Кавказ, Персия и Наша родина. Восточная политика Петра I

Кавказ, Персия и Россия. Восточная политика Петра I

Русское правительство стремительно развивалось и это не могло не сказаться на отношениях российских и кавказских народностей. Если в исходный период отношений Рф и Кавказа, меж ними размещалась широкая «пустыня» (практически безлюдная территория), где было легче повстречать шайку разбойников и степных удальцов, чем мирное, земледельческое поселение, то к началу 18 столетия ситуация серьёзно поменялась. Всё место от Оки до устий Дона и от Казани и Нижнего Новгорода до Астрахани было плотно занято цепью городков и селений.

С сих пор начинается цепь походов на Кавказ, совершённых при Петре Величавом, Екатерине I, Анне Иоанновне, Екатерине II и Павле Петровиче. Они становились всё почаще по мере того как рубежи Рф приближались к Кавказу. Время правления Петра Алексеевича стало новым шагом в сближении Рф и Кавказа. К этому времени начало сказываться приемущество российского орудия над Крымским ханством и турками. В процессе русско-турецкой войны 1672—1681 гг. большущая турецко-крымская армия не смогла достигнуть решительной победы над русскими войсками, в 1696 году армия Петра берёт Азов, сотворена Азовская военная флотилия. Крымские татары терпят ряд поражений в собственных набегах.

Но в кавказских делах в 1-ые два десятилетия 18 столетия Османская империя оказалась в более удачном положении. Русское правительство ввязалось в тяжёлую и долгосрочную войну со Шведской империей, пытаясь утвердиться на берегах Балтийского моря. Сразу резко ослабела Персия. Правящая династия Сефевидов деградировала. Шах Ирана Сефи I (правил с 1628 по 1642 год) скончался от пьянства. Его отпрыск Аббас II (правил в 1642 — 1667 гг.) был безволен и также предавался пьянству и предпочитал находиться в гареме, чем заниматься политикой. Муниципальные дела шли успешно только из-за наличия добротных министров. Отпрыск Аббаса Солейман Сефи (правивший меж 1666 и 1694 годами) также предпочитал гарем и вино, мучился нехорошим здоровьем. Качество управления продолжало падать и подошло к небезопасной черте. Коррупция, разложение армии, набеги узбеков и калмыков, подтачивали державу. Шах, видимо, также скончался из-за пьянства, либо связанной с ним заболевания (алкоголь совсем подорвал и так слабенькое здоровье правителя).

Ему наследовал Солтан Хусейн (1694—1722), он стал последним правителем из династии Сефевидов, который был полновластным правителем. Он также огромную часть времени посвящал гарему и отдыху в шикарных садах, был пьяницей. Сразу он был набожным мусульманином и под давлением шиитского духовенства начал гонения на суфизм, чьё магическое содержание шло в разрез с официальным шиизмом. Также произошёл рост нетерпимости в отношении мусульман-суннитов, евреев и христиан. Было принято постановление о принудительном воззвании в ислам последователей зороастризма. Естественно, что это серьёзно подорвало соц мир в Персии. Первыми подняли восстание обитатели афганских провинций, недовольные пришествием на суфизм. В 1717—1720 гг. подняли восстание сунниты в Курдистане и Ширване. В Ширване повстанцы стремительно отыскали поддержку посреди суннитов Турции и лезгинских племен. В 1721 году лезгинские отряды заняли главный город Ширвана Шемаху и вырезали всех шиитов. Не могла центральная власть совладать и с другими неуввязками. В Персидском заливе арабские пираты захватили ряд островов. Власти не смогли отлично отреагировать на чуму в северо-западной провинции.

В 1722 году Махмуд-хан во главе афганской армии разбил армию шаха у городка Голнабад (8 марта 1722 г.). Потом афганцы осадили иранскую столицу Исфахан. Город не был подготовлен к осаде, и с марта по октябрь 1722 года от голода и заболеваний погибло несколько 10-ов тыщ человек. 23 октября 1722 года Исфахан капитулировал, Солтан Хусейн отказался от престола в пользу Махмуд-хана (огромную часть его отпрыской казнили в 1725 году, а его самого в 1726 году). Один из отпрыской Солтана Хусейна – Тахмасп сумел сбежать на север Персии и назначил себя шахом. В 1726 году на службу к Тахмаспу поступил Надир из кызылбашского племени афшар. Надир показал высочайшие свойства предводителя и в 1729 году высвободил Исфахан, посадив на престол Тахмаспа II, который не имел реаль
ной власти в стране. Надир начал войну с Турцией, но Тахмасп своими неискусными действиями привёл к поражению и потере новых территорий. Надир, использовав всеобщее недовольство шахом, низверг Тахмаспа (был убит в заключении в 1740 году) и посадил на трон его восьмимесячного отпрыска Аббаса III и объявил себя регентом. В марте 1736 года Надир-хан сверг и Аббаса, объявив шахом самого себя. Аббас был выслан в кутузку к собственному папе Тахмаспу в Себзевар, где их обоих и казнили в 1740 году. Таким макаром, династия Сефевидов выродилась и была свергнута, а Персидской державе было нанесено несколько серьёзных ударов, в том числе и на Кавказе.

