История прадедов

История прадедов

От героев былых времён
Не осталось иногда имён
Те,что приняли смертный бой,
Стали просто землёй,травкой.
Только суровая доблесть их

Поселилась в сердцах живых.
Этот нескончаемый огнь,
Нам завещанный одним,
Мы в груди храним.

Е.Агранович

Людская память-странная вещь. Она не даёт нам забывать многие вещи, так либо по другому связанные с нашим пребыванием в этом мире. Но иногда она же подводит нас, оставляя до поры до времени за порогом нашего сознания действия издавна прошедшие. Мы вспоминаем о их только тогда, когда эти отдельные личные действия завязываются в тугой узел общих памятных дат. В мае этого года весь мир отметил шестидесятипятилетие Величавой Победы над фашизмом. Посреди тех, кто лицезрел этот Праздничек, осталось совершенно мало живых очевидцев и участников, переживших тяжёлые военные годы. И всё больше и больше ушедших в другой мир и унёсших с собой память о войне. Чем далее отдаляется от нас время военной поры, тем ярче высвечивает оно геройские лица того лихолетья. Это были надёжные, прочные, мужественные, добрые люди – взрослые мужчины, совершенно ещё безусые мальчишки и смешливые девчонки, вчерашние школьники и студенты. Это их руками созидались величавые дела, это они вынесли на собственных плечах невиданную войну. И может быть, наилучшая память о их сейчас — это сохранённые письма и фото. Как неоценимые реликвии хранятся они в семейных архивах и передаются из поколения в поколение. Очень жаль, что мои современники, представители последнего поколения ХХI века, часто не проявляют энтузиазма к старенькым альбомам собственных «предков» с пожелтевшими чёрно-белыми фото незнакомых им людей. Признаюсь,и я не обожал их. Не осознавал,что память о моих праотцах. Фото пылились в самых далеких ящичках нашего супермодного секретера. Пока в один прекрасный момент моя бабушка, любительница телевизионной передачи «Жди меня», не собралась вдруг написать туда письмо с просьбой посодействовать в поисках следов пропавшего без вести во время Величавой Российскей войны её дяди Даржана. А потому что это письмо-просьбу представляло оформить мне, её внуку, пришлось познакомиться с начальным материалом. Им стали старенькые фото и короткое фронтовое письмо.

Со старенького довоенного снимка глядят на меня трое юных парней – мой прадедушка Ташмагамбет и два младших его брата-Анжан и Даржан. Они до забавного серьёзны. Всем троим предстояло одному за другим уйти на фронт в 1942 году. Даржан, самый юный и весёлый, до войны служивший в кавалерии, в 1-ые деньки войны вкупе с другими войнами-кавалеристами, скорее всего, стал «пушечным мясом»: с шашками наголо против отлично вооружённой фашисткой армии. Но я не выскажу эту идея собственной бабушке. Ей до сего времени не охото веровать в это. Она до сего времени уповает, что его следы затерялись на большущих просторах Вселенной, а не в сузившейся до размеров Ленинградской области. Анжан, по мемуарам бабушки, был высок, строен, красив-первый юноша на деревне. Ему бы обожать, кружить головы девчёнкам, но эшелон увёз его на запад, где его воинская часть частвовала в многодневной тяжелейшей обороне Москвы. С боями прошла она до Польши, и там на стенках какого-то дома полуразрушенного малеханького города гвардии сержант Муканов Анжан оставил свою роспись. Боец из Казахстана в далёком польском местечке… Он возвратился домой живым и долгие и длительные годы позже безрезультативно пробовал выяснить о своём младшем брате. Так и ушёл из жизни в конце 60-х, ушёл с несбывшейся надеждой и болью в сердечко. Моего прадедушки Ташмагамбета тоже уже нет в живых. Он был старшим посреди братьев. Человек умопомрачительной судьбы, был обычным и немногословным в жизни. Отпрыск большого бая, в царское время-воспитанник кадетского корпуса в Петербурге. Был очевидцем взятия Зимнего дворца во время Октябрьской революции 1917 года. Чтоб выжить, сменил фамилию и имя, затерялся на обширных просторах Русской Республики. Казалось бы, что ему, байскому потомку, потерявшему всё, строительство новейшей жизни, а потом и защита собственной обновлённой Родины?! Но мой прадедушка с первых дней войны встал в ряды тех, кто защищал её северо-западные границы. По
следним плацдармом для его части был город с германским заглавием Кёнигсберг. Война для него завершилась на Далеком Востоке, где русские войска крушили японских милитаристов. На фото он чуток заметно улыбается через усы; его ухмылка кажется мне по-доброму хитроватой, как будто прадед додумывается , что в какой-то момент его неугомонные, вечно занятые правнуки отыщут минуту и откроют старенькый альбом. От прадеда с фронта изредка приходили письма, но до нынешнего денька сохранилось только одно из их, совершенно короткое. «Как вы там, без нас? У нас тут очень горячо бывает, но мы уже привыкли. Гоним гадов на запад. Неприятель уже не тот, но жить желает. Сопротивляется жутко. Мы его одолеем и вернёмся домой. Ожидайте, родные, с победой»,-писал он из-под Кёнигсберга. Пожелтевший треугольник солдатского письма с полуистёршимся текстом. Живое эхо войны. Мне в голову приходят строчки восхитительного поэта И.Уткина из его стихотворения «Ты пишешь письмо мне»(1943 год):

