Кавалерийский генерал Федор Петрович Уваров

Возникновение огнестрельного орудия очень поменяло принципы внедрения кавалерии в бою. Закованные в броню наездники не стали быть бесспорной силой, пехота же заполучила действенное орудие для борьбы с некогда неуязвимым противником. Наилучшей защитой кавалеристов стала скорость, она же была основным тактическим преимуществом. Если конница успевала добраться до не изготовившейся пехоты, то разгром последней был громким, если не успевала, все происходило с точностью до напротив. Личная роль командиров конницы при всем этом неизмеримо возросла. Они должны были владеть хорошим глазомером, осознанием логики боя и неописуемой, иногда отчаянной храбростью. Всеми этими свойствами в бою, непременно, блестел Фёдор Уваров.

Родился Федор Петрович в 1769 году в знатной, но бедной дворянской семье. С юношества он был записан на службу, но действительную службу начал на три года позднее, чем было принято – в 18 лет. Отец его, Петр Уваров, находился в столице под следствием, а семье было предписано находиться в имении. Только в 1788 году, вырвавшись к папе в Петербург и пользуясь протекцией генерала Тутолмина, Федор Уваров был определен на службу капитаном Софийского пехотного полка. Чуток позже он был выслан в Орловскую губернию, куда стягивались войска для отправки на войну со Швецией. Вобщем, вести войну со шведами Уваров не отправился, получив перевод в Смоленский драгунский полк в 1790 году. Вся предстоящая служба Федора Петровича проходила в кавалерийских подразделениях.

Кавалерийский генерал Федор Петрович Уваров

В 1792-1794 годах Уваров служил под началом Александра Суворова в Польше и отлично показал себя в боях с повстанцами при Столбцах и под Миром. Исключительным испытанием мужества и боевого духа стало восстание в Варшаве, когда в ночь на Пасху бунтовщики предательски напали на российский гарнизон. Немногие тогда смогли уйти из городка. Уваров со своим эскадроном оказался в числе их. В течение 36 часов, отбиваясь от восставших, он смог вывести из городка эскадрон и объединиться с корпусом барона Игельстрома. За проявленное мужество и самообладание Уварова повысили до премьер-майора, а весной будущего года он произведен в подполковники лично Суворовым.

После угнетения польского восстания служба Федора Петровича не отмечена сколько-либо информативными официальными документами, но сохранившиеся свидетельства современников кое-что о боевой деятельности Уварова говорят. Сначала 1797 года Федор Петрович проездом оказался в селе Радощог Орловской губернии. Так вышло, что Уваров оказался там во время крестьянского восстания и принял на себя командование эскадроном Ахтырского гусарского полка. Выступление было удачно подавленно, а шеф полка, генерал-майор Ф. И. Линденер, в донесении сударю высоко отозвался о действиях Уварова. В этом же году Федор Петрович был переведен в Екатерининский кирасирский полк, а в будущем году получил звание полковника.

В 1798 году Федор Петрович переселился в Москву, где и начался его быстрый карьерный взлет. В первопрестольной видный кавалерийский офицер понравился супруге сенатора П. В. Лопухина Светлейшей княжне Екатерине Николаевне. Она, по характеристике современников, отличалась очень ветреным нравом и иногда растрачивала на любовников баснословные суммы. Пользуясь положением супруга, Лопухина всячески покровительствовала Уварову, и в один прекрасный момент это чуть ли не завершилось катастрофой. Екатерина Николаевна попробовала выхлопотать орден св. Анны 1-й степени через падчерицу, которая в тот момент была победительницей правителя Павла I. Но монарх к этой заслуге относился с особенной щепетильностью и отбирал кандидатов очень придирчиво.

Уваров, по воззрению Павла, заслугу не заслужил. Не получив хотимого, Лопухина поругалась с падчерицей и попробовала поссорить её с царем. А после демонстративно отравилась – приняла мышьяк и звучно начала звать на помощь… В конечном итоге, орден св. Анны Уваров все-же получил.

В 1798 году прямо за переездом четы Лопухиных последовал и его перевод в Санкт-Петербург поначалу в Кирасирский полк, а потом в Конную гвардию. Осенью 1799 года Уваров был произведен в генерал-майоры и стал генерал-адъютантом. К концу лета 1799 год
а Федор Петрович уже командовал Кавалергардским корпусом, который позднее был преобразован в боевой трехэскадронный полк, Уваров остался на должности шефа полка. Правитель на смотрах не раз выражал полку свое благоволение, и только в один прекрасный момент неудовольствие по поводу его выучки. Уваров в протяжении всего правления был доверенным лицом правителя.

