Избирательность «оранжевых» революций

Казалось бы, далековато в истории осталась колониальная эра, когда мир был поделен меж метрополиями в определенных пропорциях. Африканский материк находился под протекторатом Португалии, Франции, Германии, Англии и неких других европейских держав. За островами Карибского бассейна «приглядывали» испанцы, французы, англичане и чуток позже – америкосы. Сложной была обстановка в Южной Америке, где страны-колонизаторы пробовали урвать для себя территориальные кусочки побольше и «пожирнее».
Избирательность «оранжевых» революций

Век двадцатый как бы начал подводить население земли к осознанию того, что рабовладельческая идеология и колониальная суть мира не могут более оставаться главенствующими политическими принципами на планетке. По миру проехалось колесо суверенитетов, которое в исторической литературе часто именуют «парадом». Одно за другим независимость стали обретать африканские страны: Марокко — от Франции и Испании (1956 год), Нигерия – от Англии (1960 год), Мали – от Франции (1960 год), Южно-Африканская Республика – от Англии (1961 год), Мозамбик – от Португалии (1975 год). Этот перечень можно продолжать еще очень и очень длительно. В неких случаях независимость тех же африканских стран была интенсивно поддержана Китаем и Русским Союзом, при этом поддержана не только лишь на бумаге, да и, что именуется, в вещественном и техническом плане. Кое-где переход от колонии к независимости прошел практически безболезненно, а кое-где кровавые междоусобицы не могут утихнуть и до настоящего времени.

Например, получив независимость от английской короны в 1960-м, власти не смогли пользоваться новыми свободами в Сомали. Даже при активной денежной поддержке этого страны со стороны СССР, управление Сомали ухитрились, мягко говоря, рассориться с Москвой, допустив совсем не поддающийся объяснению ход – напав в 1977 году на соседнюю Эфиопию, которая в те годы также шла по аналогичному курсу нового африканского социализма. В итоге того, что сомалийское правительство стало для русских управляющих внезапным противником, помощь из СССР закончилась, что привело к началу масштабной штатской войны, которая была нагрета к тому же участившимися засухами, приведшими к большенному голоду. До сего времени Сомали не может возвратиться в состояние мира, и на данный момент, на самом деле дела, даже сам факт существования такового страны можно ставить под колебание, так как на его местности вследствие непрекращающихся междоусобиц появилось несколько противоборствующих частей: Пунтленд, Сомалиленд, Джубаленд, Галмудуг, Азания и ряд других, которые контролируются, по сути, исламистскими группировками.

На местности Сомали имеются богатейшие залежи нужных ископаемых, разработкой которой сейчас нет способности заниматься. Тут разведаны значительные припасы урановых руд, титана, железа, тория, других металлов. По оценкам МВФ, эти припасы могли бы стать движком сомалийской экономики и вывести страну, ВВП на душу населения в какой составляет наименее $100 в год (если тут вообщем имеет смысл гласить о таком понятии как ВВП), на фаворитные позиции в регионе. Сейчас же в стране царствуют анархия и голод, а полулегитимные фавориты, которые, кстати, имеют двойное сомалийско-американское и сомалийско-британское гражданство (подданство) очевидно не способны вывести страну из этого тупика.

И ведь, что умопомрачительно, так это отношение к тому раздираемому изнутри Сомали, выскажемся так, общественности, которая сейчас настолько озабочена демократическими неуввязками в Сирии, Белоруссии и Рф. Молчат не в меру демократические СМИ, которых почему-либо погибель в одном столичном СИЗО волнует в сотки раз больше, чем миллионы смертей от голода и исламистских убийств в целом ряде африканских стран. Ах да… Запамятовали, в Сомали же на данный момент торжество демократии, ведь во власть посажен наидемократичнейший Абдивели Мухаммед Али, который окончил Гарвард. А ведь для Запада разве принципиально, какую политику этот бюрократ посылает, и какова финансовая конъюнктура в стране – главное, чтоб на высочайшем посту посиживал «свой человек». Потому позиция Запада в отношении многих африканских государств
приблизительно такая: а это может стукнуть по нашему экономическому состоянию? Нет? Означает, все идет правильным демократичным путем… В общем, позиция по сегодняшним меркам очень прагматичная.

Кроме Сомали в современной Африке много и других стран, которые сейчас очевидно не знают, что им делать со собственной независимостью. Получив суверенитет в 1980 году, продолжает скатываться к полной бедности Зимбабве. И как бы есть все у этого страны, для того чтоб перевоплотить жизнь его людей во полностью для себя благополучную: залежи алмазов, меди, бокситов, изумрудов, золота, редкоземельных металлов; прекрасные участки, которые могли бы стать реальными африканскими туристскими центрами и приносить большие доходы в казну. Но вся неувязка в том, что страна занимает одно из последних мест по уровню доходов на душу населения: по оценкам МВФ среднегодовой ВВП на душу населения составляет около $170. Государством уже четверть века управляет президент Роберт Мугабе, который в свое время закончил Английский институт. И ведь даже (о, кошмар!) Мугабе не один раз позволял для себя допускать нелицеприятные выражения в адресок управления Соединенных Штатов Америки, но поразительно, что Госдеп никаким образом не озабочен ни демократическим состоянием в этой стране, ни ее страшенной экономической отсталостью.

Можно и далее продолжать перечень стран, в каких, прямо скажем, с соблюдением демократических норм тяжеловато, с полезными ископаемыми богато, а Запад как-то все это пропускает мимо себя. Неуж-то там, в беленых кабинетах Вашингтона, сломался хваленый механизм планетарной демократизации. Просто механизм этот распространяет на те местности, которые могут, так либо по другому, навредить узкой картонной субстанции под заглавием бакс. Ну, а если от «демократизации» баксу ни горячо, ни холодно, то и такие господа как Мугабе могут посиживать хоть еще полста лет без опасения получить оранжевую пакость…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: