Казахская катастрофа российского парня

Мама бойца, обвиненного в убийстве 15 человек: «Родные погибших поддерживают нас, никто не верует в официальную версию случившегося»

В конце мая новость из Казахстана подорвала русские СМИ: 19-летний российский юноша Владислав Челах расстрелял 14 сослуживцев и егеря, в чем сам и признался. Но не все обитатели Казахстана веруют в официальную версию происшедшего. И, уж естественно, не признают ее предки обвиняемого: как щупленький мальчуган мог за один раз положить более 10-ка крепких мужчин?

В этой истории и впрямь много несостыковок и противоречий. Очевидцев бойни нет. Обвинение строится лишь на благодарных показаниях самого Челаха.

Мы не беремся опровергать либо соглашаться с воззрением следственных органов Казахстана. Мы только приведем некие факты и подробный рассказ мамы обвиняемого — ее взор на действия, развернувшиеся на погранзаставе «Аркан-Керген».

Казахская трагедия русского парня

Дружная застава. 2-ой слева — Влад Челах

Катастрофа произошла в последних числах мая на временном погранпосту «Аркан-Керген» в Алма-Атинской области (на границе с Китаем). Тут несли службу 3 контрактника, 11 солдат-срочников и 1 офицер. 30 мая из-за утраты связи на пост был ориентирован пограничный дозор, который нашел спаленное здание казармы. На пепелище отыскали останки 13 человек. Очередной обгоревший труп был найден на берегу протекающей рядом реки. В 150 метрах от поста, в домике охранника охотничьего хозяйства, лежал труп егеря. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил кровавую бойню террористическим актом. Но несколькими деньками позднее появилась другая версия: исполнитель массовой экзекуции — 19-летний Владислав Челах. Мотив злодеяния: не выдержал издевательств со стороны сослуживцев.

Мама обвиняемого, 38-летняя Светлана Ващенко, за последний месяц приметно сдала. Некогда статная, прекрасная дама смотрится измученной. Сероватые круги под опухшими от бессонных ночей и пролитых слез очами, виски, покрывшиеся старческой сединой за какие-то пару дней, руки трясутся, глас дрожит.

— Вы моя надежда, по другому историю не услышит мир, — всхлипывает дама. — Две недели вспять нам звонили со всех телеканалов, мы уславливались о встречах с журналистами, но так никто и не приехал. А позже позвонили из Москвы: «Что у вас случилось? Операторам воспретили снимать, освещать это событие по центральному телевидению тоже нельзя». С того времени ни один журналист нам не звонил.

— Как вы узнали о том, что случилось на погранзаставе?

— 31 мая, когда спецслужбам уже было понятно о смерти ребят, а моего отпрыска еще не обвинили во всех смертных грехах, ко мне в дом нагрянули сотрудники КНБ (Комитет государственной безопасности): «Ваш отпрыск на данный момент служит, мы желаем выяснить, как вы отнесетесь к тому, что после армии мы его заберем к для себя в комитет? Он юный юноша, а нам необходимо обновлять штат». Я смутилась: «Не знаю, нужно с ним говорить, я не могу за него решать». И здесь же вспомнила: в военкомате Владу уже поступало схожее предложение, отпрыску сулили увеличение по служебной лестнице. Вот он, надев розовые очки, и отправился в армию.

— Как я понимаю, такое предложение абы кому не поступает?

— Думаю, да. Отпрыск тогда произнес мне: «Мама, для начала я бы желал отслужить в погранвойсках, а позже, возможно, пойду работать в органы». Я еще опешила: «Сына, это нереально, у тебя нет высшего образования, казахский язык ты не знаешь, таких не берут на ответственные должности». Но позже Влад и сам охладел к этой идее. Вот что он писал мне в собственных последних письмах: «Нет, мать, армия — это не мое. Тут хорошая часть, дружные ребята, но это не мое. Я все-же решил стать машинистом электровоза».

— Влад желал попасть в погранвойска?

— Он вроде даже через знакомых просил, чтоб его устроили на границу. Кстати, сотрудники КНБ меня пытали: «Кто выслал его в эти войска, каким образом он туда попал?» Потом меня попросили показать письма отпрыска. Я без задней мысли разрешила им все прочесть. Ничего преступного в текстах не нашли — в каждом послании отпрыск докладывал, как ему комфортабельно на заставе, какие отличные ребята попались.

Казахская трагедия русского парня

Светлана Ващенко

— Вы не ощутили неладное?

