История катастрофы эсминца «Сокрушительный»

«Сокрушительный» — одна из самых постылых нашими историками тем. Если можно, то о ней вообщем предпочитают еще раз не вспоминать. Если последнее не удается, то молвят о «Сокрушительном» вскользь и скороговоркой. Обстоятельств для таковой стойкой нелюбви предостаточно. Длительное время о «Сокрушительном» вообщем никогда ничего не писали. Упоминался опальный эсминец разве что в воспоминаниях командующего Северным флотом в годы Величавой Российскей войны адмирала Головко.

История трагедии эсминца "Сокрушительный"

Эскадренный миноносец «Сокрушительный» относился к серии эсминцев проекта «7». Эсминцы проекта «7» (либо, как их обычно именуют, «семерки») по праву занимают видное место в нашей военно-морской истории. И логично — ведь они были активными участниками Величавой Российскей войны, являлись самыми массовыми русскими надводными кораблями постройки 30-х годов, конкретно от «семерок» ведут свою родословную несколько поколений российских эсминцев, огромных ракетных кораблей и даже крейсеров. Один эсминец типа «7» стал гвардейским, четыре — краснознаменными. В то же время о их сказано и написано много противоречивого. В особенности это относится к боевым действиям «семерок» в годы войны — тут реальные, нередко трагические действия в течение долгого времени подменялись легендами. Особо много слухов ходило всегда вокруг катастрофической смерти эскадренного миноносца «Сокрушительный». 1-ые 6 «семерок» удалось заложить в конце 1935 года, а в будущем году — и все другие. К началу Величавой Российскей войны в составе русского ВМФ числилось 22 эсминца типа «Гневный». Это были наши самые массовые корабли довоенной постройки.

Эскадренный миноносец «Сокрушительный» был построен на заводе № 189 имени С. Орджоникидзе. Заводской номер С-292. Заложен 29.10.1936 года, спущен на воду 23.08.1937 года, приемный акт подписан 13.08.1939 года. Скоро после вступления в строй переведен по Беломорско-Балтийскому каналу (сентябрь — ноябрь 1939 года) на Северный флот. В ноябре эсминец прибыл в Полярный. Во время войны с Финляндией нес дозорную и конвойную службу, потом занимался боевой подготовкой. С 18 июля 1940 года по 4 июля 1941 года прошел гарантийный ремонт на заводе № 402 в Молотовске. Всего до начала Величавой Российскей войны он прошел 10 380 миль.

После окончания ходовых испытаний «Сокрушительный» был включен в состав Беломорской флотилии, где находился до 29 сентября. За этот период времени он пару раз эскортировал транспорты, произвел 3 минные постановки (поставил 90 мин КБ-1 и 45 мин эталона 1908 года), прошел краткосрочный планово-предупредительный ремонт.

1 октября «Сокрушительный» прибыл в Полярный и вошел в состав отдельного дивизиона эсминцев.
Северный флот в годы Величавой Российскей войны был самым юным и самым немногочисленным, но в то же время более интенсивно действовавшим оперативным соединением нашего ВМФ. К июню 1941 года наикрупнейшими его кораблями были конкретно «семерки». 5 эсминцев этого типа («Громкий», «Грозный», «Гремящий», «Стремительный» и «Сокрушительный») вкупе с 3-мя «новиками» составляли 1-й отдельный дивизион эскадренных миноносцев. В конце 1942 года, с прибытием тихоокеанских «Разумного», «Разъяренного» и фаворита «Баку», была сформирована бригада эскадренных миноносцев (командир — капитан 1-го ранга, потом контр-адмирал, П.И. Колчин).

До 1 января 1942 года он 11 раз выходил для обстрела неприятельских позиций, выпустил 1297 130-мм снарядов. Не считая того, совместно с «Грозным» и английским крейсером «Кент» участвовал в поиске германских эсминцев (правда, без результатов), конвоировал транспорты. Более томным походом стала совместная с «Грозным» эскортная операция 24–26 декабря. Во время 9-балльного шторма при 7-балльной волне и сильном оледенении надстроек наклон корабля достигал 45°, а из-за засоленности холодильника некое время приходилось идти на одном ТЗА. Каким-то чудом корабли избежали огромных повреждений. В сей раз «Сокрушительному» просто подфартило, и он добрался до базы.

