Игорь Фроянов: «Как только они взнуздают исламский мир — примутся за нас»

Игорь Фроянов: «Как только они обуздают исламский мир - примутся за нас»

Прошлый декан истфака СПбГУ о том, как люд теряет память

— Игорь Яковлевич, существует теория, что история развивается циклично, все исторические действия повторяются с некоторой периодичностью. С какой исторической эрой можно сопоставить историю Рф последних 2-ух десятилетий?

— В нашей истории, как и в истории других народов, бывали смутные времена. Обобщая, можно отыскать некие принципные сходства нашего времени с эрой пресечения династии Рюриковичей после погибели отпрыска Ивана Сурового царя Федора. Это время характеризовалось, сначала, резким ослаблением центральной власти.

Есть и поболее определенные, детальные сходства. А именно, это резкое усиление воздействия на внутреннюю жизнь Рф наружных сил, заинтересованных в устранении Российского страны как активного геополитического игрока и опирающихся на довольно широкий круг предателей государственных интересов в верхнем эшелоне гос власти. Вспомним, что после взятия турками Константинополя в 1453 году, конкретно Наша родина подняла знамя православия. Москва объявила себя «Третьим Римом», последним Римом, после которого «Четвертому Риму» не бывать. Полностью естественно, что Запад, приложивший большие усилия к разрушению Византийской империи руками турок, был совсем не рад возникновению на собственных восточных рубежах нового большущего и сильного страны. Потому с конца XV века началась периодическая и целенаправленная борьба Запада с Россией. Конкретно в протяжении XVI столетия были выработаны средства, приемы и методы этой борьбы, применявшиеся нашими недругами в протяжении следующих веков. Сначала, это – идейная борьба, принимавшая в ту пору форму религиозной борьбы. Очередной метод – «обволакивание» органов высшей власти, как на данный момент выражаются, «агентами влияния», а при подходящем стечении событий – проникновение на самую верхушку власти ставленников Запада. Если эти средства не срабатывали, следовала ровная злость – военное нападение с целью завоевания Рф и следующего ее расчленения на маленькие территориальные образования. Схожий план завоевания Рф и раздробления Русского страны был составлен для западных правителей еще в конце XVI века Генрихом Штаденом. Нужно сказать, что все эти перечисленные средства использовались и в предстоящем, при этом, прямо до наших дней. Их только приспосабливали к меняющимся историческим реалиям, оставляя существо постоянным.

— Угрожает ли Рф новенькая революция и кто может стать ее движущей силой?

— XX век в значимой мере распотрошил и ослабил российский люд. Поглядите, сколько всего вышло в протяжении такового недлинного, по историческим меркам, промежутка как одно XX-е столетие: русско-японская война, разрушительная для крестьянского мира насильная столыпинская земельная реформа, 1-ая глобальная война, три революции, Штатская война, Интервенция, разруха, коллективизация, индустриализация, 2-ая глобальная война, потом период томного восстановления, возрождения страны из пепла, потом перестройка и новенькая «криминальная революция». За весь XX век у наших людей не было времени, чтоб даже дух перевести. Все это необходимо учесть.

Если новенькая революция и произойдет, то главную роль в ней сыграет не соц, но этно-социальный, а поточнее сказать, этнический фактор. Каждый этнос есть живой организм, имеющийся согласно своим законам и традициям. Когда тот либо другой этнос оказывается перед опасностью полного поражения, у него срабатывает инстинкт самосохранения и он «встает за себя», если у него, естественно, еще есть воля к жизни. Сейчас такая угроза появилась перед русским этносом. Важную роль в сопротивлении этой опасности играет организующая сила. Последней организующей силой, стоящей поперек пути ликвидирования российских как этноса является Российская правоверная церковь. Ближайшее время в либеральной прессе церковь подвергается массированной критике и спекулятивным нападкам. При всем этом отождествляют отдельных иерархов РПЦ с самой церковью, во главе которой стоит не патриарх, а сам Иисус Христос. Атаки на церковь очень небезопасны. В протяжении всей истории Рф, наша ве
ра соединяла люд, защищая муниципальные устои Рф. Если церковь будет уничтожена либо очень ослаблена, мы начнем расползаться.

