Колебания погоды в отдельные годы-3

Средняя полоса. В Прибалтике и Центре Русской равнины — весьма важных в рекреационном отношении районах нашей страны — комфортный и субкомфортный периоды удлиняются по сравнению с северными районами. В средней полосе относящиеся к ним дни встречаются не только в летние месяцы, но и в весенние и осенние.
Посмотрим, какие условия для летней рекреации создаются в теплый период в западной, центральной и восточной частях этой территории на примерах зон отдыха, туризма и лечения, расположенных вокруг Риги, Минска, Москвы и Костромы (см. рис. 6, 9, 11, 12). Географическая широта этих пунктов различается сравнительно мало (на 2,5°).
В средней полосе европейской части СССР число дней с дискомфортной погодой за весь 1962 г. составило 70—75%. Таким образом, неблагоприятный период для летней рекреационной деятельности (около 9 месяцев) был меньше, чем на севере этой территории, но все же весьма продолжителен. Весь теплый период 1962 г. (за исключением отдельных месяцев) характеризовался аномально холодной и дождливой погодой. Особенно плохо отдыхающие и туристы чувствовали себя в этом году в приморских районах Прибалтики, на которые в первую очередь и особенно сильно влияют прохладное Балтийское море и вторжения холодного воздуха из северных частей Европы и Атлантики. Создавшиеся условия циркуляции привели к значительному сокращению количества дней с комфортной погодой в районе Риги — в Юрмале, где общее их число составило всего 30. Из них 5 относились к сухому и теплому апрелю. В прохладном и дождливом мае комфортных дней совсем мало (два). Летом 1962 г. средняя месячная температура воздуха значительно ниже средней многолетней. К тому же все это время преобладала облачная и дождливая погода. Поэтому в любом из летних месяцев только 7—9 дней отличались комфортной погодой, а жаркий субкомфорт вовсе отсутствовал. Дни с прохладной субкомфортной погодой встречались с апреля по декабрь включительно. Осенью, как часто случается в приморских районах, на побережье Рижского залива долго стояла солнечная, сухая погода. Однако температура воздуха пошла на убыль, так что октябрьские погоды «не дотягивали» до комфортных по термическому режиму и относились к прохладному субкомфорту.
Поздняя осень выдалась более благоприятной (сентябрь — ноябрь), чем обычно, для летних видов занятий. Рекреации способствовало то обстоятельство, что температуры воздуха держались выше нормы. Количество выпавших в октябре — декабре осадков не достигало нормы. В связи с этим прохладные субкомфортные погоды в ноябре держались целую неделю. Даже в декабре несколько дней стояла прохладная субкомфортная погода.
Совсем иными условиями отличалась Прибалтика в 1964 г.— весь теплый период был гораздо благоприятнее для рекреации, чем в 1962 г. Летом 1964 г. термический режим и режим осадков складывались особенно выигрышно для отдыха: температуры воздуха держались выше многолетней нормы, а количество осадков выпало меньше, чем в среднем. В связи с этим 12 летних дней людей томила жара, так что, по нашим критериям, их пришлось отнести к жаркому субкомфорту, сравнительно редко встречающемуся в Прибалтике. За весь 1964 г. на Рижском взморье насчитывалось уже не 30, как в 1962 г., а 49 дней с комфортной погодой. При таком благоприятном гидротермическом характере лета осенний сезон и декабрь характеризовались повышенным количеством осадков, отчего часто отмечалась дискомфортность погоды в декабре и ноябре.
В Белорусской ССР (см. рис. 6, 9, И, 12) и центральной части европейской территории СССР, как и в Прибалтике, характер погоды теплого периода 1962 г. гораздо меньше способствовал осуществлению летних видов отдыха и туризма, чем в 1964 г. Например, в Московской области за весь 1962 г. сумма комфортных дней не превысила одного месяца. Только в апреле 1962 г. благодаря большой положительной аномалии температуры воздуха при количестве осадков, близком к норме, половина дней была с благоприятной погодой (4 дня комфортных и 11 дней с прохладным субкомфортом). В апреле 1964 г., когда температура воздуха и осадки удерживались около многолетней средней, летние виды отдыха и туризма были возможны только в течение 6 дней. Хотя май 1962 г. стоял дождливый, но настолько теплый, что 13 дней этого месяца стали вполне благоприятными для летней рекреационной деятельности без ограничения занятий (комфортные погоды) или с ограничениями (субкомфортные погоды). Остальные дни были дискомфортными.
Июнь, июль, август 1962 г. выдались холоднее, чем обычно, при повышенных осадках. Особенно низкие температуры отмечались во второй половине лета, когда жаркие дни вообще отсутствовали. При таких гидротермических условиях в ходе кривой повторяемости комфортных и субкомфортных погод «пик», который обычен для центральной части лета в этих широтах, отсутствовал.
На июль и август пришлось всего по 5 комфортных дней. Максимум повторяемости их оказался сдвинутым на то время, когда количество осадков уменьшилось (в июне они приближались к норме, а в сентябре были на 30 мм ниже). В 1964 г. в районе Москвы, как и в Прибалтике, в летние месяцы благоприятные погоды составили больше половины дней июня и июля и половину августа. Особенно хорошая для отдыха и туризма погода стояла в июне, когда на долго дискомфортных погод пришлось лишь 4 дня (с сильно дождливой и значительно ветреной погодой). Жарких субкомфортных дней лотом 1964 г. было намного больше, чем в 1962 г. (21 и 6 соответственно). Погоды в июле и августе не так благоприятствовали летней рекреации, как в июне, поскольку возросло число дискомфортных дней с большими скоростями ветра и дождями.
Менее приемлемыми для отдыха и туризма в 1964 г., по сравнению с 1962 г., оказались погодные условия в ноябре (из-за резкого и значительного понижения температуры воздуха и частых сильных ветров).
В восточной части средней полосы европейской части Советского Союза (Кострома) летом 1964 г. условия рекреации были оптимальнее, чем в 1962 г. Однако разница в погодах рассматриваемых лет не оказалась столь значительной, как в Прибалтике и Центре. Как и в последних, в районе Костромы апрель и май 1962 г. были благоприятнее для летней рекреации, чем в 1964 г., особенно за счет значительной повторяемости прохладных субкомфортных дней. Пониженный общий фон температуры воздуха и обилие осадков в теплый период 1962 г. стали причиной меньшей частоты встречаемости комфортной и прохладной субкомфортной погоды. В июне, например, 23 дня были дискомфортны (холодные, ветреные, дождливые). А в сравнительно теплом и сухом июне 1964 г. благоприятные для летней рекреации дни составили половину дней месяца.
В оба рассматриваемых года продолжительность периодов субкомфортной погоды (как жаркой, так и прохладной) оказалась почти одинаковой, но в 1962 г. этот период представлен только прохладными субкомфортными днями, а в 1964 г. почти 1/3 субкомфортных дней имела температуры воздуха выше физиологического оптимума (жаркий субкомфорт).
На востоке средней полосы, например в Башкирии (Уфа), 1964 г. по количеству комфортных дней (49) не уступал 1962 г. (48 дней).
По продолжительности как прохладного, так и жаркого субкомфорта 1962 г. в этом районе был несколько лучше 1964 г. (соответственно 72 дня — в 1962 г. и 68 — в 1964 г.), из чего следует, что в западных, центральных и восточных районах средней полосы СССР характер циркуляции неоднотипен в одни и те же периоды года и влияние ее на летнюю рекреационную деятельность неодинаково.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 47 | 0,103 сек. | 12.6 МБ