Экономические интересы Рф

Петровские реформы привели к тому, что сначала 18 столетия стал складываться всероссийский торговый рынок. Развитие экономики Росси вело к расширению торгово-экономических связей с Северным и Южным Кавказом, вообщем Востоком. Значимая часть торговли с Востоком и Кавказским регионом проходила через старый Волжско-Каспийский путь, который был давно освоен русскими негоциантами. Большими торговыми центрами были Астрахань и Нижний Новгород.

Развитие торговли на Северном Кавказе добивалось сотворения новых опорных пт. Основных из их продолжал оставаться Терский городок, стоявший в устье Терека. Вокруг него стали появляться казачьи станицы. Терский городок стал собственного рода местом притяжения российских людей, сначала гребенских казаков. Гребенцы (жили в предгорьях – «гребнях»), как свободные поселенцы, проживали по левому берегу Сунжи и правому Терека. Средством их существования было скотоводство и охота. При Иване Суровом часть гребенских казаков было привлечено на «государеву службу» и стало получать жалованье. Они составляли эскорт государевых посольств и охрану купеческих караванов, составляли часть гарнизона Терского города. Гребенцев можно смело именовать пограничниками тех пор. В XVII веке начинается переселение гребенских казаков на левый сберегал Терека, совсем оно закончилось сначала XVIII века. Перемещение было связано с давлением исламизированных соседей («чеченцы и кумыки стали нападать на городки, отгонять скот, лошадок и полонить людей») и требованием центральных властей, которые желали поставить казаков под собственный контроль. Казаки из-за нападений горцев были обязаны основывать заместо прежних маленьких станиц, более большие поселения: Червленный, Шадрин (Щедринский), Курдюков и Гладков. В 1721 году казаки были подчинены Военной коллегии и включены в состав Вооружённых сил Рф. В 1723 году была заложена новенькая российская крепость — Святой Крест, около которой расселили 1 тыс. семей донских казаков.

К началу 18 столетия дела Ирана и Рф были мирными. С обеих сторон происходили пересылки с дружественными заверениями, обмен подарками. Некие обитатели примыкающей державы воспринимали российское подданство и становились муниципальными служащими. Иран часто посещали российские негоцианты с государевым продуктом. Шли морем из Астрахани до Низовой пристани меж Дербентом и Баку, оттуда шёл путь на Шемаху. Сухопутный путь шёл от Терского города до Тарков, оттуда до Дербента. В Астрахани размещался Армянский двор для гостей с Закавказья. Российский негоциант Фёдор Котов в 17 столетии посетил Персию и 1623 году обрисовал собственный путь. А именно, он отметил, что в персидской столице Исфахане, в большенном торговом ряду – Тынчаке, было 200 российских лавок. Всюду он встречал сограждан – в Терках, в Шемахе, Исфахане.

Из Рф вывозили стальные и изделия из дерева, мех, кожи, лён, западные сукна. С Востока и Закавказья шли шёлковые и хлопковые ткани, шёлк-сырец (прошлый в монополии королевской казны), сафьян, замша, нефть, марена, рис, пряности, драгоценные камешки. Не считая того, знатные люди ценили некие виды прохладного орудия, например, исфаханские сабли. Восток приманивал российских предприимчивых людей. Он был очень выгодным, хотя рискованным делом. Разбойники на пути негоциантов могли повстречаться и на Волге, и на Каспии, и в горах Кавказа. На Волге разбойный промысел, невзирая на все усилия властей, не переводился до конца XVIII века. По Волге звучали лихие песни разбойников:

«Ещё ходим мы, братцы, не 1-ый год.
И мы пьем-едим на Волге всё готовое,
Цветное платьице носим припасённое,
Ещё лих ли наш супостат злодей,
Супостат злодей, воевода лихой,
Отправляет от Казани часты высылки,
Отправляет все высылки стрелецкие,
Ловят нас, хватают хороших молодцев,
Именуют нас ворами, разбойника

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,129 сек. | 11.31 МБ