28 марта, после окончания планово-предупредительного ремонта, «Сокрушительный» вкупе с «Гремящим» и английским эсминцем «Ориби» вышли навстречу конвою PQ-13, а днем последующего денька в
ступили в его охранение. В 11 часов 18 минут при нехороший видимости была услышана стрельба, и через 2 минутки у левого борта «Сокрушительного» поднялись всплески от 5 артиллерийских снарядов. Через 6–7 секунд по носу и корме свалилось еще 3 снаряда. Эсминец прирастил ход. Спустя несколько секунд на курсовом угле 130° и дистанции 15 кабельтовых был найден силуэт корабля, опознанного как германский эсминец типа «Редер». «Сокрушительный» открыл огнь и вторым залпом достигнул накрытия с попаданием снаряда в район 2-ой трубы корабля противника. Тот запарил и резко повернул на лево. Наш эсминец вдогонку сделал еще 4 залпа, но больше попаданий не наблюдалось. Налетевший снежный заряд укрыл врага из виду. Всего «Сокрушительный» выпустил 20 130-мм снарядов.

История трагедии эсминца "Сокрушительный"
Мореплаватели русского эсминца проекта 7 «Сокрушительный» с корабельным питомцем, район носовых торпедных аппаратов, вид в нос. Северный флот

Этот скоротечный бой занимает видное место в истории русского военно-морского искусства, так как является единственным за всю Величавую Русскую войну эпизодом, когда наш надводный боевой корабль столкнулся с противником собственного же класса и даже вышел из него вроде бы победителем. В качестве противника «Сокрушительного» обычно указывается германский эсминец Z-26. Но в ближайшее время в печати появились материалы, в каких выдвигаются другие версии. Так, создатели ряда публикаций, справедливо указывая, что к описываемому момент Z-26 был очень поврежден и отстреливался от крейсера «Тринидад» из единственного уцелевшего орудия, а кружившие вокруг конвоя Z-24 и Z-25 находились довольно далековато от места стычки, высказывают догадку, как будто «Сокрушительный» вел бой с… английским эсминцем «Фьюри». Это представляется маловероятным, потому что попадание в союзный эсминец (кстати, на последующий денек пришедший в Мурманск) наверное отыскало бы отражение и в документах, и в исторической литературе. Более разумно представить, что мишенью комендорам «Сокрушительного» все таки служил Z-26, только вот огнь по русскому эсминцу вел кто-то другой, так как 1-ый 5-орудийный залп не был в состоянии сделать ни один из находившихся поблизости эсминцев (и английские, и германские корабли имели по 4 орудия головного калибра). Кстати, в донесении командира «Сокрушительного» ничего и не говорится о ведении германцами огня. Так что два упавших у борта залпа полностью могли принадлежать тому же крейсеру «Тринидад», принявшему «Сокрушительный» и «Гремящий» за Z-24 и Z-25. Во всяком случае, конкретного разъяснения неких нестыковок в русском, германском и британском описаниях этого боя нет.

В апреле «Сокрушительный», находясь в охранении конвоев, не один раз отражал воздушные атаки, опять перенес 9-10-балльный шторм Вечерком 30 апреля он вступил в охранение торпедированного германской подлодкой крейсера «Эдинбург», имевшего на борту 5 тонн золота, созданных для оплаты США по ленд-лизу. Но нехватка горючего принудила «Сокрушительный» через 8 часов уйти в базу. Пополнив припас мазута, «Сокрушительный» вечерком 1 мая возвратился к месту нахождения крейсера, но, как досадно бы это не звучало, было уже поздно. За 6 часов до подхода эсминца «Эдинбург» был потоплен. Позже британцы высказывали претензии относительно того, что русские эсминцы покинули их покоробленный крейсер в самый тяжкий момент. К командиру «Сокрушительного» и его команде эти претензии не имели никакого дела и на сто процентов относятся к командованию Северного флота, которое при планировании операции не учло припасов горючего и их расход на собственных кораблях.

8 мая «Сокрушительный» два раза выходил в губу Ара для обстрела береговых целей. По данным разведки, оба обстрела были успешными и нанесли противнику определенный урон. 2-ой поход, но, чуть не завершился катастрофой. Во время обстрела береговых целей «Сокрушительный» в один момент штурмовали сходу 28 германских самолетов. Эсминцу удалось срочно отклепать якорную цепь (выбирать якорь уже не было времени) и, успешно маневрируя, избежать попаданий от сыпавшихся на него градом бомб. При всем этом зенитчикам корабля уд
алось сбить из 37-мм автомата один бомбовоз.

