К особенностям современной русской военно-технической политики

К особенностям современной российской военно-технической политики

Модернизация экономики Рф – приоритетная стратегическая задачка управления страны. Принципиальным направлением этой деятельности является развитие российского оборонно-промышленного комплекса, состояние которого, мягко говоря, оставляет вожделеть наилучшего. Накопившиеся за последние десятилетия препядствия только обильным финансированием не поправить. Требуется системный подход к оценке положения дел и принятию решений на всех уровнях. Создатель статьи, убрав из исконного русского вопроса «Кто повинет?», предлагает собственный ответ на «Что делать?» сейчас с «оборонкой».

Близится к окончанию 2012 год, очень принципиальный для современной русской истории. Это 1-ый год выполнения возможностей избранного президента Рф, 2-ой год выполнения уже не совершенно новых Гос программки вооружения (ГПВ) и Федеральной мотивированной программки развития оборонно-промышленного комплекса Русской Федерации, направленных на техническое переоснащение Вооруженных Сил в 2011–2020 годах и, в конце концов, год смены команды «реформаторов» в руководстве Министерства обороны и Генерального штаба.

Сейчас только ленивый не кидает камень в огород ушедших в отставку Анатолия Сердюкова и Николая Макарова. Заблаговременно упреждая упрек читателей: «А где же вы были ранее, почему молчали», должен увидеть – основная цель этой статьи не критика военно-технических решений недавнешних управляющих, а попытка ответить на вопрос «Что делать?» в более подходящих для реализации программки перевооружения критериях.

Как понятно, курс на модернизацию экономики Рф, определенный Концепцией длительного социально-экономического развития Русской Федерации до 2020 года, просит обеспечить ее переход от экспертно-сырьевого к инноваторскому социально направленному типу развития. Решение этой стратегической задачки нереально без модернизации сверхтехнологичных отраслей индустрии, ведущее место посреди которых занимает оборонно-промышленный комплекс.

От состояния и уровня развития оборонной индустрии зависят не только лишь обеспечение государственной безопасности страны и решение задач технического перевооружения русских Вооруженных Сил и других войск (о чем много говорится в ближайшее время), да и социально-политическая стабильность в почти всех регионах Рф (о чем говорится меньше, но данная неувязка стоит более остро).

Приходится нередко слышать, что сложные вопросы ОПК неотделимы от заморочек страны и общества, а пути их решения лежат сначала в экономической сфере. Дескать, бюрократам от обороны и промышленникам нужно только учесть ряд беспристрастных причин и критерий, оказывающих конкретное воздействие на состояние «оборонки».

Не могу согласиться с этим утверждением. Практика (в особенности последних лет) показала: в сфере формирования муниципального оборонного заказа (ГОЗ), внедрения организационных и технологических процедур конкретного сотворения вооружения и военной техники (ВВТ) на всех шагах – от технического задания до приема на вооружение готовых изделий, сотворения соответственной нормативной правовой базы, продвижения орудия на международные рынки, подготовки высококвалифицированных кадров и многого другого – появилось много личного, искусственно наносного, от чего при достаточной политической воле нужно избавиться практически в наиблежайшие деньки.

Приемущественно это связано с очень «специфическим» поведением основного заказчика по отношению к исполнителям ГОЗ. Судя по отдельным решениям, можно прийти к выводу, что Минобороны закончило принимать оборонную индустрия как равноправного напарника в деле обеспечения военной безопасности страны. Определенные основания для этого далековато находить не нужно. Но полное и беспрекословное принятие такового положения без дифференцированного подхода к разным экономическим субъектам является совсем неприемлемым.

Естественно, русская «оборонка» далековато не «белая и пушистая», а ситуация, сложившаяся в отношениях основных субъектов военно-технической политики, – плод усилий обеих сторон закупочного процесса. Но это не оправдывает рвение
военных минимизировать, время от времени прямо до абсурдных значений, цена госконтрактов, их нежелание финансировать научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы (НИОКР). Тревогу вызывает ориентация Минобороны на преимущественную реализацию политики закупок «с полки», другими словами уже сделанных и лучше получивших опыт эксплуатации ВВТ. Тем паче неприемлемой является ситуация, когда разработчики технических заданий на существенное число комплексов вооружения ориентируются на идейные постулаты, выработанные за рубежом. Такая политика, непременно, лишает национальную промышленность длительной перспективы.

