Кавказский призыв

Кавказский призывВ июле в первый раз за многие годы 150 юношей из Чеченской Республики были призваны на военную службу. Планируется, что собственный воинский долг они будут отдавать в 249-м особом моторизованном батальоне внутренних войск Рф. Эта часть дислоцируется в Чечне на неизменной базе. Новость о "чеченском призыве" просит к для себя сурового внимания в силу нескольких обстоятельств.

Во-1-х, настоящая призывная кампания в одном из самых проблемных русских регионов не проводилась, начиная с 1991 года. И призыв двадцатилетней давности проходил еще до распада Русского Союза. После провозглашения де-факто независящей Чеченской Республики Ичкерия и начала долголетнего противоборства сепаратистов и центральной русской власти, которое сопровождалось также бессчетными внутричеченскими противостоянями, о призывных кампаниях на постоянной базе речи быть не могло. Для их проведения нужно было установление на местности республики настоящего муниципального присутствия. Задачка эта и в наши деньки на сто процентов не решена, так как часто работа императивных институтов подменяется личными и неформальными механизмами принятия решений и согласования интересов. И сейчас заблаговременно гласить о том, что настоящий призыв возвратился в Чечню.

Межэтнические инциденты в воинских частях уже не являются экзотикой

Так, по данным республиканского военкомата, численность людей призывного возраста на подведомственной местности составляет около 80 тыщ человек. При всем этом до сего времени не решена неувязка прохождения воинской службы призывниками из Чечни за ее пределами. Но, признавая все эти факты, нельзя не созидать и определенной динамики. В сентябре прошедшего года заместитель начальника Генштаба русских вооруженных сил генерал-полковник Василий Смирнов заявлял о том, что осенний призыв в Чечне должен пройти, как и в других субъектах РФ. В реальности же вся кампания свелась только к двум процедурам – мед освидетельствованию и постановке на учет возможных рекрутов. В июле этого года был изготовлен пусть и умеренный шаг вперед. В дальнейшем году число призывников планируется прирастить, как минимум, в два раза по сопоставлению с сегодняшним показателем.

Нельзя также игнорировать и все прошлые пробы организовать призыв из Чечни. Меж тем, таковые предпринимались даже во время 2-ой антисепаратистской кампании в 2000 году. Тогда порядка 20 человек было отправлено на службу в воинскую часть в Столичной области. Но этот опыт не увенчался фуррором из-за конфликтов на государственной почве. 2-ая попытка организовать призыв была предпринята в 2002 году. Чеченские призывники были ориентированы в части в Воронежской и Саратовской областях. Итог был также неутешительный. Еще через 5 лет пробы проведения призыва из Чечни вызвали оживленную дискуссию и даже жесткую неприязнь снутри республики. Известные бюрократы и публичные деятели (вероятнее всего, не без одобрения республиканских властей) выступили против прохождения службы призывниками во внутренних регионах РФ. При всем этом в таких подразделениях, как батальоны "Север", "Юг", "Восток", "Запад" этнические чеченцы служили по договору. В августе 2008 года батальон "Восток" учавствовал в "пятидневной войне" с Грузией.

Во-2-х, июльский призыв сегодняшнего года в Чечне прошел скоро после возникновения в СМИ инфы от "высокопоставленного источника". 18 июня РИА "Анонсы" со ссылкой на анонимного представителя Минобороны сказало, что в сегодняшнем году новобранцев из северокавказских республик (включая, естественно, и Чечню) не будут призывать в ряды вооруженных сил. Сообщалось также, что призыва избегут выходцы из Северного Кавказа, живущие в других русских регионах. При всем этом такое решение мотивировалось типо необходимостью противостоять "землячествам", построенным по этническому принципу и неуставным взаимоотношениям.

