История 1-го предательства: как Горбачев Германию соединял воединыжды

История одного предательства: как Горбачев Германию объединялВ Германии 3 октября государственный праздничек – Денек германского единства. 22 года вспять, 3 октября 1990 года, Немецкая Демократическая Республика официально вошла в состав Федеративной Республики Германия. Разбитая на несколько десятилетий германская цивилизация, таким макаром, обрела государственное единство.

Правда, уже тогда многие восточные немцы окрестили происшедшее еще более подобающим именованием – «аншлюсом» ГДР со стороны ФРГ. Но на такие условия воссоздания одного германского страны, выдвинутые управлением ФРГ, согласился главный игрок тогдашней мировой арены – СССР в лице Миши Горбачева и его окружения. Более того, тогдашний русский фаворит начал процесс объединения Германии за спиной у управления ГДР – с сепаратных переговоров с западногерманским канцлером Гельмутом Колем и президентом США. И только позже фавориты ГДР были поставлены в известность о намерениях Горбачева «воссоединить» Германию.

Предательство ГДР со стороны как бы головного союзника – СССР? Безусловно. Но главными проигравшими от такового объединения оказались даже не восточные немцы: немецкая цивилизация худо-бедно все таки воссоединилась. Главной проигравшей стороной в итоге стала… российская цивилизация, которая после последовавшего скоро распада СССР перевоплотился в цивилизацию разбитую. Повторила, так сказать, судьбу германцев конца 1940-х гг. И, как это ни прискорбно признать, при сегодняшнем руководстве Рф и постсоветских стран никаких реальных предпосылок для воссоединения российских пока не просматривается. Но все таки вернемся к истории объединения Германии.

1-ый решающий шаг в данном направлении был изготовлен в октябре 1988 года, когда в Москву приехал с визитом г-н Коль. Ранее, правда, канцлер уже закинул Горбачеву «удочку» по поводу вероятного объединения Германии. И получил очень обнадеживающий ответ: русский фаворит написал Колю письмо, в каком в первый раз появились слова о необходимости «новой главы» в отношениях меж нашими странами.

Ободренный Коль заспешил в Москву, где его ожидал самый гостеприимный прием. 28 октября 1988 года в Екатерининском зале Кремля меж Горбачевым и Колем состоялся, можно сказать, переломный разговор. Правда, потом Горбачев несколько поскромничал, описав на заседании Политбюро ЦК КПСС прошедшие переговоры с Колем последующим образом: «Пока перелома не пришло, но сильный толчок для движения вперед на этом принципиальном направлении дан». Горбачев, естественно, хитрил: перелом к тому времени уже наступил (во всяком случае, в его голове). Впереди оставалась хоть и масса работы, но уже в значимой мере, так сказать, прикладного нрава.

В июне будущего года уже Горбачев приезжает к Колю и подписывает с ним совместное заявление. Сам Гельмут Коль охарактеризовывает сей документ как некоторую черту, подведенную под прошедшим, и сразу как источник, освещающий путь в будущее. Горбачев, со собственной стороны, именует документ «прорывом».

После чего руководители СССР и ФРГ еще не раз встречаются для выработки определенного механизма объединения Германии; в числе этих встреч – и именитые переговоры «без галстука» в настолько родном для Миши Сергеевича Ставрополье. И на каждой из этих встреч русский фаворит, на самом деле, сдает одну позицию за другой, соглашаясь в конечном итоге на объединении Германии на критериях, выдвинутых Колем. Ну как после чего германцам не причислить Горбачева к «отцам-основателям» сегодняшней Германии!

А параллельно Горбачев ведет переговоры с фаворитами западных держав. Ведь прямо до собственного объединения германский суверенитет, мягко говоря, оставлял вожделеть наилучшего: как проигравшее войну и принявшее в 1945 году условия полной и беспрекословной капитуляции, германское правительство находилось, на самом деле, под интернациональным контролем стран-победительниц.

На международном поприще Горбачеву и его окружению, кстати, тоже пришлось много попытаться, чтоб уверить ту же Маргарет Тэтчер дать свое согласие на воссоединение Германии. И французского президента Франсуа Миттерана сначала тоже пришлось уговаривать. Но в кон

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,141 сек. | 11.29 МБ