Испытание Северного Кавказа на экономическую состоятельность, либо Деньком стулья — вечерком средства

Испытание Северного Кавказа на экономическую состоятельность, или Днем стулья - вечером деньгиМуниципальная программка по развитию Северного Кавказа приобретает новые формы. Если еще пару-тройку годов назад мы становились очевидцами того, что средства в очень приличных объемах уходили в сторону северокавказских регионов и далековато не всюду работали в подходящем направлении, то сейчас в Правительстве решили сбавить обороты и повнимательнее посмотреть на то, как отлично расходуются выделяемые средства. Вглядывались, естественно, и ранее, но сейчас попробовали посмотреть, как говорится, вооруженным глазом.

При этом если гласить об абсолютных цифрах муниципального финансирования Северо-Кавказского федерального окрестность (СКФО), состоящего из 7 субъектов Русской Федерации, то после анализа результатов исследования расходования денег, числа эти решили, как на данный момент принято гласить, улучшить самым суровым образом. Если еще в 2011 году говорилось о том, что СКФО получит из госказны около 2,6 триллионов рублей в течение нескольких следующий лет, то с момента перестановок в Правительстве суммы госфинансирования Северного Кавказа стали называться другие. Например, около полугода вспять прозвучала сумма в 1,7 триллиона рублей, 424,2 млрд из которых планировалось выделить уже до 2015 года. Но уже на недавнешнем заседании Правительства Рф заявили, что и этих средств очень много, а поэтому поступило предложение тормознуть на сумме в 235 млрд рублей, но уже не до 2015-го, а до 2020 года. При всем этом полномочный представитель Президента в СКФО (он же – вице-премьер) Александр Хлопонин заявил, что львиную долю финансирования при всем этом должны составить личные капиталы. По планам Правительства РФ и самого Хлопонина Северный Кавказ должен прирастать на 90% конкретно на основании личных капиталов. А обещанные триллионы из бюджета еще могут дойти до Северо-Кавказского федерального окрестность, но только после 2020 года. Почему конкретно после 2020 года, и почему «могут дойти, могут не дойти»? — никто из членов Правительства Рф обширно разъяснять не стал, но мы-то с вами и так отлично осознаем, с чем связано такое решение.

Дело в том, что русский Северный Кавказ – регион очень специфичный. Именовать его проблемным можно, но при всем этом такое определение – самое мягкое из числа тех, которые для СКФО вообщем можно было подобрать. Заморочек тут хватает с головой: от безработицы и целого ряда нерешенных соц вопросов до часто проявляющихся ростков экстремизма. При всем этом многие задачи в отличие от ряда других регионов не находят решения в течение многих лет. Нет – не то, что бы их совершенно не решали… Решать, вроде как, пробуют, но только нередко или очень своеобразно, или, упираясь лбом в стенку. В конечном итоге многие регионы Северо-Кавказского федерального окрестность даже при очень впечатляющем финансировании из федерального центра показывают, мягко говоря, совершенно не выдающиеся характеристики.

Не считая того, меж отдельными северокавказскими субъектами часто появляются типичные заочные споры по поводу того, почему одним Москва выделяет больше, а другим меньше. Например, после того, как миллиардные вложения из федерального бюджета пошли на восстановление Чеченской Республики: строительство жилища, инфраструктурных объектов, создание новых рабочих мест, определенная «зависть» появилась и со стороны примыкающих регионов – сначала Ингушетии и Дагестана. Дескать, а почему это Кадырову – всё, а нам – ничего. И хотя термин «ничего» был очевидно неуместен, но так это уже управляющих северокавказских регионов не достаточно тревожило. Некие северокавказские издания недвусмысленно давали осознать, что федеральному центру необходимо перебегать к оказанию «более ощутимой» денежной помощи конкретно тем регионам, которые эти издания и представляют. А именно, издание «Дагестанская правда» в собственном экономическом разделе приводит последующую фразу:

«Гидроэнергетика (Дагестана – прим. создателя) вместе с АПК, туристским кластером и сферой образования вправе сейчас ждать денежной помощи федерального центра».


В номере тщательно описывается введение в эксплуатацию Гоцатлинской ГЭС и других гидроэнергетических проектов, которые уже на данный момент приносят значительные поступления в местную казну.

