Лечение околокорневых и фолликулярных кист у детей и подростков

Если вопрос лечения кист челюстей у взрослых широко освещается в литературе, то особенностям хирургических вмешательств по поводу кист челюстей у детей уделено значительно меньше внимания.
Методы лечения одонтогенных кист у детей обусловливаются особенностями строения челюсти, локализацией кисты, связью кистозной оболочки с фолликулом постоянного зуба. Некоторые хирурги-стоматологи (Т. И. Альбанская, 1939; А. М. Пименова, 1954; А. В. Коваль, 1960; К. И. Татаринцев, 1965; С. О. Никогосова, 1967) отдают предпочтение кистотомии, создающей условия для сохранения фолликулов зубов.
Д. Л. Корытный (1965), А. В. Миронюк (1967), С. Н. Миньков (1967), Г. Д. Мишина (1967), С. М. Соломенный (1967) при лечении кист у детей считают кистэктомию методом выбора. Часть хирургов-стоматологов к решению этого вопроса подходит дифференцированно, учитывая положение и состояние фолликулов зубов (А. К. Авазматова, 1968).
Сторонники кистэктомии также рекомендуют щадящее отношение к фолликулам постоянных зубов, сохраняя их на месте (С. М. Соломенный, С. А. Миньков) или же советуют применять реплантацию (А. В. Миронюк), а некоторые — трансплантацию (С. М. Соломенный, С. А. Миньков, И. В. Иванов) фолликула зуба.
За 15 лет (1945—1959) в челюстно-лицевой клинике Киевского медицинского института, по архивным материалам, находилось на лечении 75 детей и подростков с одонтогенными кистами челюсти (у 38 — околокорневые и у 37 — фолликулярные). Количество больных мужского и женского пола было примерно одинаковым (39 мальчиков и 36 девочек).
Околокорневые кисты встречались преимущественно в возрасте 11—16 лет (у 31 больного из 38), а фолликулярные чаще наблюдались в более молодом возрасте —9—12 лет (у 22 больных из 37). У 2 больных были множественные фолликулярные кисты верхней и нижней челюстей, в связи с чем отмечается несоответствие количества больных количеству оперированных кист челюстей.
По поводу кист нижней челюсти лечили 46 детей и подростков, у которых выявлено 48 кист (24 околокорневых и 24 фолликулярных) .
Нагноившихся кист нижней челюсти (как околокорневых, так и фолликулярных) оказалось меньше, чем ненагноившихся (соответственно 16 и 32).
У 29 больных диагностирована 31 киста верхней челюсти. Нагноившихся кист оказалось только 3 (2 околокорневые и 1 фолликулярная), ненагноившихся — 28. Кист, вросших в гайморову полость, было 5 (3 околокорневые и 2 фолликулярные).
Околокорневые кисты, обусловленные молочными зубами, выявлены у 7 больных (3 кисты на верхней и 4 на нижней челюсти), причем в 4 случаях они исходили от первого молочного моляра. Молочные резцы, по нашим материалам, не являлись «причинными» зубами, вызывающими образование кисты.
Околокорневые кисты от постоянных зубов наблюдались у 27 детей. На нижней челюсти наиболее часто причинным зубом оказывался первый моляр (10 случаев), а на верхней челюсти большинство кист были обусловлены резцами. Клыки и вторые моляры у детей ни в одном случае не были причиной образования околокорневой кисты.      
Фолликулярные кисты верхней челюсти чаще всего были обусловлены клыком и первым премоляром, а на нижней челюсти — вторым и первым премолярами и реже резцом. Лишь по одному случаю фолликулярные кисты развились в связи с рудиментарным и сверхкомплектным зубом.
Основным видом лечения околокорневых кист челюстей у детей и подростков являлась кистэктомия с ушиванием раны наглухо (31 операция из 37). В единичных случаях применяли кистэктомию верхней и нижней челюстей с тампонадой полости йодоформным тампоном. При кистах верхней челюсти, вросшей в гайморову полость, производили кистэктомию с гайморотомией, тампонадой полости йодоформным тампоном, конец которого выводили наружу через противоотверстие в нижнем носовом ходе. Внутриротовую рану слизистой оболочки ушивали наглухо (у З больных).
