Историческая ересь Польши

Историческая ложь ПольшиВ Польше поднялась еще одна волна борьбы за "правильную" трактовку истории ее отношений с Россией. На этот раз недовольство поляков вызвал отказ русских ученых признавать заниженную цифру погибших в 1919-1921 годах в польских лагерях красноармейцев. Делается это с одной целью — уменьшить число жертв, чтоб погибших в Катыни спустя 20 лет поляков было бы больше. А здесь и компенсацию востребовать можно. И ради заслуги собственных целей некие польские СМИ не гнушаются ложью и откровенными подлогами.

Сходу две ведущие польские газеты Gazeta Wyborcza и Rzeczpospolita расположили на собственных полосах материалы о научной конференции по поводу событий советско-польской войны 1920 года в Варшаве. В ней, в числе иных, участвовал виднейший русский спец по данной дилемме, зав. кафедрой истории южных и западных славян истфака МГУ, член российско-польской межгосударственной комиссии по сложным вопросам истории Геннадий Матвеев. То, что он гласил, вызвало приступ злости и у польских газетчиков, и у неких польских историков.

"Это было очень легкое дело — биться с заключенными (красноармейцами в польских лагерях. — Ред.). Их грабили, подвергали ожесточенному воззванию, убивали. У боец Красноватой армии забирали все… Мы много раз каялись за Катынь. Да и Польша должна покаяться за то, что творила беззакония, противоречащие всем вероятным принятым нормам прав человека. Почему это так тяжело? Почему не произносится слово "извините"?" — задал Матвеев вопрос своим польским сотрудникам.

Gazeta Wyborcza принялась спорить с русским ученым, используя в качестве комментатора польского историка Збигнева Карпуся. Издание как правду в последней инстанции преподнесло мировоззрение, что в польских лагерях в 1919-1921 годах погибло менее 17 тыщ красноармейцев. Ну и те в главном отошли в мир другой не вследствие ожесточенного воззвания поляков, а от тифа, холеры и иных болезней. Приведенная цифра погибших приблизительно на 5 тыщ меньше, чем число расстрелянных в рамках "Катынского дела" 1940 года поляков.

Но если Gazeta Wyborcza хотя бы соблюла нормы приличия и не опустилась до оскорблений и подлогов, то славящаяся своими конструктивными антироссийскими публикациями газета Rzeczpospolita принялась соединять русского ученого (кстати говоря, имеющего муниципальные заслуги Польши) с грязюкой еще до того, как он выступил на конференции. Издание пошло на подлог и попробовало обличить Матвеева в типо имевшей место смене точки зрения, чего не было и в помине. В качестве профессионала был, а именно, привлечен тот же Карпусь.

"В 2004 году мы издалече вместе с россиянами объемную книжку "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 годах. Сборник документов и материалов". На базе анализа тыщ документов обе стороны сошлись на том, что в польском плену погибло менее 16-18 тыщ пленных большевиков. И вдруг на данный момент доктор Матвеев стал утверждать, что погибло более 28 тыщ пленных", — цитирует Rzeczpospolita слова Карпуся.

И дальше русского ученого обвинили в том, что он, дескать, является рупором русской гос пропаганды. "Это необычным образом совпадает с действиями русской пропаганды, которая старается противопоставить тему погибших в плену большевиков катынскому злодеянию. Приводимые им числа — 28 тыщ пленных — это несколько больше, чем число жертв катынского злодеяния. Это смотрится подозрительно. Я опасаюсь, что доктор Матвеев мог поддаться давлению Кремля. Если это правда, это ставит под вопрос его научную добросовестность", — привела Rzeczpospolita слова историка Войцеха Рошковского.

"Споры вокруг темы пленных большевиков начались в 1990 году, когда СССР признал свою ответственность за катынское грех. Миша Горбачев поручил отыскать в истории польско-российских либо польско-советских отношений инцидент, который бы компрометировал поляков. Сначала для этих целей задумывались использовать эпизод сожжения поляками Москвы сначала XVII века, но в конце концов решили, что это очень давнешнее событие. Тогда русские историки подбросили Кремлю дело погибших военнопленных войны 1920 года. С тех пор русские руководители при слове "Катынь" автоматом припоминают судьбу красноармейцев", — разъяснило издание читателям сущность дела.

Ересь, под
лог… Корреспондент "Правды.Ру" много лет обучался у доктора Матвеева и не один раз задавал ему вопрос о потерях красноармейцев в той войне. И он никогда (!) не выражал согласия с цифрой в 16-17 тыщ. А в журнальчике "Новенькая и новая история" (№3, 2006) русский ученый вступил в полемику с тем Збигневом Карпусем, слова которого ведущие польские газеты преподносят как правду в последней инстанции.

"Карпусь установил, что "на момент прекращения военных действий на восточном фронте на местности Польши находилось около 110 тыщ большевистских пленных". Без всякого сомнения, данные З. Карпуся занижены, при этом очень значительно. Доступные в реальный момент достоверные источники позволяют утверждать, что в плен к полякам за время войны попало более 157 тыщ красноармейцев", — написал Матвеев. Он направил внимание на то, что польский сотрудник фактически слепо верует сводкам польского генштаба за 1918-1920 годы и не много сверяется с другими документами.

