Иранский аква канал: проект строительный либо политический?

Иранский водный канал: проект строительный или политический?За последние годы стереотип, касающийся Исламской Республики Иран, связан только с тем, что Ахмадинежад всеми силами пробует воплотить ядерную программку. При всем этом так именуемый «демократический» сектор планетки уверен, что иранская ядерная программка ориентирована только на получение государством ядерного орудия, при помощи которого Тегеран будет грозить миру. Так неуж-то в современном Иране, вправду, не ведется никаких других разработок и не реализуется других программ, не считая обогащения урана? По сути это далековато не так.

Практически на деньках из Тегерана пришла очень увлекательная информация, которая касается работы иранских инженеров над принципиальным проектом. Проект этот связан с вероятным началом строительства уже в текущем году аква артерии (канала), которая соединит Каспийское море с Персидским заливом. О реализации настолько масштабного проекта объявил иранский министр энергетики Маджид Намджо.

По его словам, проект уже есть. Остается только начать воплощать его в действительность. А если это воплощение будет реализовано, то на базе канала окажутся связанными Балтика и Персидский залив. Если рассматривать перспективы проекта еще больше масштабно, то показаться возможность транспортировать грузы из Индийского океана к арктическим берегам и назад.

Общая протяженность канала должна составить около 600 км. Он будет начинаться в районе дельты реки Кызыл-Узен, впадающей в Каспийское море. Дальше канал будет отчасти проложен через русло той же реки, поближе к югу – по руслу Керхе с выходом к устью судоходной реки Карун в районе городка Хорремшехр. Сообщается, что для реализации проекта Ирану пригодится около 7 млрд баксов, что по сегодняшним временам можно именовать очень применимой суммой для настолько многообещающего проекта.
А перспективы у такового канала есть, и они воистину впечатляющие. Для начала стоит сказать, что на данный момент одной из важных транспортных артерий региона является турецкий пролив Босфор. Только за один прошедший год через Босфор прошло 95 тыщ судов различного предназначения. И посреди этих судов львиная толика – танкеры с нефтью. Раз в год турецкая казна получает млрд баксов от использования кораблями других стран способности прохождения через водные артерии Турции. Можно для себя представить, какую конкурентнсть иранский канал может составить системе Босфор-Дарданеллы, а соответственно, какой денежный урон нанести Анкаре!

Разумеется, что турецкие власти не испытывают огромного экстаза от того, что Тегеран планирует начать строительство канала, который соединит Каспий с Персидским заливом. Еще бы! Ну, скажите, кому же захочется терять неизменный источник дохода только из-за рвения собственного соседа…

По словам такого же Маджида Намджо, канал может быть построен уже к концу 2016 года. Такое полностью может быть, если Иран использует на строй работах более 100 тыщ профессионалов в самых разных сферах: строительство, гидрология, судоходство и др. Становится понятно, что проект строительства иранского канала способен вывести иранскую экономику на более высочайший уровень. Одно только число рабочих мест, которые появятся в стране применительно к строительству аква магистрали, способно решить делему с безработицей сходу в нескольких провинциях Исламской Республики. Ну и доходы от эксплуатации канала могут стать сравнимыми с тем, что сейчас получает Турция только от того, что у нее в распоряжении находится Босфор.

Кстати, свое желание поучаствовать в инвестировании проекта уже сейчас высказывают такие страны как Китай, Индия, Пакистан и Япония, Швеция и Норвегия. В связи с этим, и Рф стоило бы приглядеться к иранскому проекту, тем паче, что иранцы при его проектировали использовали русские выработки, связанные со строительством Волго-Донского и Волго-Балтийского аква путей. Рф было бы очень прибыльно получить возможность выводить свои продукты на азиатские рынки через иранский канал, снизив, выскажемся так, роль таких турецких проливов как Босфор и Дарданеллы.

Но конкретно денежный вопрос, который сейчас для Ирана в связи с реализ
ацией обозначенного проект, кажется более чем благостным, может сыграть с Тегераном злую шуточку. Далековато не все страны региона (взять ту же Турцию) готовы к тому, чтоб Иран дозволил для себя экономические победы. Потому слова иранского министра Намджо о том, что окончание строительства канала Ираном будет выполнено в 2016 году, необходимо признать, писано вилами по воде. Почему? Да так как «прогрессивные демократизаторы» еще пока не отказались от идеи принести на местность Ирана «светлое демократическое будущее» при помощи авианалетов и ударов с военных кораблей. Многие убеждены в том, что иранскую ядерную делему Запад при активном участии Израиля, начнет решать сразу после того, как сменится власть в Сирии. И поболее активных действий в этом плане от Запада стоит ждать уже после выборов президента США. А именно, государь Ромни, который на деньках именовал собственного кандидата в вице-президенты (им стал 42-летний Пол Райан), не один раз позволял для себя выражения о том, что готов немедля дать приказ о нанесении удара по Ирану, как вступит в Округлый кабинет Белоснежного Дома в американской столице.

Выходит, что если иранцы начнут строить водную артерию от Каспия до Персидского залива уже в этом году, то достраивать ее могут уже совершенно другие люди. Ну и будут ли достраивать? Для Ирана таковой сценарий, разумеется, смотрится апокалиптическим, но, как мы осознаем, исключать его нельзя. Если вдруг западные силы нанесут удар по Исламской Республике, то Турцию, разумеется, принудят в операции принять самое активное роль. И если турецкая сторона в этом вопросе проявит значительное рвение, то Запад пойдет на встречу Эрдогану и навряд ли продолжит реализацию проекта иранского канала своими силами. Если же рвение Анкары в плане поддержки «мировой демократизации» применительно к Ирану покажется Западу не достаточным, то Запад полностью может сделать водную магистраль, способную соперничать с теми же Босфором и Дарданеллами.

В общем, необходимо отметить то, что сейчас иранский проект по строительству канала – затея как принципиальная, так и авантюрная. Или Ахмадинежад так уверен в собственных силах, что готов кидать млрд баксов на строй проекты (пусть даже и очень многообещающие), или это попытка оказать типичное давление на турецкие власти с целью заполучить стратегически принципиального союзника: дескать, не поддержите операцию против нас – не будем вырывать кусочек хлеба с маслом из ваших рук. Но в том-то и загвоздка для Ирана, что Турция может остаться в прибыли и, приняв роль в операции сил НАТО против Тегерана. Разумеется, что иранские власти это отлично понимают, но если так, то какую же выгоду они пробуют находить?

Дело в том, что Тегеран своим проектом в состоянии сделать прибыльное предложение Рф, которая очевидно заинтересована в понижении зависимости от турецких проливов. Может быть, Иран желает заручиться более основательной поддержкой конкретно Москвы. А вот будет ли готова Москва принять такое предложение в сложившейся ситуации – большой вопрос. Пока официальные власти Рф не комментируют даже иранский иск на 4 миллиардов. баксов, поданный в Третейский трибунал Женевы, а поэтому скорых комментариев по поводу поддержки либо неподдержки строительства канала в Иране тоже ожидать не приходится…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,141 сек. | 12.47 МБ