Непременно, в таких очень типичных призывах к финансированию нет ничего предосудительного: как говорится, люди радеют за собственный регион. Но только федеральный центр не торопится производить новые миллиардные переводы. Почему? Да так как финансовая эффективность от такового централизованного финансирования часто находится на уровне, близком к нулевому. Даже значительные прибыли время от времени оседают в кармашках местных чиновников с завидной регулярностью.

А именно, Дмитрий Медведев после целой серии проверок, проведенных Счетной Палатой РФ, в свое время открыто заявлял, что большой процент выделяемых на нужды СКФО денег просто разворовывается. По словам Медведева, «денежные средства просто не доходят до людей, и появляется вопрос, куда они (средства) деваются?» Но таковой вопрос Медведев задавал, будучи главой страны. После риторического вопрошания Медведева на собственный сегодняшний пост и был назначен Александр Хлопонин, призванный решить бессчетные северокавказские трудности и дать ответ на вопрос о том, куда же деваются деньги… В январе 2013 года сравняется ровно три года с того момента, как Хлопонин занял кресло полномочного представителя Президента РФ в СКФО, но пока результаты его работы более чем умеренны.

Естественно, нельзя заявлять о том, что всего за пару-тройку лет в настолько специфичных критериях работы бюрократ обязательно должен достигнуть выдающихся результатов, но то, что нужно интенсифицировать деятельность по развитию Северного Кавказа – факт тривиальный. Но конкретно в таковой момент и приходят, скажем прямо, не наилучшие анонсы для постпреда Хлопонина. Дело в том, что еще проще отчитываться в удачливости региона (окрестность) в этом случае, когда из федерального центра приходит многомиллиардное финансирование повсевременно и безо всяких оговорок по времени и превентивности. Но сейчас, согласно последним решениям Правительства, финансирование СКФО урезается до 2020 года практически в 10 раз! Разумеется, что это как для Хлопонина, так и для всех глав северокавказских регионов, самое истинное испытание. Москва в данном случае дает очень конкретный посыл: если централизованные инвестиции в Северо-Кавказский федеральный округ почти всегда не приводят к осязаемым положительным подвижкам, то стоит продолжать кидать средства в черную дыру?..

Если так, то сейчас и Хлопонину, и Кадырову, и Магомедову, и другим должностным лицам в регионе придется обосновывать (если они к этому готовы, естественно), что Северный Кавказ – это совсем не темная дыра. А обосновать этот тезис будет ой как сложно…
Вот поэтому Хлопонин и гласит о том, что 90% финансирования развития региона он собирается узреть в форме личных капиталов. Но слова о полезности личных капиталов не всегда стыкуются с желаниями личных инвесторов вкладываться в рискованные предприятия. А северокавказские проекты пока при всем желании нельзя именовать размеренными; к большенному огорчению. Сожаление в этой связи становится еще огромным, если учитывать, какие колоссальные потенциалы имеются у северокавказских регионов. Одна только туристская сфера чего стоит: горнолыжные курорты, оздоровительные центры, природные парки и почти все другое.

Кстати, конкретно туристский кластер выделен Правительством Рф в качестве направления приоритетного финансирования. Другими словами, Правительство пробует полностью профинансировать ту сферу, которая может привлечь к Северному Кавказу как конкретно туристов, так и личный бизнес. Показать, выскажемся так, Кавказ во всей красоте – так, как это сейчас может быть. Видимо, задумка приблизительно последующая: федеральный бюджет производит своеобразную PR-акцию (в положительном смысле) СКФО, а на основании этого уже местные власти должны сделать всё, чтоб этот PR-ход не прошел никчемно. Один из положительных шагов от таковой акции может стать создание новых рабочих мест, ведь безработица в СКФО самая высочайшая в Рф. Если в среднем по Рф (согласно отчетам вице-премьера Ольги Голодец) безработица составляет около 5,2%, то в СКФО она добивается 16-17% — по самым умеренным подсчетам.

Вот данные Росстата по безработице в СКФО (на осень 2012):
Дагестан – 11,6%;
Ингушетия – 47,3% (абсолютный антирекорд);
Кабардино-Балкария – 6,4%;

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,168 сек. | 17.07 МБ