дела, в том числе России, есть самые разнообразные способы. При наличии в нашем истеб­лишменте изрядного количества прозападно настроенных лич­ностей можно ожидать провоцирования претензий экологи­ческого характера со стороны разных неправительственных организаций и граждан к Российскому государству; предъяв­ления к нему международных исков от других стран за нару­шение их экологических прав в результате трансграничного воздействия. Возможен сбор информации на чужой терри­тории (шпионаж), установление международного контроля, навязывание мер выхода из кризисной ситуации, наложение санкций. Наконец, — раз уж правила устанавливают США — возможна узаконенная агрессия, как в случае с Югославией, а то и односторонняя, как в случае с Ираком. И всё это прикро­ют заботой о природе!!!

Так разработанная на Конференции в Рио глобальная стра­тегия устойчивого развития легко превращается в источник международной напряженности, нестабильности и конфлик­тов.

Конечно, эта мышиная возня в преддверии общечелове­ческой катастрофы не имеет никакого отношения ни к инте­ресам природы, ни к спасению человечества как вида живых существ. А мы сразу это сказали. Рынок, особая подсистема цивилизации, озабочен только своим выживанием и в борьбе за себя использует любые инструменты. А человек в этой борь­бе — будь он бизнесменом или президентом США — даже не инструмент. Он винтик, пусть мыслящий, пусть делающий правильные выводы, — винтик, не влияющий на механизм.

В Рио-де-Жанейро сотни «винтиков» проголосовали за признание индустриальной цивилизации природоразруши— тельной. Генеральный секретарь этой Конференции Морис Стронг заявил: «Западная модель развития более не подходит ни для кого. Единственная возможность решения глобальных про­блем сегодняшнего дня — это устойчивое развитие». То есть та­кое развитие, которое удовлетворяет потребностям настояще­го времени, но не ставит под угрозу способность будущих по­колений удовлетворять свои собственные потребности.

Изменилось ли хоть что-нибудь после этих признаний и этих решений? Да, были придуманы интересные критерии экономического развития. Стало ясно, что такие показатели, как валовой национальный продукт и валовой внутренний продукт, устарели и неадекватно описывают реальность. Ведь в их рамках экономический рост выглядит слишком уз­ким, он означает развитие ресурсо- и энергоёмкой части эко­номики, сокращающей ресурсную базу страны, а здравый смысл подсказывает, что в ресурсном отношении страна с со­кращающейся ресурсной базой становится беднее. То есть страна с традиционно рассчитанным устойчивым экономиче­ским ростом не богатеет, поскольку развивается за счёт со­кращения природной и ресурсной базы, что ведёт к сниже­нию качества жизни.

Вот потому и было решено, что экономический рост — не главный показатель развития. Таковыми в действительности являются загрязнение окружающей среды, моральная статис­тика (статистика преступности) — словом, всё, что характери­зует качество жизни. На этой основе ООН предложила систе­му интегрированных экологических и экономических счетов, среди которых — индекс гуманитарного развития и индекс ус­тойчивого экономического благосостояния. Все эти показате­ли постепенно получают распространение наряду с ВВП и ВНП и как альтернативы им.

И это, конечно, хорошо. Тоже достижение. Но к сожа­лению, «Васька слушает, да ест»: предлагаете новые крите­рии развития? Ну, развлекайтесь там, на своих конференци­ях. А мы будем руководствоваться экономической логикой. И тех руководителей финансово-экономических структур, которые так рассуждают, даже не за что винить. Поиски зло­го умысла в их поведении просто неуместны: их логика не­совместима 6 экологическими критериями, и всё тут. У од­них (учёных-экологов, безусловно умных людей) — кон­цепции и конференции; у других (финансистов, тоже умных людей) — деньги.

Страны, получающие кредиты и советы Международного валютного фонда (МВФ), вынуждены ориентировать свою хо­зяйственную деятельность на экспорт и обязаны стабилизо­вать финансы и выплачивать долги. А это приводит к «эколо­гическому демпингу» в огромных масштабах. Их товары, да и вообще экономику «прессуют» по полной программе. Разме­щают грязные производства с очень низкими затратами на природоохранные мероприятия. Вынуждают выдавать концес­сии. И они соглашаются, потому что иначе не будет денег, да и сами изыскивают, на чём бы подзаработать. Например, экс­портные «успехи» Чили связаны с массовой вырубкой релик­тового леса юга страны и опустошительным выловом рыбы для производства рыбной муки.

Сходная картина, если в дела вмешивается Всемирный банк. Инвестиции в освоение Амазонии с его участием соста­вили 10 млрд. долларов. Масштабы вырубки леса оказались столь велики, что только в ходе одного из проектов «очистке» подлежала территория, равная Франции и Германии, вместе взятых. А около города Мараба затеяли строить металлурги­ческий комбинат мощностью 35 млн. тонн стали в год, кото­рый будет работать на древесном угле, полученном при вы­рубке 3500 кв. км тропического леса в год. И вся продукция предназначена к вывозу из страны. Масштабы экологическо­го ущерба от этого проекта настолько колоссальны, что не ук­ладываются в привычные понятия.

МВФ и Всемирный банк — международные инструменты финансовых транснациональных корпораций. ТНК имеют много таких инструментов! Ещё один из них — Межамерикан­ский банк развития. По его данным, в 1993 году в 26 странах Латинской Америки при среднем росте экспорта свыше 5 % в год рост доходов на душу населения составил 1 %. Они там живут только с экспорта; кто сгрёб остальные 4 %? Уж никак не африканцы и не индийцы…

Стирается представление о суверенитете любой страны. Они превращаются в пространство, на котором действуют «экономические операторы», производящие товары для удов­летворения платёжеспособного спроса глобального рынка. Ни­какой связи с потребностями людей, живущих в данной стра­не, эти производства не имеют.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,142 сек. | 12.51 МБ