Кто сейчас в Рф не знает, что правительство планирует стопроцентно обеспечить Госпрограмму вооружения в объеме 20 триллионов рублей плюс издержать практически три триллиона на развитие ОПК? Эти колоссальные числа так нередко звучат с экранов телевизоров и возникают в печати, что невольно задумываешься: зачем это делается в среде, не очень располагающей к открытости. Вспоминается древняя армейская поговорка: сделал – доложи, а не сделал и скрываешь – доложи два раза.

Доказательством этого стала недавняя неувязка нехватки средств для технического перевооружения компаний ОПК в объеме 440 млрд рублей на 2013–2015 годы, в связи с чем Минфин предложил отнести эти расходы на более поздний период. Как понятно, неувязка была решена за счет замещения этих средств кредитами госбанков. Вывод: средств в бюджете вправду мало (помните, как у армейских тыловиков в известном анекдоте: есть все, но на всех не хватит). Сейчас правительство решило финансировать расходы в счет тех средств, которые бюджет получит в дальнейшем, а сейчас восполнить только процентные ставки по кредитам госбанков.

Не вызывает оптимизма и другая довольно всераспространенная политика Минфина по финансированию последних ГПВ, когда на первую пятилетку выделяется менее четверти от заявленных на программку средств, а 2-ая пятилетка становится первой в новейшей программке со всеми вытекающими из этого последствиями. Ее пока также никто не отменил. И все же если правительство сможет при большенном объеме других социально-экономических обязанностей отыскать обозначенную сумму, то это будут средства в новой истории Рф просто неслыханные.

Уместно вспомнить одно из выражений президента Рф Владимира Путина: «Чтобы вправду повысить обороноспособность страны, нам нужна самая современная и наилучшая в мире техника, а не освоенные млрд и триллионы». Как этого достигнуть, попробуем разобраться на определенных дилеммах современной военно-технической политики.

Нормативное правовое регулирование

Все предприятия, участвующие в выполнении ГОЗ, должны работать в едином финансово-экономическом и нормативно-правовом поле. При всем этом повышенное внимание при его формировании должно быть уделено обеспечению тесноватого взаимодействия разных структур, участвующих в реализации ГОЗ, – от заказчика до исполнителя.

По данным профессионалов Совета Федерации, в сфере военно-технической политики страны действуют 13 законов, 8 указов президента Рф и 11 постановлений правительства, всего 32 документа прямого деяния. Обхватывают они практически все стороны деятельности оборонных компаний как участников рынка, в главном ограничивая их права, не предлагая при всем этом никаких преимуществ либо мер компенсации.

Что это значит? Не что другое, как существенное распыление вертикали ответственности за выполнение ГОЗ, также возникновение огромного количества личных стратегий развития и интересов, диктуемых рынком, а не системными интересами оборонного сектора в целом.

Таким макаром, сейчас ветвь живет сразу по нескольким различным системам правил и вертикалям подчиненности. И правительство ее регулирует тоже по нескольким совсем различным принципам.

Отсюда предложение – законодательные инициативы в области «оборонки» должны быть ориентированы на то, чтоб сначала поменять систему ее муниципального регулирования. Предприятия отрасли не должны разрываться меж взаимоисключающими требованиями разных ведомств, структур и систем регулирования.

Ценообразование – один из главных инструментов экономического регулирования

Броско, если принципы ценообразования и контрактации в муниципальном заказе на продукцию штатского предназначения действуют и в целом устраивают всех участников процесса, то совсем схожая система в гособоронзаказе после ряда трансформаций не устр
аивает фактически никого.

