Технологическая Сингулярность

Одно из глубоких наблюдений в духе идеи «кризиса кризисов» изложено в статье А. Д. Панова «Кризис планетарного цикла Универсальной истории и возможная роль программы SETI в посткризисном развитии» [Панов 2004]. Рассматривая периодичность различных ключевых моментов с возникновения жизни на Земле, он обнаруживает закономерность, которая говорит о том, что плотность этих переходных эпох непрерывно возрастает по гиперболическому закону, а следовательно, имеет «сингулярную точку», в которой она обращается в бесконечность. Это означает, что происходит не просто очередной кризис, а кризис всей модели, которая описывает процесс эволюции от зарождения жизни до наших дней. И если раньше каждый кризис сопровождался разрушением старого и появлением нового, то теперь модель развития через кризисы подходит к концу. И эта модель ничего не говорит о том, что будет после сингулярной точки.

Согласно расчетам Панова, эта точка находится в районе 2027 года. Интересно, что несколько принципиально разных прогностических моделей указывают на окрестности 2030 года как на точку «Сингулярности», где их прогностические кривые обращаются в бесконечность. (Например, M.

Esfandiary взял себе имя iM-2030 в ознаменование будущих переходных процессов ещё в середине XX века, на 2030 год указывают прогнозы по созданию ИИ и по исчерпанию ресурсов.) Очевидно, что глобальные риски группируются вокруг этой точки, так как она является классическим «режимом с обострением». Однако они могут произойти и гораздо раньше этой точки, поскольку будут кризисы и до неё.

В модели Панова каждый следующий кризис отделён от предыдущего промежутком времени, в 2,42 раза меньшим по протяженности. Если последний кризис приходится на начало 1990-х, а предпоследний — на вторую мировую войну, то следующий кризис (момент выхода из него) по модели Панова будет в районе 2014 год, а последующие — на 2022, 2025, 2026 годы, а дальше их плотность будет непрерывно нарастать. Конечно, точные значения этих цифр неверны, но общая закономерность в этом есть. При этом последний кризис — распад старого и появление нового — был в начале 90-х годов и состоял в распаде СССР и возникновении Интернета.

Это значит, что в период с настоящего момента до 2014 года мы должны пережить ещё один кризис сопоставимого масштаба. Если это верно, то мы можем наблюдать его зарождение уже сейчас внутри пятилетнего горизонта предсказаний. Однако этот кризис вовсе не будет той окончательной глобальной катастрофой, о которой мы говорим, и между ним и кризисом самой модели в 2020-е годы возможен «островок стабильности» в несколько лет.

Несколько независимых исследователей пришли к мысли о возможности Технологической Сингулярности в районе 2030 года, экстраполируя различные тенденции — от уровня миниатюризации устройств до мощностей компьютеров, необходимых, чтобы симулировать человеческий мозг. Первым ввёл термин Технологическая Сингулярность Вернор Виндж в статье 1993 года [Vinge 1993]. Сингулярность не отличается математически от режима с обострением, то есть катастрофы, и как завершение огромной исторической эпохи она, безусловно, будет катастрофой. Однако Сингулярность может быть позитивной, если она сохранит людей и значительно расширит их потенциал, и соответственно, негативной, если в результате этого процесса люди погибнут или лишатся того большого будущего, которое у них могло бы быть. С точки зрения нашего исследования мы будем считать позитивным любой исход Сингулярности, после которого люди продолжают жить.

Наиболее быстрым, сложным и непредсказуемым процессом, который часто отождествляется с Технологической Сингулярностью, является возникновение универсального, способного к самосовершенствованию ИИ и его гиперболический рост. (Можно показать, что само ускорение развития, которое имело место в прошлом, связано именно с ускорением и улучшением способов решения задач — от простого перебора и естественного отбора к половому отбору, появлению человека, языка, письменности, науки, компьютеров, венчурного инвестирования -каждый следующий шаг был шагом в развитии интеллекта, и возможный в будущем самосовершенствующийся ИИ только продолжит эту тенденцию.)

В отношении Технологической Сингулярности можно сформулировать несколько кажущихся достоверными высказываний.

Во-первых, Сингулярность формирует абсолютный горизонт прогноза. Мы точно не можем сказать, что будет после Сингулярности, поскольку речь идёт о бесконечно сложном процессе. Более того, мы не можем сказать ничего ни о самом моменте Сингулярности, ни об определённом промежутке времени перед ней. Мы можем высказывать только определённые предположения о том, когда будет Сингулярность, однако и здесь есть большой разброс. На самом деле, ничего не мешает наступить Сингулярности прямо завтра в случае неожиданного прорыва в исследовании ИИ.

Во-вторых, с точки зрения наших современных воззрений, актуальная бесконечность не может быть достигнута. В силу этого абсолютная Сингулярность не достижима. Это можно интерпретировать так, что по мере приближения к Сингулярности в системе усиливаются различные колебательные процессы, которые разрушают её раньше достижения точки бесконечности. Если это так, то перед Сингулярностью плотность вероятности глобальных катастроф неограниченно возрастает. (Ср. с концепцией Г. Г. Малинецкого об увеличении частоты и амплитуды колебаний в системе перед катастрофой, которые являются признаками её приближения.) Или это может означать бесконечное уплотнение исторического времени, в силу которого сингулярность никогда не будет достигнута, как это имеет место в случае падения объектов в чёрную дыру.

В-третьих, к Сингулярности вся система подходит целиком. Это значит, что не следует ожидать того, что Сингулярность не затронет кого-либо, или что будет несколько разных Сингулярностей. Хотя начаться она может в одной точке на Земле, скажем, в лаборатории по созданию ИИ, но по мере развития процесса он охватит всю Землю.

С точки зрения нашего исследования важно отметить, что глобальная катастрофа — это не обязательно и есть сама Технологическая Сингулярность. Глобальная катастрофа может быть масштабным, но, в конечном счёте, простым процессом, вроде столкновения с астероидом. В такой глобальной катастрофе есть признаки режима с обострением, как например, резкое ускорение плотности событий в момент касания астероидом Земли (длится 1 секунду), но нет сверхинтеллекта, который по определению непостижим.

Из сказанного следует, что если принять концепцию Технологической Сингулярности, то мы ничего не можем сделать, чтобы измерить или предотвратить риски после момента Сингулярности, но должны предотвращать эти риски до её наступления (особенно в период повышенной уязвимости перед ней) и стремиться к позитивной Сингулярности.

Концепция Технологической Сингулярности как гипотетической точки обращения в бесконечность прогностических кривых в районе 2030 года была несколько раз независимо открыта (причём на экстраполяции разных кривых — от численности населения у Капицы до миниатюризации технологических устройств), и в настоящий момент сформировалась группа людей, призывающих стремиться к этому событию. Подробнее о Технологической Сингулярности можно почитать в статьях: Вернор Виндж «Технологическая Сингулярность» [Vinge 1993], Юдковски «Вглядываясь в Сингулярность»1, Дэвид Брин «Сингулярность и кошмары» [Brin 2003], Майкл Диринг «Рассвет Сингулярности»2.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,153 сек. | 12.57 МБ