Лечение протеолитическими ферментами (wobe-mugos)

«Лечение протеолитическими ферментами (Wobe-Mugos) проводится в нашей клинике более 5 лет. Вначале применяли при внутримышечном введении суточную дозу 100 мг, а внутрь и per rectum— 100—200 мг. Этот способ лечения был испытан на 40 больных в течение 3 мес. Мы действительно наблюдали впечатляющие паллиативные результаты, однако окончательный прогноз для больных существенно не менялся. Поэтому ферментная терапия была опять исключена из арсенала средств, применяемых в нашей клинике. Нужно добавить, однако, что данный метод испытывался в запущенных случаях, в терминальных или претерминальных стадиях болезни в течение всего лишь нескольких недель или дней. Теперь мы знаем, что применявшиеся нами в то время дозы совершенно недостаточны в столь далеко зашедших случаях.
В начале 1969 г. мы снова заинтересовались ферментной терапией с применением Wobe-Mugos. Вводя препарат непосредственно в опухоль, мы почти в половине случаев получили хорошие результаты — обширный некроз и расплавление опухолей или метастазов; в некоторых случаях нам удалось добиться полной ремиссии при опухолях размером с «детскую голову», когда цитостатическая и лучевая терапия была уже бесполезна. Только после этого мы пришли к твердому убеждению, что предлагаемый ферментный препарат представляет собой весьма эффективное средство при лечении опухолей.
Под впечатлением полученных результатов мы решили, по рекомендации других клиницистов, испытать ферментный препарат также при канцероматозных экссудатах в полостях тела. В 50% случаев после повторных вливаний по 500 мг Wobe-Mugos, разделенных промежутками не более 24 ч, экссудаты полностью исчезали и больше не возникали. Если же лечение не давало полного эффекта и накопление жидкости продолжалось, то в осадке не удавалось обнаружить опухолевых клеток. С тех пор мы настолько усовершенствовали методику применения ферментов, что при экссудатах в полости плевры процент случаев полного успеха значительно увеличился. Вводить препарат в плевральную полость сравнительно просто; такое введение практически никогда не приводит к резко выраженным побочным явлениям.
Следует отметить, что к внутрибрюшинному введению ферментного препарата, в частности в нашей клинике, прибегают лишь в редких случаях. Причина этого — выраженные побочные реакции; в том числе перитонеальный шок. Мы, однако, рассчитываем вскоре разработать схему терапии, которая позволит исключить такие реакции. Понятно, что под впечатлением только что описанных наблюдений мы теперь снова стали уделять больше внимания общему лечению с помощью ферментной смеси. Однако опыт введения ее в опухоли и полости показал нам, что объективно выявляемое изменение самой опухоли, которое, как мы уже говорили, привело в ряде случаев к полной ремиссии, может быть достигнуто только с помощью высоких доз. Из этого мы сделали практический вывод: следует применять дозы, по крайней мере в 10 раз больше тех, которые мы вводили при наших прежних попытках общей терапии. Теперь, когда появилась возможность вводить ферментные препараты per rectum и когда путем анализа крови было доказано, что вводимые per rectum ферменты в значительной части всасываются, мы начали более обширные клинические исследования и сейчас уже получили первые результаты.
С апреля этого года до настоящего момента длительное лечение (по 1—4 клизмы в день) было применено в 79 случаях злокачественных опухолей различной локализации на поздних стадиях развития. Поскольку количественным критерием эффективности воздействия на опухоль мы в большинстве случаев не располагаем, приходится опираться на клинические факты. Мы, однако, надеемся, что в ближайшее время нам удастся привести данные, свидетельствующие о статистически значимых различиях между результатами обычной терапии и при дополнительном лечении ферментами. Основой для сравнения будут служить показатели выживания, частота рецидивов и метастазов.
В качестве первого и наиболее доступного в данный момент параметра следует использовать потребность в кортикоидах в период лучевой терапии. Все больные в нашей клинике подвергаются облучению по схемам, разработанным для каждого типа опухолей. Как известно каждому клиницисту, облучение неблагоприятно сказывается на общем состоянии организма, что проявляется такими симптомами, как тошнота, рвота, потеря аппетита, понос и т. п.; для устранения этих симптомов с успехом применяют кортикостероиды. Примерно 60% наших больных обычно нуждаются во введении кортизона. Как показал анализ наших первых 79 случаев терапии ферментами, кортизон пришлось назначить только в 3 случаях, причем можно добавить, что назначением кортизона ведал врач, который ничего не знал о проводимом исследовании и всецело руководствовался клинической картиной и жалобами больного.
Изучение нашего материала выявило еще одну удивительную особенность: нам удалось почти совсем отказаться от применения болеутоляющих препаратов.
Мы с удовольствием представим дальнейшую подробную информацию каждому, кто ее запросит. Со своей стороны мы планируем проведение статистического анализа, но не раньше, чем будет закончено текущее исследование, т. е. примерно через 2 года. Сейчас на основании накопленных данных можно лишь с достаточной уверенностью утверждать, что лечение клизмами с Wobe-Mugos определенно повышает переносимость больными лучевой терапии, несомненно уменьшает боли, а также почти полностью предотвращает развитие хорошо известных паранеопластических синдромов. Мы уже говорили о необычайной эффективности ферментов при их введении в полости и непосредственно в опухоль. Ферментная терапия уже сейчас занимает прочное место в схемах лечения, применяемых в нашей больнице.
                                                                   Главный врач клиники д-р В. Шееф»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,707 сек. | 11.71 МБ