Нужно признать, в последние годы было проведено методичное разрушение структур, ответственных за ценообразование в стране: упразднен Муниципальный комитет по ценам, ликвидирован НИИ по ценообразованию как базисный научный центр по данной дилемме, уничтожена научно-образовательная база, обеспечивавшая научными разработками и квалификационными кадрами эту сферу экономического управления.

Цены и ценообразование в стране практически оказались вне поля муниципального стратегического управления, лишенные какой-нибудь системной экономической базы. А применительно к ОПК цены оказались препятствием для его обычного развития. В свою очередь в продвинутых странах, обычно, сформировано системное законодательно-правовое поле, обеспечивающее муниципальную политику цен.

Механизмы ценообразования на продукцию ОПК вследствие особенностей критерий производства и сбыта регулируются федеральным законом «О муниципальном оборонном заказе». Назрела настоятельная необходимость их обновления. Следует признать резкие различия в формировании цен на продукцию общегражданского и военного предназначения.

Сначала должен быть изменен сам порядок заключения договоров на ГОЗ, в каком целенаправлено предугадать его точные характеристики, своевременное авансирование, также надлежащие штрафные санкции в отношении как заказчика, так и исполнителя.

С целью выработки взвешенной, идиентично понимаемой системы ценообразования в области ГОЗ нужно создание междуведомственной рабочей группы, состоящей из научных сил индустрии и Минобороны, которые должны приготовить для утверждения управлением страны Концепцию ценообразования, также идеологию и план разработки взаимосогласованных нормативных документов по ценообразованию в ГОЗ. Существенную помощь в этой работе могут оказать независящие для рамок сегодняшнего междуведомственного конфликта организации, к числу которых относится, к примеру, Денежный институт при правительстве Русской Федерации, владеющий нужным научным потенциалом.

Муниципальная поддержка ОПК

Для того чтоб ОПК отлично делал свою роль, был конкурентоспособен, конкретно правительство должно сделать надлежащие условия. Многообещающие виды продукции требуют длительных вложений. Потому в дополнение к уже имеющимся способам господдержки технического перевооружения «оборонки» нужны дополнительные правовые акты об инноваторской деятельности, в каких должны быть прописаны точные механизмы, дозволяющие компаниям завлекать длительные денежные ресурсы на щадящих критериях.

Арсенал средств не только лишь гос поддержки, да и другого воздействия страны на ОПК очень широкий. К примеру, можно исключить из налоговой базы по налогу на прибыль ту ее часть, которая направляется на финансирование НИОКР (такая вкладывательная льгота, кстати, была предусмотрена регламентирующими документами, действовавшими до принятия Налогового кодекса в 2000 году). При всем этом предприятия ОПК должны будут значительную часть прибыли направлять на финансирование серьезных вложений и инноваторских разработок.

Действующая Федеральная мотивированная программка (ФЦП) развития ОПК, к огорчению, не стопроцентно решает программку восстановления разрушенного в 90-х – начале 2000-х годов серийного производства. Практически она переродилась в средство финансирования мероприятий по совершенствованию выпуска продукции только отдельных компаний.

Так, правила ФЦП требуют неотклонимого софинансирования схожих работ. Но ряд компаний ОПК имеет очень неширокую специализацию (к примеру создание боеприпасов), потому для их ГОЗ нередко является единственным источником финансирования. В связи с этим пробы отобрать хлеб у схожих компаний, находящихся на голодном пайке, усугубляют и без того их сложное положение. При всем этом «священный» рыночный принцип ограничения монополизма одолевает здравый смысл и самое главное – очевидно наносит вред общему делу, подтачивая оборонный потенциал страны.

Представляется также целесообразным задачки ФЦП по поддержке ОПК сконцентрировать на разработке новых производств либо глубочайшей модернизации имеющихся на базе технологических процессов, перешагивающих через поколение. Организация таких работ должна быть поручена определенным людям с личной ответственностью за деньги и результаты работы. Подбор и номинация таких лиц – это вопрос, который нужно решать в рамках федеральной контрактной системы.

Притчей

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,196 сек. | 17.83 МБ