— Ни одной нехороший мысли не промелькнуло. Тем паче представители спецслужб заверили: «В связи с тем, что нам необходимы новые кадры, мы всех родителей юных юношей опрашиваем».

— Когда вы узнали о катастрофы?

— Этим же вечерком на электрическую почту моей дочери пришло сообщение от друга Влада, которого через два денька должны были забрать в армию: «Сегодня был в военкомате. Слышал, что на заставе, где служит Влад, вырезали всех ребят. Только маме собственной пока ничего не говори». Но я сходу увидела, что на дочери лица нет. И она призналась: «Заставу Влада стопроцентно вырезали». Я насторожилась, но виду не подала: «Брось, глупости все это, не может такового быть. Ко мне приходили сотрудники КНБ, они наверное чего-нибудть да произнесли бы».

— Как я понимаю, на тот момент о случившемся в СМИ еще не гласили?

— Нет, информация еще не проникло в прессу. После слов дочери я только снаружи сохраняла спокойствие, а в душе все бурлило. Уснула я в ту ночь только под утро. А на рассвете меня разбудил телефонный звонок из военкомата: «На границе вышло ЧП. Ваш Влад — в перечне погибших». Я чуток в обморок не грохнулась. Выходит, не подвело материнское сердечко? Я не дослушала собеседника, у меня случилась истерика. На том конце провода меня пробовали успокоить: «Нервничать рано. Собирайтесь, через 20 минут за вами приедет машина, чтоб отвезти вас в Астану, — необходимо сдать анализ ДНК». В Астане меня и еще пятерых родителей погибших ребят расположили в гостинице, где мы провели целый денек. За этот период времени к нам никто не подошел, ни о чем же не произнес, ничего не объяснил. Это незнание убивало нас! Мы не могли ожидать до утра и сами направились в военкомат. Там устроили реальный митинг, орали: «Скажите, что с нашими детками!» Но с нами как и раньше не вожделели разговаривать. Угомонить нас прислали психолога. Это было страшно. Он говорил нам какие-то глупости — подразумевал, что на ребят могли поруха и они разбежались, попрятались, так что тела могут быть не их. Никто из нас уже не слушал этого человека… Еле-еле мы дождались последующего денька. Сдали кровь на анализ ДНК, после этого нам произнесли разъезжаться по домам и через 10 дней ожидать результатов.

— Погибших ведь еще больше?

— Видимо, испугались огромного скопления народа. Другие семьи должны были приехать после нашей отправки.

— Кроме сдачи анализов для вас удалось выяснить происшествия катастрофы?

— Перед отъездом прокурор городка выдал нам протокол о возбуждении уголовного дела, где было написано: обнаружены такие-то тела с признаками насильной погибели. Мы ахнули. Ведь ранее нам сказали, что малышей сожгли, никаких пулевых ранений у их не было. Мы стали спрашивать у прокурора: как все они могли сгореть? Почему никто из их не выкарабкался? Их что, заперли, а окна забили? Ничего вразумительного мы от него так и не достигнули.

«В том месте, где была застава, проходит наркотрафик»

— Не прошло отпущенных мне 10 дней, как позвонили из военкомата: «На вашего мальчугана нет ДНК». Я опешила, ведь остальным родителям произнесли: «ДНК не готово». Почему же наша экспертиза готова? И отныне началось что-то непонятное…

— Другими словами для вас не сходу произнесли, что ваш отпрыск живой и в чем его подозревают?

— Спустя некое время после настолько необычного известия ко мне в дом в очередной раз наведались из КНБ: «Вы уже понимаете?» Мы с супругом так и сели: «Что „знаете“? Неуж-то наша разведка работает лучше вашей?..» И вдруг слышим: «Мы отыскали 1-го пограничника. Это ваш отпрыск. Он живой, но ничего неплохого мы для вас сказать не можем. Грех сделал он. Готовьтесь к бессрочному приговору».

После этих слов я уже не контролировала себя, орала в глас: «Такого быть не может!» А они мне так тихо: «Ваш отпрыск отдал благодарные показания, что это сделал он». И здесь слышу, как по телеку уже передают, что отыскали пограничника с заставы, но он находится в стршном состоянии, не может говорить. Я снова к сотрудникам КНБ: «Почему вы гласите, что мой отпрыск адекватен, говорит, а по телеку передают оборотное?» — «У нас более четкая информация. И наша версия — убийство он сделал не в одиночку, а с группой товарищей. Их было трое либо четыре. После содеянного они пустились в бега. По дороге в горы ваш отпрыс

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,125 сек. | 11.28 МБ