Судьба Новороссии

Режим Скоропадского имел в Новороссии очень слабую опору. Там существовали и боролись как минимум четыре политические силы: украинские гайдамаки Семена Петлюры, коммунистическое подполье, белогвардейское подполье и мафия матерого уголовника Мишки Винницкого по кличке «Япончик»[96]. Особенно напряженная борьба шла в столице Новороссии, Одессе.

Одесса отродясь не была частью Украины. Это был русско‑греческо‑еврейско‑молдаванский по населению портовый город. Часть России, хотя и своеобразная. Университет в Одессе назывался Новороссийским университетом.

Одесса уголовников чересчур хорошо известна советскому читателю: невероятно прилизанный, идеализированный до предела уголовный мир встает со страниц И. Бабеля, из песен Аркадия Северного, Леонида Утесова и братьев Жемчужных. Одесса – символ веселой приморской вольницы, «Кости‑моряка», Молдаванки и «Гамбринуса».

Но кроме Одессы портовой накипи, была и Одесса русской интеллигенции. Она меньше известна… Разве что по несправедливо забытым книгам Гарина‑Михайловского. Из них в советское время даже в школе проходили отрывки из «Детства Темы»: главу «Тема и Жучка». А три продолжения – это автобиографические книги, действие которых происходит как раз в интеллигентной Одессе[97].

Эти две Одессы противостояли друг другу, как два мира. Ее люди выглядели и говорили почти как существа с разных планет.

В январе 1918 г. в Новороссии установилась советская власть… Не надолго! Уже в марте 1918 г. в города Новороссии вошли немцы.

5 декабря 1918 г. немцы выходят из города, а на рейде дымят пароходы французско‑английской эскадры. В тот же день гайдамаки пытаются взять власть… Это чистейшей воды интервенция, ничем не лучше и не хуже немецкой. А если считать украинцев все же подданными России – то самый натуральный бунт.

Гайдамаков немного – с полтысячи. Добровольцев генерала А. Н. Гришина‑Алмазова примерно столько же… Но именно они к вечеру 4 января очистили город от петлюровцев.

Французы высадились в Севастополе, французы и греки заняли Херсон и Николаев. К февралю 1919 г. численность французов, англичан и греков на русском юге достигла 130 тыс.

Интервенты не поддерживают ни одну из «местных» политических сил. В том числе и украинских националистов.

В марте 1919 г. «интервенты» ушли из Одессы, в апреле и из Севастополя. При этом они не позволили русским добровольцам выйти на соединение с Деникиным. Т.е. фактически не просто ушли из города, а сдали город красным. И не просто сдали… При советской власти писалось, что герой бесчисленных анекдотов Григорий Иванович Котов‑ский (1881–1925) «за выступление против помещика был заключен в Кишиневскую тюрьму»[98]. Уже вранье, сидел Котовский за изнасилование и грабеж.

Еще сообщалось, что он в «Бессарабии вел в 1918 г. партизанскую борьбу против румынских оккупантов. В Одессе с апреля по март 1919 г. он возглавлял военную и диверсионную работу под руководством одесского подпольного ревкома. 5 апреля во главе сформированного им партизанского отряда К. участвовал в освобождении Одессы и установлении там советской власти»[99].

Вот‑вот! Не уточняется только, что за «военную» работу вел Котовский в Одессе. А он устанавливал полезнейшие для большевиков связи с легендарным Япончиком. В городе процветал «черный рынок», и уж конечно, Япончик был очень даже вхож в круги французских интендантов. Что характерно – англичане им брезговали, а вот французы – принимали. А что?! «Классово близкий», как‑никак.

Дальше все совершенно фантастично. Фильм ужасов. Япончик… подкупил начальника штаба французов, еврея Фрейденберга. Подкупил на большевицкие деньги, но и своих добавил от души. Фрейденберг вертел, как хотел, французским командующим, генералом д’Ансельмом.

Именно поэтому французы не дали белым соединиться со своими. Оставили богатый южный город в лапах местного уголовного мира. Повторялся многократный кошмар времен «триумфального шествия советской власти» – люди в руках уголовников.

Мафия Япончика при эвакуации, как могла, ограбила богатый южный город (им и надо было одно – чтоб не мешали). А потом мафия сдала его большевикам. За этот подвиг Япончик и Котовский даже стали командирами красных полков.

Для Япончика это ничем хорошим не кончилось, он быстро вернулся к прежним занятиям. Вот Котовский сделался самым обычным красным командиром – 9‑й кавалерийской бригады, затем развернутой во 2‑й кавалерийский корпус.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,118 сек. | 12.83 МБ