Закончиться могут и деньги

Добавим еще одну существенную деталь к проблеме исчерпания ресурсов. Современная капиталистическая экономика действует за счет кредита. Согласно теории кредитного цикла Мински существует три класса должников:

а) добросовестные;

б) те, кто может зарабатывать на выплату процентов, но не основной массы долга и поэтому вынужден растягивать его навечно;

в) и те, кто вынужден занимать новые кредиты, чтобы выплачивать долг по старым, что похоже на финансовую пирамиду (схема Ponzi или МММ).

Первый тип заемщиков свободен и может целиком выплатить долг. Второй тип заемщиков вынужден выплачивать долг вечно и не может выйти из этого состояния, но способен обслуживать свой долг. Третий тип вынужден непрерывно расширять свои операции и все равно обанкротится в течение конечного промежутка времени.

Мински показывает, что возникновение всех трех типов заемщиков и постепенное увеличение доли заемщиков третьего типа является естественным процессом в капиталистической экономике периода бума. Современная экономика, во главе со своим локомотивом – США, находится где-то между вторым и третьим типами. Объем разного вида долгов, созданных только внутри США, оценивается в 100 триллионов долларов (сюда входит 7 триллионов государственного долга, 14 триллионов по ипотеке, долги населения по кредитным картам, долговые обязательства корпораций, а также обязательства правительства США по медобслуживанию пенсионеров Medicare). При этом ВВП США – 13 триллионов долларов. Понятно, что все эти деньги нужно выплатить не завтра, а они «размазаны» по ближайшим 30 годам и между разными субъектами, которые сложным образом собираются использовать поступления по одним долгам для оплаты других.

Сам по себе долг не есть абсолютное зло – он скорее описывает, кто, что и когда будет делать и получать. То есть долг – это финансовая машина планирования будущего. Однако когда она переходит на третий режим (схема Ponzi), вступает в действие механизм саморазрушения, которое тем сильнее, чем позже оно происходит.

Мнения о том, действительно ли мировая экономика развивается благодаря всемирной финансовой пирамиде, или нет, разнятся. Миллиардер Уоррен Баффет назвал дериваты (многоступенчатые долги) финансовым оружием массового поражения.

Опасная тенденция состоит также в том, что можно подумать, что системная проблема с долгами относится только к США, а на самом деле она относится ко всей мировой экономике. Последствия Великой депрессии 1929 года в США вдвое превышали ущерб от Второй мировой войны и затронули все континенты, ударив по Европе сильнее, чем по Штатам.

Кризис 1929 года был исторически крупнейшим системным кризисом (вплоть до распада СССР). Основная его сложность заключалась в том, что люди не понимали, что происходит. Почему, если есть люди, желающие работать, и есть голодные, требующие пищи, – еда дешевеет, а никто не может ее купить и фермеры разоряются? И они сжигали излишки еды – не потому, что они были злодеями или идиотами, а потому, что они просто не понимали, как заставить систему работать.

Надо отметить, что и сейчас есть разные точки зрения по поводу причин Великой депрессии, и особенно по поводу того, какие меры были бы правильными и почему она наконец закончилась. Тотальное самоподдерживающееся непонимание является важной частью системного кризиса.

Мински предлагает увеличить роль государства как заемщика на крайний случай, чтобы уменьшить циклические колебания капиталистической экономики. И это уже сработало в кризисах 1975-го, 1982-го и начала 90-х. Но в этом кроется новая опасность, называемая «моральным вредом» и состоящая в том, что банки, которые каждый раз выкупают долги, становятся все более безрассудными в их делании, так как уверены, что их выкупят и в следующий раз. Кроме того, их подводят статистические модели: по статистическим моделям, чем дольше не было экономической депрессии, тем дольше ее и не будет, тогда как по структурным моделям, чем дольше не было спада, тем большим он будет.

Кредитный цикл Мински связан в первую очередь с излишним инвестированием, а закон Мура, как мы знаем, во многом опирается на избыточное инвестирование в рамках «венчурного инвестирования». Поэтому спад мировой экономики нанесет сильнейший удар по закону Мура.

Пока мировая экономика растет, схему Ponzi можно поддерживать неограниченно долго и даже надеяться выплатить долги целиком, если начальные инвестиции хорошо окупятся. Однако прохождение общего пика добычи объективно затормозит экономику (пока она не перейдет на новые технологии), и поэтому кризис неплатежей по плохим долгам может совпасть с ресурсным кризисом. И наоборот, кризис финансовой системы осложнит инвестиции в новые технологии и замещение одних ресурсов другими. Чтобы было понятнее, почему это произойдет, скажу что именно деньги являются тем инструментом, который позволяет покупать одни ресурсы за счет других.

С другой стороны, экономические предсказания крайне размыты по экономическим же соображениям. Если бы сейчас доподлинно было известно, что глобальный экономический крах произойдет в следующем году, то он бы случился прямо сегодня.

В экономической теории есть так называемая no- trade theorem, которая утверждает, что при условии совершенно честной игры для рационального экономического субъекта нет смысла совершать сделки на рынке, поскольку если другой рациональный субъект полагает, что нужно продавать данный актив за данную цену, исходя из общедоступных экономических сведений, то, располагая теми же общедоступными сведениями, нет смысла его покупать. Однако поскольку большинство игроков на рынке считают себя умнее большинства, то они надеются переиграть всех остальных.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,153 сек. | 11.43 МБ