А цифру в 28 тыщ Матвеев указал на страничках сборника "Белоснежные пятна — темные пятна: сложные вопросы в российско-польских отношениях", вышедшего год вспять. В статье написано (цитирую дословно, с. 43. — В.Т.): "Можно приблизительно установить, что могло умереть от 25 до 28 тыщ человек, другими словами приблизительно 18 процентов реально оказавшихся в плену красноармейцев". А ранее говорится, что в исключительно в лагерях Стшалково и Тухоль погибло 11,5 тыщ человек. Выходит, что русский ученый собственной точки зрения не менял и на 16-17 тыщ не соглашался — вопреки заверениям газеты Rzeczpospolita и историка Карпуся.

А сейчас — о "гуманизме" польских властей к пленным. Обратимся к сборнику документов "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 годах", изданном усилиями историков 2-ух государств в 2005 году. Вот только несколько цитат:

"6 декабря 1919 года Референт по делам пленных З. Панович, после посещения лагеря в Стшалково, докладывает в Минвоендел Польши: "Мы узрели залитые водой бараки, крыши протекали так, что для избежания несчастья необходимо временами вычерпывать воду ведрами. Общее отсутствие белья, одежки, одеял и ужаснее всего — обуви. У пленных нет даже башмаков на древесной подошве, они прогуливаются с босыми ногами, в лохмотьях, обшитых шнурками, чтоб не распадались… Пища готовится только раз в денек". (с. 110).

"В июне 1919 года капитан медслужбы доктор Игнаци Копыстиньский докладывал в Минвоендел Польши об эпидемии сыпного тифа в Стшалково и что бараки для большевистских пленных "не имеют даже нар для сна… Приметно общее отсутствие белья" (с. 115). "В лагере Стшалково военнопленных заставляли заместо лошадок возить собственные испражнения. Они таскалии плуги и бороны". (с. 558)

"Если битый стонал либо просил пощады, пор. Малиновский вынимал пистолет и пристреливал… если часовые застреливали пленных, пор. Малиновский давал в заслугу 3 папироски и 25 польских марок… не один раз можно было наблюдать… Группа во главе с пор. Малиновским влезала на пулеметные вышки и оттуда стреляла по беззащитным людям". (с. 655).

Не считая того, сохранилось пояснительное письмо подполковника Игнация Матушевского в кабинет военного министра Польши, в каком сообщается, что только к февралю 1921 года в одном Тухоле погибли 22 тыщи пленных красноармейцев. А ведь были еще лагеря в Стшалково, Щеперно, Береза-Картусская.

И это еще не всё. Не считая красноармейцев, в польский плен попадали и белогвардейцы. Так, в феврале 1920 года такая участь поняла 23-тысячную белогвардейскую группировку генерала Николая Бредова. Они посиживали в тех же лагерях, что и красноватые. Многие из их погибли.

В Госархиве Рф (ГАРФе) сохранились мемуары прошедшего Тухоль поручика Каликина. "Про Тухоль ведали страхи, но реальность затмила все ожидания. Представьте для себя песчаную равнину неподалеку от реки, огороженную рядами колющейся проволоки, снутри которой расположились полуразрушенные землянки… Неподалеку от основных ворот — бараки из гофрированного железа… Когда проходишь мимо их ночкой, раздается некий странный… звук, точно кто-то тихо плачет. Деньком от солнца в бараках невыносимо горячо, ночкой — холодно…"

Вопрос о белогвардейцах — отдельный, и за ожесточенное воззвание с ними Рф может предъявить Польше те же претензии, что и за ожесточенное воззвание с красноармейцами. Документы напрочь разбивают польскую версию о том, что ожесточенного воззвания с пленными не было. А общая численность зве
рски замученных в польских лагерях российских как минимум сравнима с количеством расстрелянных в рамках "Катынского дела" поляков. Во многие польские архивы, где лежат связанные с той эрой дела, доступ до сего времени закрыт.

Предпосылки польской истерики по поводу несогласия доктора Матвеева на цифру в 16-17 тыщ лежат совсем не в плоскости истории. Некие польские политики (в том числе и прошлый премьер Ярослав Качиньский) молвят о том, что желают востребовать от Рф выплаты компенсации за Катынь в 22 млрд баксов. Как ее потребуешь, если поляки сами совершали злодеяния против российских? Да к тому же уничтожили их больше, чем поляков в 1940-м? Вот и обосновывают в Польше, что умерло красноармейцев меньше, и погибли они совсем не из-за ожесточенного воззвания, а из-за эпидемий.

Изыскания русских историков мешают Польше достигнуть собственных целей. И некие местные историки и газеты не смущяются даже идти на откровенные подлоги, выдавая хотимое за действительное. Но таковой энтузиазм к исторической конференции 2-ух ведущих изданий свидетельствует о том, что входящая в ЕС и НАТО Польша хочет идти до конца и готова привлечь вышеозначенные организации на свою сторону. Как досадно бы это не звучало, в Рф внимание властей к этой дилемме намного ниже.

Меж тем стоимость вопроса — минимум 22 млрд баксов. Не считая того, что прямо за Польшей подобные малооправданные, с исторической точки зрения, иски могут подать страны Прибалтики, Румыния, Финляндия… И дальше по списку.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,195 сек. | 11.32 МБ