Фолликулярные кисты у детей также в основном оперировали радикально: производили кистэктомию с удалением фолликула зуба, обусловившего образование кисты, и ушиванием операционной раны наглухо (38 случаев из 42). У 2 детей с фолликулярными кистами верхней челюсти, вросшей в гайморову полость, кистэктомия сочеталась с гайморотомией. Только у 4 человек была предпринята кистотомия.
Кариозные зубы, явившиеся причиной образования околокорневых кист, а также разрушенные молочные зубы в области расположения фолликулярной кисты удаляли. Таких зубов удалено 77. Но помимо них, у детей во время кистэктомии удаляли некариозные молочные и постоянные зубы, расположенные в области кисты. Из 75 кистэктомий 31 операция произведена с удалением прорезавшихся 56 здоровых зубов (27 молочных и 29 постоянных). Кроме того, 42 операции выполнены с удалением 64 фолликулов постоянных зубов. Таким образом, у детей при кистэктомии по поводу фолликулярной кисты, помимо «причинного» фолликула зуба, удаляли еще один, а иногда и два фолликула зуба, прилежащих и спаянных с кистозной оболочкой.
Особенно большая потеря зубов вследствие удаления их во время операции была выявлена нами у детей с множественными фолликулярными кистами. Так, больному, у которого диагностировано 2 кисты на нижней и 1 киста на верхней челюсти, удалено 3 фолликула, 4 постоянных и 1 молочный зуб, а одной больной — 9 молочных зубов и 6 фолликулов постоянных зубов.
У 3 детей при кистэктомии по поводу околокорневой кисты удалось сохранить лишь 7 зубов с применением резекции верхушек корней (4 центральных, 2 боковых резца верхней челюсти и 1 центральный резец нижней челюсти). При выполнении кистэктомии по поводу фолликулярной кисты были сохранены фолликулы зубов у
3 больных (фолликул 3, 4 и 3 ) осторожным отделением их от оболочки кисты.
Изучая у детей непосредственные результаты 72 кистэктомий,
произведенных с ушиванием ран наглухо, лишь в одной истории болезни не выявлен исход операции. В 61 случае рана зажила первичным натяжением (86%), у 10 больных (14%) отмечено расхождение краев раны: частичное (у 9 больных) или же полное (у 1 больной). Образование свищевого хода через месяц после операции и заживления раны отмечено у 1 больного с фолликулярной кистой нижней челюсти.
Кистэктомия осложнилась парестезией тканей нижней губы лишь у 1 больного.
Таким образом, у детей и подростков основным видом оперативного лечения околокорневых и фолликулярных кист челюстей являлась кистэктомия с ушиванием раны наглухо. В случае врастания кисты верхней челюсти в гайморову полость кистэктомия сочеталась с гайморотомией. Кистэктомия применялась при ненагноившихся и нагноившихся кистах с хроническим течением воспалительного процесса.
Нами отмечено, что проведение кистэктомии у детей и подростков, особенно при фолликулярных кистах, зачастую приводит к необходимости удаления сравнительно большого количества интактных молочных и постоянных зубов, а также фолликулов постоянных зубов, что снижает ценность данного метода.
В связи с тем, что процесс регенерации костной ткани у детей протекает быстрее, чем у взрослых, и образовавшаяся после кистотомии добавочная бухта полости рта существует менее продолжительное время, можно расширить показания к кистотомии в целях сохранения фолликулов постоянных зубов. Это важно не только потому, что потеря зубов снижает жевательную функцию зубо-челюстной системы. Ранняя потеря зубов и их фолликулов приводит к нарушению нормального развития челюстных костей, отставанию их в росте и как следствие — к деформации челюсти и лица, нарушению прикуса и снижению функции всего жевательного аппарата.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,197 сек. | 12.2 МБ