Клинические концепции алкогольной личности-2

Как и при психопатиях, алкоголизм при неврозах связан с тем, что на начальных этапах алкоголизации опьянение выполняет важные функции по изменению эмоционального состояния больных. Алкоголь выступает как психофармакологическое вещество, способное существенно изменить, скорригировать на время дискомфортное аффективное переживание больного: например, избавить невротика от тревоги или чувства собственной неполноценности, снизить остроту дисфорического (злобно-тоскливого) переживания у эпилептоидного психопата или удовлетворить неуемную потребность в новых впечатлениях и острых ощущениях у гипертимного психопата.
По данным М. Блейлера (Bleuler, 1955), у 40% алкоголиков отмечались отклонения от психической нормы в преморбидный период, причем часть из них (до 10%) страдали маниакально-депрессивным психозом и шизофренией.
Современные исследования показывают, что  аффективные расстройства в рамках неврозов и психопатий не играют столь важной роли в патогенезе алкоголизма: из числа лиц, страдающих этими нарушениями, лишь незначительная часть становятся больными   алкоголизмом.   По-видимому,   констатации   факта и даже детального клинико-психологического анализа аффективных нарушений недостаточно для описания сложного психологического механизма, который определяет формирование алкоголизма у лиц с указанными расстройствами. Тем не менее следует согласиться с авторами ряда фундаментальных работ, указавших на высокий процент аномалий личности, предшествующих алкоголизму.   Ими   введен   в   употребление   термин «вторичный алкоголизм», который развивается на почве аффективной или личностной   патологии и   противопоставляется другим видам — так называемым «первичному» и «социопатическому» (Winokur, Clayton, 1971). Вместе с тем в попытках «психопатологизировать»  истоки   алкоголизма   усматривается тенденция к упрощенному, формальному пониманию проблемы, стремление   авторов   избежать   анализа   мотивационных и социально-психологических процессов, приводящих к обращению к алкоголю и злоупотреблению им. В этом смысле показательно   одно   наблюдение.   В   литературе   начала   века (1910—1930-е годы) психопатологические факторы рассматривались как безусловно ведущие в развитии алкоголизма.   До 91% больных расценивались как преморбидно неполноценные в нервно-психическом отношении (Brill, 1919). В 1950-е годы их количество уменьшилось до 50—60%, а в настоящее время оно не более 20—25% и лишь   по некоторым данным составляет до 40%  (Портнов, Пятницкая, 1973).
Анализируя это наблюдение, необходимо иметь в виду неуклонное повышение числа больных алкоголизмом во всех странах и рост показателей потребления алкоголя на душу населения, которому сопутствовало изменение стереотипов массового сознания в отношении к алкоголю, появление в большинстве регионов мира значительно большей терпимости к лицам, употребляющим алкоголь. В этих условиях появились предпосылки к тому, что не только аномальные, патологические субъекты, но и практически здоровые в нервно-психическом отношении приобщались к употреблению спиртных напитков, не испытывая осуждающего давления со стороны общества, а, напротив, находя в некоторых сторонах его жизни прямое подкрепление своим   действиям.   Иными   словами, при доминировании антиалкогольной субкультуры жертвами алкоголизма становятся главным образом аномальные личности, тогда как усиление позиций субкультуры с противоположной ориентацией приводит к вовлечению в систематическое пьянство значительного числа здорового и, к несчастью, в основном молодого населения. Поэтому совершенно оправданной в сложившейся ситуации является деятельность обществ борьбы за трезвость, которые могли бы выступить в качестве модели новой антиалкогольной субкультуры.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,130 сек. | 12.49 МБ