Нужно сказать, что подобного рода "авторитетные представления" уже не раз озвучиваются в СМИ. И далековато не всегда на критериях анонимности. Так, 15 апреля прошедшего года на пресс-конференции, посвященной следующему вешнему призыву, военный комиссар Челябинской области Ник
олай Захаров сделал сенсационное заявление. По словам военкома, в ряды русской армии не следует призывать выходцев из северокавказских республик. При всем этом в собственном выступлении высокопоставленный бюрократ в погонах сослался на соответственное распоряжение из Генштаба, объяснив это решение необходимостью понижения межэтнической напряженности в армейской среде. Наличие некоторой "скрытой директивы", типо приготовленной русским генералитетом, обширно дискуссировалось журналистами. Потом представители Минобороны опровергли сам факт существования "северокавказской директивы".

И, все же, временами со стороны военного ведомства звучат заявления, которые можно трактовать, как определенное "прощупывание земли". Либо, как подтверждение того, что Минобороны и Генштаб пока не выработали некоторую единую линию поведения в отношении призывников из проблемных республик. Наверное мысль введения определенных ограничений на призыв выходцев из Северного Кавказа дискуссируется в армейских верхах. Добавим к этому и временами возникающие дискуссии о внедрении моноэтнических воинских частей.

Тем временем, в марте прошедшего года управляющий военной прокуратуры Сергей Фридинский без обиняков заявил, что сейчас в казармах "наводят свои порядки национальные банды", отметив при всем этом необыкновенную роль все тех же кавказцев. По воззрению же военного прокурора Балтийского флота полковника Сергея Ципуштанова, из-за приостановки призыва военнослужащих из Северного Кавказа число инцидентов на флоте снизилось практически на третья часть.

По правде, межэтнические инциденты в русских воинских частях и подразделениях с ролью выходцев из республик Северного Кавказа, к огорчению, уже не являются экзотикой. Очень много фактов не молвят, а кричат об этом. В 2009 году прогремел случай на Балтийском флоте с ролью дагестанских призывников. Через год массовая стычка с ролью выходцев с Кавказа произошла в подмосковной воинской части. Аналогичный инцидент случился в Пермском крае, где 120 военнослужащих из северокавказских республик отказались подчиняться приказу. В конечном итоге пришлось даже обращаться к местным представителям мусульманского духовенства. Таким макаром, нельзя сказать, чтоб мировоззрение разных представителей военных структур появилось на пустом месте.

Призывники повторяют тот тип отношений, который мы лицезреем в общегосударственном масштабе

Но ведь армия – это не отдельная планетка. Это просто определенный срез всего страны. И если сама муниципальная политика на Северном Кавказе нацелена не столько на его всестороннюю интеграцию в общероссийские социальные и политические процессы, сколько на подержание лояльности со стороны местных элит, то почему мы должны ждать от призывников принципно другого поведения? Они просто повторяют на собственном уровне тот тип отношений, который мы, как досадно бы это не звучало, часто лицезреем в общегосударственном масштабе. Как русский федеральный бюрократ пускает ситуацию в республиках Кавказа на "самотек", делая поправки на "местные особенности", так же офицер либо сержант поступают в казармах. В конечном итоге вакуум власти заполняется неуставными отношениями, где право силы становится законом.

Сейчас русская армия стоит перед этим же выбором, что и русское правительство. Либо она берется за труд интегрировать северокавказских призывников, наводить порядок в казармах, другими словами проводить ту же самую деприватизацию власти. Либо она, уходя от решения острых заморочек, продвигает "сепаратизм в погонах". Не будем также забывать и о соц значении такового института, как армия. В полиэтничном государстве она становится важным инвентарем интеграции различных частей общества. Не следует забывать, что для трудоизбыточного Кавказа с его высочайшим уровнем безработицы армия всегда была соц лифтом. Убрать его, означает не только лишь лишить себя возможных союзников, да и получить рост экстремистского подполья.

Заметим, что опыт разрешения схожих заморочек никак не уникален. После убийства известного негритянского проповедника и правозащитника Мартина Лютера Кинга чернокожие и белоснежные бойцы армии США оставляли свои позиции во Вьетнаме и шли на "разборки" меж собой. При всем этом в апреле 1968 года центр Вашингтона после серии расовых волнений смотрелся не лучше, чем центр Сурового в 1995

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,099 сек. | 11.28 МБ