— Сможете ли вы сделать исторический прогноз грядущего Рф? Что нас ждет в наиблежайшие 10 лет?

— Мы приговорены к уничтожению. Но силы, осуществлявшие план по развалу СССР, на данный момент нами интенсивно не занимаются. Им не до нас – они напоролись на очень массивное сопротивление исламского мира. Как они взнуздают исламский мир, они возвратятся к нам. И в этом у меня нет никаких колебаний. Наша задачка в течение появившейся отсрочки укрепить правительство, возродить армию, военно-промышленный комплекс и науку. Если мы поглядим на нашу многолетнюю историю, то убедимся, что Рф всегда приходилось обороняться. И эти бесконечные войны выработали у нас способность к резвому возрождению, восстановлению разрушенного. Если на то будет политическая воля высшей власти, то возродить нашу страну мы сможем очень стремительно. Но на самом верху должен быть человек, направленный на национальные интересы. Если таковой человек появится – все получится.

— В русское время вашу концепцию древнерусской государственности винили в отходе от марксизма. В конце 90-х пришлись не ко двору ваши оценки исторических процессов нового времени. Как вы оцениваете саму суть исторической науки? Что такое «история» — политическая путана либо все-же беспристрастная гуманитарная наука?

— Не надо путать науку с отдельными личностями. Посреди людей есть, как вы выражаетесь, проституирующие личности, но есть и люди, не боящиеся высказывать свою точку зрения, гласить историческую правду, какой бы горьковатой она ни была. Другое дело, что свободно высказываться часто небезопасно. Наше время я бы именовал нравственно-идейно-террористическим. Попытайтесь чего-нибудть изобразить не в «либеральном ключе»! На вас сходу обвалится испепеляющая критика. Вас изобразят отщепенцем, превратят в изгоя. Я это пережил. Но жизнь есть борьба. И как поведет себя человек в той либо другой ситуации, находится в зависимости от его внутренней структуры: его совести, его понятий о чести, достоинстве. Я допускаю, что можно заблуждаться. Но другое дело, когда люди молвят и не веруют в то, что они молвят. Таких было много в русское время, много и на данный момент. Вы думаете, что в эти «либеральные ценности» все веруют? Нет, естественно! А проповедуют на всех углах.

Непременно, историческую науку нельзя представить вне исторического контекста, т.е. переживаемого исторического момента. Историк ведь не летает в безвоздушном пространстве – он испытывает воздействие наружной среды. Очевидно, это воздействие преломляется через того либо другого исследователя по-разному. С этой точки зрения можно гласить о том, что историческая наука в определенной мере лична, так как почти во всем находится в зависимости от имеющейся политической конъюнктуры. Вспомним слова историка Покровского, который гласил о том, что история – это политика, опрокинутая в прошедшее. Здесь есть толика правды. Подчеркиваю – толика, но не вся истина…

— Как беспристрастно на данный момент подается история русского времени?

— История русского периода в значимой степени искажена и далека от объективности. Если поинтересоваться, где находится источник такового рода трактовок, то становится понятно, что в либеральной тусовке. В Рф издавна существует целое направление историографии, накопившей горы ереси и ненависти. Все дело в том, что хоть какой люд обладает исторической памятью, подобно тому, как каждый отдельный человек помнит о том, что у него случилось в жизни, делает из произошедшего какие-то выводы, определяя соответственно свое поведение. Существует и коллективная историческая память, дающая возможность большенному числу людей определяться в собственном поведении и восприятии относительно того, что происходит вокруг на этот момент. Если разоружить отдельного человека, лишив его персональной памяти, он станет полностью немощным. То же самое и с народом. Его пробуют лишить коллективной исторической памяти, а попутно отвратить от собственной истории, внушить ему чувство брезгливости к прошлому как к чему-то зазорному. А это, в конечном счете, ведет к нехорошему восприятию собственной этнической принадлежности, чреватому самоотречением. Лишить люд памяти, это означает ослабить его и творить с ним все что заблагорассудится.

— Некие молвят: Наша родина — единственная страна, брезгующая своим прошлым…

— Совсем правильно. По политик

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,122 сек. | 12.55 МБ