К юбилею В-52: тупик технического прогресса

ВВС США хотят модернизировать парк собственных стратегических бомбардировщиков B-52. Усовершенствование бортового оборудования и вооружения дозволит самолетам, сделанным практически 60 годов назад, оставаться в строю еще длительное время — подразумевается, что B-52 будут выведены из состава ВВС не ранее 2040-х годов, а то и позднее. Ситуация, при которой главным стратегическим самолетом наисильнейших ВВС мира является практически 60-летний ветеран, является хорошей иллюстрацией положения, сложившегося сейчас в мире в области разработок новейшей техники (никак не только лишь военной).

Современный мир таит внутри себя огромное количество парадоксов. Какой-то из них — это замедление технического прогресса при все растущих расходах. Более ярко этот феномен показывается в военной сфере. Цена боевых самолетов каждого последующего поколения вырастает на порядок: F-22 «Рэптор» в 2010 году стоит около 200 млн баксов, F-15 «Игл» в 1985 году обходился примерно в 20 млн, новый в 1960 году F-4 «Фантом II» стоил 2 с маленьким миллиона, а за F-86 «Сейбр» в 1950 году налогоплательщики выкладывали чуток более 200 тыщ.

К юбилею В-52: тупик технического прогресса

Как и всякая валюта, южноамериканский бакс подвержен инфляции, но разумеется, что за прошедшие с 1985 года 25 лет бакс обесценился не в 10 раз, и тем паче — не в 1000 раз с 1950 года. Все же, каждое новое поколение боевых самолетов обходится на порядок дороже, при всем этом на разработку новейшей техники стало уходить намного больше времени: При разработке «Сейбра» в конце 1940-х годов от выдачи требований к самолету до принятия на вооружение прошло меньше 4 лет, «Фантом» прошел этот путь в 1950-х за семь лет, «Иглу» потребовалось 11 — с 1965 по 1976 годы. В конце концов, «Рэптор» шел от выдачи требований к принятию на вооружение практически четверть века — с 1981 по 2005 год.

Подобные ценовые скачки сразу с резким повышением времени, которое требуется на разработку новейшей техники (в этом случае — самолета) сигнализировали о приближении к технологическому барьеру, в который на данный момент, с тем либо другим временным разрывом, упираются все ведущие разработчики и производители орудия.

Схожее явление встречается не впервой, но с каждым разом барьер становится все выше, а стоимость его преодоления — больше. После преодоления еще одного барьера некое время новые разработки появляются как из рога обилия, а техника, вчера еще совершенная, сейчас уже устаревает. Потом наращивание черт становится все дороже и дороже, пока не добивается определенного предела, за которым последующие улучшения обходятся очень недешево. Энергия, скопленная в процессе преодоления предшествующего барьера, исчерпывается. В текущее время к концу подошел «запас», скопленный в 30-50-х годах XX века, во время подготовки ко 2-ой мировой войне, в процессе самой войны и после ее окончания. Тогдашний технологический рывок большой мощи удался ведущим странам мира конкретно «благодаря» 2-ой мировой войне, заставившей на порядки прирастить вложения в исследования в области военной техники и базовой инженерии.

Стоит сказать только, что фактически все нынешние современные эталоны техники и вооружения вырастают конкретно оттуда, из 2-ой мировой, когда появились 1-ые эталоны реактивных боевых самолетов, управляемого вооружения разных классов, действенных радаров, в конце концов, баллистических и крылатых ракет.

Ситуацию с технологическим барьером отлично понимают «технари» в индустрии. Но часто ее или не могут, или не желают осознать админы, от менеджмента компаний до высшего военного и политического управления, также специалисты без инженерной квалификации, работающие на надлежащие структуры.

Это недопонимание тянет за собой небезопасные последствия: ставка на новейшую технику без кропотливого учета параметра «стоимость-эффективность» может привести к тому, что заместо, скажем, боевых самолетов абстрактной «модели 1» будут приняты на вооружение боевые самолеты «модель 2». Каждый новый самолет при всем этом будет в два раза эффективнее предшественника и в 10 раз дороже. В итоге страна, создавшая новое орудие, окажется перед противной проблемой: покупка новейшей техники при прежнем уровне военных расходов приведет к п
ятикратному падению эффективности ВВС. Для такого же чтоб сохранить эффективность на прежнем уровне, будет нужно, соответственно, пятикратное повышение расходов, а чтоб сохранить прежнюю численность ВВС и прирастить их мощь в два раза, придется нарастить расходы в 10 раз.

Очевидно, обычно схожий рост растянут во времени, и в неких областях искусственно тормозится, но, все же, неизменное наращивание военных бюджетов США и СССР в годы прохладной войны, при том, что численность техники в строю с каждым новым поколением уменьшалась, является хорошей иллюстрацией произнесенного.

Как прохладная война закончилась, и безудержный рост военных расходов стал неосуществим, темпы разработки новейшей техники замедлились неоднократно, а ее серийное создание часто стало мистическим. В Рф этот эффект был смазан политическими потрясениями от распада СССР, когда стране пришлось отрешиться не только лишь от массы многообещающих программ, да и жесточайшим образом урезать уже имевшиеся силы. Но в США список многообещающих образцов, разработка и создание которых были зарублены после окончания прохладной войны в связи с мистической ценой и большущими сроками оказывается не наименьшим.

США попробовали одурачить судьбу, форсировав скачок через барьер с помощью целой серии принципиальных программ, самой известной из которых является FCS — Future Combat Systems, но это оказалось неосуществимым. Техника, разрабатываемая в рамках FCS, выходила неописуемо дорогой даже для США, при том, что модернизированные эталоны машин разработки 1970-х годов фактически не уступали ей по эффективности. В итоге программка была прекращена.

Как стремительно получится преодолеть этот барьер, пока непонятно. Но, исходя из инфы на сегодня, военные и разработчики вооружений в США и Рф готовятся к тому, что системы, имеющиеся сейчас на вооружении, будут выполняться и оставаться в строю еще многие и многие 10-ки лет. Это разумно: базовых изобретений, способных перевернуть мир военной техники потому что это было изготовлено посреди прошедшего века при помощи ядерного реактора, реактивного мотора, радара и пр. — пока нет и не предвидится. Остается только улучшать то, что можно, выгрызая проценты роста эффективности за все огромные средства в ожидании прорывов в базовой инженерии.

И наилучшим эмблемой происходящего остается все те же матово-черный B-52, огромный восьмимоторный бомбовоз, сделанный в 1946-53 годах, производившийся до 1962, «вечный самолет», отсчитывающий десятилетия службы одно за другим.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,206 сек. | 18.61 МБ