История трагедии эсминца "Сокрушительный"
Торпедный аппарат 39-Ю 1-го из эсминцев Северного флота («Сокрушительного»)

С 28 по 30 мая «Сокрушительный» совместно с «Грозным» и «Куйбышевым» находился в охранении союзного конвоя PQ-16, Транспорты конвоя все это время подвергались массированным атакам фашистских бомбардировщиков и торпедоносцев. 29 мая только за одну атаку немцы скинули на суда конвоя 14 торпед, но ни одна из их не попала в цель, зато торпедоносец «фокке-вульф» был сбит 76-мм снарядом с «Сокрушительного» с дистанции 35 кабельтовых. На последующий денек прямым попаданием 76-мм снаряда эсминца был уничтожен очередной самолет, сейчас «Юнкерс-88», а два других — повреждены. И тут команда «Сокрушительного» была наилучшей из наилучших. Что все-таки касается зенитчиков эсминца, то они по праву числились наилучшими на всем Северном флоте. Вечерком 30 мая транспорты конвоя, накрепко прикрываемые нашими эсминцами, благополучно достигнули Кольского залива.
8 июля «Сокрушительный» вкупе с «Гремящим» направлялись навстречу грустно известному конвою PQ-17. По пути эсминцы попали в плавучий 4-балльный лед. Обязанные сбавить ход до малого и лишенные способности маневрировать, они в ночь на 10 июля подверглись атаке 4 бомбардировщиков Ю-88, сбросивших на каждый корабль по 8 бомб. К счастью, прямых попаданий не было, но от близких разрывов «Сокрушительный» получил легкие повреждения и деформацию корпуса. Позднее атака повторилась, но эсминцам снова подфартило — они без утрат отбили и эту атаку. Повстречать транспорт нашим кораблям, но, так и не удалось, и они обязаны были вернуться в Ваенгу.

В течение лета-осени 1942 года «Сокрушительный» прошел краткосрочный планово-предупредительный ремонт. В это время корабль также употреблялся для конвоирования транспортов, занимался боевой подготовкой. Всего с начала войны до 1 сентября 1942 года «Сокрушительный» сделал 40 боевых походов, пройдя в общей трудности 22 385 миль за 1516 ходовых часов. Вне всяких колебаний, это был один из самых боевых кораблей русского ВМФ на тот период времени.

Всего за годы войны «Сокрушительный» выпустил 1639 130-мм снарядов (в том числе 84 — по самолетам), 855 — 76-мм и 2053 — 37-мм снаряда, сбив при всем этом 6 самолетов неприятеля (2 из их вместе с другими кораблями). За это время на корабле произошли два варианта самопроизвольного выстрела торпед (во время 1-го из их умер краснофлотец Старчиков). Еще два матроса утопли в итоге злосчастных случаев — этим исчерпываются утраты личного состава корабля прямо до его последнего похода. От боевого воздействия противника на «Сокрушительном» не пострадал ни один человек.

17 ноября 1942 года из Архангельска вышел в море очередной конвой QP-15. Выгрузившиеся в Архангельском порту 26 союзных транспортов и 11 английских кораблей охранения ворачивались в Исландию за новейшей партией военных грузов для сражающегося Русского Союза.
На первом шаге перехода в зоне ответственности Северного флота силы прикрытия конвоя всегда усиливались кораблями Северного флота Сейчас для сопровождения QP-15 были выделены фаворит «Баку» под брейд-вымпелом командира дивизиона капитана 1-го ранга П.И. Колчина (командир фаворита — капитан 2-го ранга В.П. Беляев) и эскадренный миноносец «Сокрушительный» (командир — капитан 3-го ранга М.А. Курилех). В критериях ожесточенного шторма, достигшего к утру 20 ноября ураганной силы, при нередких снежных зарядах и фактически нулевой видимости, суда конвоя и корабли охранения утратили друг дружку из виду. Конвой рассеялся и охранять стало, по существу, некоторого. Для судов конвоя тяжесть шторма компенсировалось безопасностью от вероятных атак германских подводных лодок и самолетов. Штурмовать в штормовом море при настолько большой силе ветра и большенном волнении было нереально. Потому, с разрешения командира конвоя, русские корабли, не дойдя до назначенной точки сопровождения, стали без помощи других ворачиваться на базу.

История трагедии эсминца "Сокрушительный"
76-мм орудия 34-К на одном из эсминцев Северного флота («Грозном» либо «Сокрушительном»), 1942 г.