И хотя он состоял в комплоте против Павла, активного роли в убийстве, которое, кстати, не планировалось, он не воспринимал. В тот роковой вечер Уваров с другими офицерами лично охранял наследника и, в отличие от многих других заговорщиков, остался при императоре Александре I.

Скоро Уваров оправдал доверие юного правителя, придворные интриги и любовные похождения не притупили боевых свойств офицера. В 1805 году под Аустерлицем Федор Петрович командовал кавалерией правого крыла, которым управлял Багратион. Когда дело приняло гнусный оборот, маршал Иохим Мюрат стукнул силами целой кавалерийской дивизии, а это 8 полков отборных всадников, в разрез правого фланга и центра российских войск. Уваров смог 3-мя полками предупредить катастрофу, которая угрожала колоннам Багратиона. Утратив всю конницу, Федор Петрович выручил многие сотки российских боец. Русский монарх высоко оценил деяния Уварова, наградив его орденом св. Жору 3-й степени и орденом св. Александра Невского.

В кампанию 1807 года Федор Петрович поступил в подчинение Беннигсену и отличился в нескольких схватках. 26 мая при деревне Вольфсдорф он успешно штурмовал врага, не позволив французам закрепиться, потом при Гейльсберге Уваров не допустил обхода российских войск, а при Фридланде конница Федора Петровича прикрывала правый фланг, а потом сражалась в арьергарде, прикрывая отход отрядов Евгения Вюртембергского.

Позже Федор Уваров неотлучно состоял в свите правителя, присутствуя при подписании мира в Тильзите и на встрече Александра с Наполеоном в Эрфурте. А в 1809 году аккомпанировал монарха в его путешествиях.

Но навечно при дворе Уваров не задержался. Уже в 1810 он отправился на южный театр боевых действий, где сражался против турок. Тут он участвовал в боях за Силистрию, в неудачной осаде Шумлы и безуспешном штурме Рущука, где получил контузию в плечо, командуя одной из колонн. Позднее Федор Петрович показал себя при взятии Никополя и в сражении при Ватине, за которое удостоился ордена св. Жору 2-й степени.

1812 год Федор Петрович повстречал командиром 1-го кавалерийского корпуса. При отступлении российской армии корпус отличился в схватках при Вилькомире, Островно и Смоленске, также в бессчетных арьергардных боях.

В Бородинском сражении корпус Уварова (6 полков и конно-артиллерийская рота) вместе с казаками под командованием Платова сделал рейд через правый фланг в тыл французам. К моменту, когда Кутузов дал приказ о рейде, на левом фланге сложилась тяжелейшая ситуация: российские войска были истощенны нескончаемыми атаками французской пехоты и конницы, а Бонапарт уже готовил финишный косой удар, который был должен скатать как ковер оборону российской армии. Юная гвардия готовилась выступать, но Наполеона приостановило замешательство на его правом фланге, вызванное возникновением казаков Платова и постоянной кавалерии Уварова. Этой атаке приписывают спасительную для российской армии двухчасовую задержку в действиях французов, которая отдала возможность реорганизовать расстроенные полки и усилить истощенный левый фланг.

Кавалерийский генерал Федор Петрович Уваров
Атака 1-го запасного кавалерийского корпуса генерала Ф. П. Уварова при Бородино

Невзирая на это, Кутузов остался недоволен действиями кавалеристов, и они чуть не единственные генералы Бородино, оставшиеся без наград. В предстоящем Федор Петрович воспринимал активное роль в боях при отступлении к Москве. Так, в селе Крымском его отряды разбили и принудили отойти французскую конницу. Позднее он участвовал в бою под Тарутино, когда был разгромлен авангард Мюрата, потом в сражении под Вязьмой и при преследовании врага у села Красноватое.

Зарубежный поход российской армии для Уварова отметился многими схватками: под Бауценом, уже обычные арьергардные бои,
потом ожесточённые схватки при Дрездне и Кульме. Федор Петрович отличился и в Лейпцигской битве, за какую построен в чин генерала-от кавалерии.

С окончанием Наполеоновских вояка Уваров стал одним из самых доверенных лиц сударя и неотлучно находился при нем, выполняя обязанности генерал-адъютанта. В 1821 году Уваров назначен командиром Гвардейского корпуса, а через год стал членом Муниципального совета.

В 1824 Федор Петрович захворал, но продолжал заниматься делами. 20 ноября он в присутствии правителя и величавых князей скончался. Уваров навечно остается в истории хорошим кавалерийским командиром.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,182 сек. | 12.53 МБ