Мы скоро вернёмся. Я знаю.Я верю.
И время такое придёт…
………………
И как-нибудь вечерком совместно с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику эмоций, перечтём.

И вновь не даёт мне покоя чувство сожаления о том, что никто из нас — его внуков и правнуков — не засел в один прекрасный момент за солдатские письма и фото, не удосужился порасспросить старенького бойца о его бывших буднях. Об этом сожалеют моя мать и мои тёти.

«Хроника чувств» дошла до наших душ и сердец только на данный момент, когда его не стало. И только на данный момент, пусть поздно, я держу в руках старенькые фото и фронтовое письмо, и прошедшее становится поближе и понятнее мне. Я невольно проникаюсь почтением к моим далёким праотцам, смогшим возвыситься над своими мирскими заботами, радостями, обидами, и в суровый для Родины час встать в ряды её защитников.

Геройству излишних слов не нужно,
Но каждый денек и каждый час
Они со гибелью жили рядом,
Чтобы оградить от погибели нас.
Чтобы мир наш стал ещё чудесней,
Чтобы тишь царила в нём…
И им пришлось родным и близким
Писать под неприятельским огнём. (А.Сурков)

Шестьдесят 5 лет наша земля без войны. Это много либо не много? И длительно ли так будет? От кого зависит уже обычный нам, но таковой хрупкий мир? От тех кто добыл давно ожидаемую Победу в суровых 40-х; от таких, как мой прадед и его братья, и ещё от миллионов, сгинувших в пламенном горниле войны?

Материнское поле Ч.Айтматова взывает к нам, не знавшим ужасных военных лет:
«Эй, люди за горами, за морями! Эй, люди, живущие
на белоснежном свете, что для вас нужно-земли? Вот я-земля!
Я для всех вас схожа, вы все для меня равны…

…Я нескончаема, я беспредельна, я глубока и высока,
меня для всех вас хватит сполна!
…могут ли люди жить без войны…Это не от меня –
от вас,от людей находится в зависимости от вашей воли и разума».
От нас, нашей воли и разума…

Мир, завещанный нам бойцами Величавой Российскей. Я закрываю старенькый домашний альбом. Заботливо провожу рукою по его бархатной обложке и кладу на видное место. Ему самое место там, на виду. Как напоминание о прошедшем, без которого нет и не может быть грядущего.

С передачи "Ожидай меня" пришел ответ, что Анжан (Андрей) был женат. Супругу звали Екатерина Савельевна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,184 сек. | 17.06 МБ