Новороссия

То, что мы сегодня привыкли считать неотъемлемой частью Руси – теплые степные районы Южной России – в XVI и даже XVII в. вовсе не является Русью. Русь очень хотела бы эти земли заселить – они теплые, урожайные, очень привлекательные для коренных земледельцев. Но вся степная зона Европы, от Кавказа до венгерской Пушты и от побережья Черного моря до пояса широколиственных лесов – спорная зона. Мусульманский мир и не в силах, и не особенно хочет осваивать эти богатейшие земли, но он в состоянии поддерживать бесчисленные кочевые племена во вражде к христианскому миру – особенно к Руси, к Речи Посполитой и к Австрийской империи.

Расширяясь, Османская империя завоевала весь Балканский полуостров – земли греков, фракийцев‑албанцев, славян. Пыталась захватить и земли венгров, воевать с Восточной империей – Osterreich – Австрией, владениями Габсбургов, с Речью Посполитой. Крымское ханство стало вассалом Турецкой империи, Казанское ханство и Ногайская орда приняли ислам, и вся окраина христианского мира превратилась в поле охоты на рабов.

Сколько именно людей прошли с арканом на шее по Перекопскому перешейку, уже никто точно не скажет. Называют разные цифры: от 500 тыс. до 5 млн человек. В XV–XVI вв. складывается поговорка, что турок только с отцом и начальником говорит по‑турецки. С муллой он говорит по‑арабски, с матерью по‑польски, а с бабушкой по‑русински.

К этому стоит добавить, что людокрады не брали взрослых мужчин, особенно обученных войне. Не брали стариков и маленьких детей, которые наверняка не выдержали бы пути. И что из детей 10–12 лет, которых все же брали с собой, до невольничьих рынков добиралась хорошо если половина. От одного до десяти миллионов – вот цифра человеческих потерь Польши и Южной Руси от мусульманской работорговли.

Еще в начале XVII в., воспользовавшись ослаблением Московии после Смутного времени, крымские татары набегами уводили людей в рабство. В мае–июне 1622 г. татары шли малыми отрядами, почти не скрываясь – не творили воровской набег, стараясь удрать побыстрее, а шли основательно, солидно, с высоты седел прикидывая, какие деревни и города грабить и разорять; а воеводы южных городов сидели по крепостям, не решаясь выйти навстречу неприятелю. Дело не в трусости воевод – у них просто не было сил, не было войска. Они могли только наблюдать за творящимся ужасом, да скрипеть зубами.

В XVI–XVII вв. все Южнорусские степи – это не Московия и вообще не Русь. Самые южные форпосты Руси – это Воронеж, город‑крепость на реке, северный берег которой покрыт дубравами, а южный – степной. Это Белгород, ставший в 1596 г. центром Белгородской черты, – системы укреплений, поставленной против крымских татар. Это Тамбов, построенный как крепость в 1635 г. За ними лежат практически ненаселенные земли.

Жить даже в сильных городах типа того же Белгорода было опасно – никто ведь не знает, когда и какому хану понадобится устроить особенно большой набег, во время которого татары будут брать и сжигать не только деревни и отдельные заимки, но и крепости и города, когда не отсидеться и в Белгороде. А уж переселиться в степь, распахать там клин земли (чернозем – полтора аршина, урожай – сам‑двенадцать) означало играть со смертью.

Речь Посполитая не меньше страдала от нашествий и не реже воевала с крымчаками. Знаменитый гетман реестрового казачества Петр Кононович Коношевич‑Сагайдачный – участник и руководитель походов в Крым и в Турцию 1614, 1615, 1616, 1620 г. В 1621 г. он сыграл видную роль в битве при Хотине, где армия турецкого султана Османа II потерпела сокрушительное поражение от армии польского короля.

Заселить Дикое Поле русские смогли только после восьми войн Российской империи с Турцией и Крымским ханством, в XVIII в.

Русские действительно считали эти земли Новой Россией, – и естественным продолжением «старой» и дополнением к ней. В наше время название Новороссия если и употребляется – то по отношению к территориям на Кавказском побережье Черного моря и, похоже, в основном благодаря городу Новороссийску – он не дает забыть и о названии всей территории.

До 1917 г. слово «Новороссия» употреблялось ко всем территориям, приобретенным в конце XVIII в. В 1865 г. университет в Одессе так и назвали – «Новороссийский».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,119 сек. | 12.45 МБ