При возвращении в Полярный на фаворите «Баку» от ударов волн девятибалльной силы нарушилась плотность корпуса, все носовые помещения по 29-й шпангоут были затоплены, вода просочилась во 2-е и 3-е котельные отделения — в действии остался только котел № 1. Состояние корабля было критичным, наклон доходил до 40° на борт. Личный состав вел отчаянную борьбу за непотопляемость. С суровыми повреждениями, но «Баку» все таки дошел до базы, где обязан был встать в ремонт.

Эсминцу «Сокрушительный» пришлось намного ужаснее. Сильный ветер со снежными зарядами развел огромную волну. Скорость «Сокрушительного» свалилась до минимума, корабль держался носом против волны. Но это не достаточно помогало. Скоро «Баку» потерялся из виду, и, чтоб его найти, с эсминца начали стрелять осветительными снарядами и светить прожектором, но безрезультатно…

Непонятно, отдал ли командир дивизиона капитан 1-го ранга Колчин приказание командиру «Сокрушительного» Курилеху идти в базу без помощи других. Тот факт, что с «Сокрушительного» давали ракеты, пытаясь отыскать «Баку», гласит о том, что, вероятнее всего, никакой команды от комдива на эсминец не поступало вообщем. Так что Курилеху пришлось действовать на собственный ужас и риск.

Таким макаром, можно гласить о невыполнении комдива собственных прямых обязательств — ведь он как командир отряда отвечал не только лишь за фаворит, на котором держал собственный вымпел, да и за подчиненный ему эсминец. Колчин же по существу бросил «Сокрушительный» на произвол судьбы. Единственное, что оправдывает в этом случае комдива, это бедственное положение самого «Баку», который чуть добрался до базы. Очевидно, что в таком состоянии фаворит не мог оказать никакой значимой помощи эсминцу. Вероятнее всего, конкретно этот аргумент был принят во внимание при разбирательстве происшедшего с «Сокрушительным», и Колчина никто ни в чем же не винил. О нем вроде бы просто запамятовали.

Предоставленный сам для себя, «Сокрушительный», поочередно меняя курс от 210 до 160° и равномерно сбавляя ход до 5 узлов, с трудом «выгребал» против волны, имея в действии главные котлы № 1 и 3 (№ 2 находился в «горячем резерве»), 2 турбогенератора, 2 турбопожарных насоса, припас горючего составлял около 45 % от полного (исключительно в районе машинно-котельных отделений), другие припасы были в границах нормы. 20 ноября в 14 ч. 30 мин. в кормовом кубрике услышали сильный треск (слышимый и на мостике) — это лопнули листы настила верхней палубы меж кормовой надстройкой и 130-мм орудием № 4, как раз там, где заканчивались стрингеры и начинался район корпуса с поперечной системой набора (173-й шпангоут). Сразу образовался гофр на внешней обшивке левого борта, потом последовал обрыв обоих валопроводов. В течение 3 минут кормовая часть оторвалась и затонула, унеся с собой 6 матросов, не успевших покинуть румпельное и другие кормовые отделения. Скоро последовал мощнейший взрыв — это сработали, достигнув данной глубины, взрыватели глубинных бомб… Ситуация в одно мгновение стала критичной.
Оставшиеся кормовые отсеки стремительно наполнялись водой до кормовой переборки 2-го машинного отделения (159-й шпангоут). Потерявший ход корабль развернуло лагом к волне, бортовая качка достигнула 45–50°, килевая — 6°. Появился дифферент на корму, остойчивость несколько уменьшилась, что было приметно по увеличившемуся периоду качки; корабль «залеживался» в накрененном положении. Палубу и надстройки безпрерывно накрывало волной, движение по верхней палубе было очень затруднено, понизу же бурлила напряженная работа; подкрепляли и уплотняли кормовую переборку машинного отделения, осушили отсеки 159-173-го шпангоута, использовав не только лишь штатный эжектор, да и нефтеперекачивающий электронасос. Все механизмы действовали безотказно, на сто процентов обеспечивалась работа водоотливных средств и освещения, фильтрация воды практически закончилась, кормовые переборки всасывали удары волн, стала лучше остойчивость корабля и уменьшился дифферент. Ввели в действие даже запасный котел № 2 (показал инициативу командир электромеханической боевой части), чтоб «загрузить работой личный состав». Оставалось только ожидать помощи. Но и эта надежда в критериях жесточайшего шторма была довольно сомнитель

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,268 сек. | 19.82 МБ