Держава ли Российская Федерация?

При Ельцине было вполне очевидно, что Россия – никакая не держава. Что же это за держава, если она соглашается развалиться?! Если глава Российской Федерации, ее президент Борис Ельцин громогласно произнес свое историческое:

– Берите суверенитета, кто сколько сможет!!!

Если всерьез шла полемика о том, не лучше ли на месте России создать 40 или 50 «цивилизованных» государств.

А лучше – как можно менее «цивилизованных». Америке будет спокойнее.

Какая же держава и когда отдает собственные территории?! А ведь Южные Курилы Российская Федерация вполне готова была отдать Японии. Если бы не многоголосый крик народа – наверняка отдали бы.

Я уж не говорю о том, что русофобия, оплевывание своей страны, ее истории стало не просто делом повседневным, а частью государственной политики.

При Путине стало получше… Хотя бы кроме «эффекта присоединения» появился еще и «феномен присутствия». А то ведь и этого не было.

При Путине хотя бы частично вернулись функции державы:

1. Защищать свои пределы.

2. Поддерживать порядок в империи.

3. Защищать своих подданных по всему миру.

4. Решать свои геополитические задачи.

Для начала – закончилась Чеченская война. О ней прямо писали, что война эта коммерческая, что и развязана она высшими политическими деятелями Российской Федерации, чтобы набивать свои карманы. Что верхушка номенклатуры попросту не поделила доходы от продаж оружия с еще советских военных складов и что один из лучших советских генералов, Джохар Дудаев, был в числе деливших.

Дудаева крупно обманули, и он начал разыгрывать карту «независимости». В результате Чечня стала местом грандиозного «отмывания» денег и «черной дырой» для немалого числа бюджетных миллиардов.

Скорее всего, это правда.

Но немало писалось и о другом. Например, о проникновении на Северный Кавказ ваххабитов из Саудовской Аравии. Об исламском фундаментализме, о сепаратистах, выступавших под зеленым знаменем джихада. Об актуализации памяти про имамат Шамиля.

Независимо от того, кто в Москве делил валютные деньги, на Северном Кавказе нашлось немало людей, которые стремились

– исламизировать Чечню и весь Северный Кавказ, создать нечто похожее на государство талибов в Афганистане и в Пакистанском Вазиристане;

– создать империю во главе с чеченцами и их вождями;

– оторвать Чечню и часть Северного Кавказа от остальной России.

Да, это была коммерческая война!!!

Но еще это была война по инфильтрации в Россию откровенных врагов из Саудовской Аравии с их идеологией. Под чьим контролем находится Саудовская Аравия и с какой сверхдержавой она тесно связана, мы знаем.

При Ельцине сепаратисты не полностью, но достигали своих целей, пока в Москве делили деньги и портфели.

А тем самым достигали своих целей и стоявшие за ними международные силы.

В сущности, России оказалось не до своей южной окраины. Если Россия там и присутствовала, то все с той же целью – воровать и делить громадные деньги.

При Путине Чеченская война завершилась. Реки крови на Северном Кавказе не иссякли, но превратились в тоненький ручеек, потом и в отдельные капли. Появилась возможность вернуть край к цивилизованному (уже$без кавычек) состоянию.

Второй пример – Грузинская война 8–11 августа 2008 г.

Во‑первых, независимо ни от чего другого это была блестяще спланированная и хорошо проведенная военная операция.

Не хуже штурма дворца Амина в 1978 г.

Если блестящее завершение войны полной победой за три дня – это не пресловутый блицкриг, молниеносная война – то скажите мне, что это такое?!

Российская армия показала, что она способна воевать.

Во‑вторых, эта акция была прекрасно продумана и осуществлена политически. Российская армия НЕ вошла на территорию собственно Грузии. В ходе войны и сразу после нее Россию прямо обвиняли в агрессии: якобы 10 августа наши танковые колонны шли на Гори, а 9 августа российская авиация бомбила жилые кварталы Тбилиси.

Будь это правдой – Россию можно было бы и правда считать агрессором. При том, что Российская армия остановилась на границах Осетии, бросить такое обвинение трудно. Но пытаются.

Россия показала, что она знает, чего хочет. Она не увлекается войной, но способна защищать своих союзников, принуждать соседей к благоразумию, устанавливать порядок на своих границах.

В‑третьих, признав независимость Осетии и Абхазии, Россия сделала то, что до сих пор было «можно» только Западу, в первую очередь США.

Запад ведь признал независимость Косово? Но тем самым он создал прецедент, и почему тогда нам нельзя?

Разумеется, это решение вызвало однозначную реакцию. От удивления и недоумения до прямых призывов «наказать» Россию за «агрессию».

А фактически за посягательство на «права» первого мира.

Но в любом случае, говорить с Российской Федерацией приходится уже иначе. Как с державой. Еще слабой, еще не решившей своих внутренних проблем, еще не очень понимающей самое себя, но с державой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,115 сек. | 12.53 МБ