Метод индивидуальной диетотерапии-7

Данный пример демонстрирует, во-первых, быстрое наступление клинической ремиссии нейродермита после исключения из рациона ребенка аллергенных для него продуктов, выявленных с помощью аллергообследования, и дополнительного введения других полезных продуктов, которые она ранее не получала. Во-вторых, подтверждает постепенное угасание пищевой полисенсибилизации на фоне строгого соблюдения диеты не ранее 6 месяцев, хотя ремиссия наступает значительно раньше.
Таким образом, снижение сенсибилизации к большинству пищевых аллергенов происходит в среднем через шесть месяцев после их исключения из рациона, что подтверждается клинически и аллергообследованием. Это значит, что оптимальным сроком элиминации аллергенных продуктов при лечении пищевой аллергии индивидуальными диетами является срок шесть месяцев. Однако этот срок может быть короче при непродолжительном и нетяжелом течении заболевания, при моносенсибилизации и может удлиняться в прямой зависимости от тяжести и продолжительности заболевания, интенсивности и степени пищевой полисенсибилизации, от выполнения сроков элиминации. Минимальный срок (3 месяца) возможен при продолжительности заболевания не более полугода и легком его течении. С увеличением продолжительности и тяжести течения заболевания при высокой степени пищевой полисенсибилизации необходимый срок исключения из рациона многих аллергенных продуктов возрастает до 6—12 и более месяцев. Вполне понятно, что дети и их родители не выдерживают такой длительной элиминации основных продуктов литания, вводят их преждевременно в рацион. Это, как правило, обусловливает сохранение сенсибилизации к ним, с одной стороны, с другой — приводит к возобновлению симптомов болезни, что не только снижает эффективность индивидуальной диетотерапии, но нередко дискредитирует данный метод лечения.
При оценке отдаленных результатов повторного аллергообследования, через 2—3 и более лет, по данным аллерготестов, у одной части больных выявлены снижение интенсивности и нередко угасание сенсибилизации к большинству пищевых аллергенов, в то время как у другой—отмечалось даже нарастание интенсивности отдельных тестов. Для выяснения этих различий мы провели сопоставление результатов аллергообследования с клинической динамикой заболевания по тем же трем группам в зависимости от строгости соблюдения диеты (табл. 4.4). Из таблицы видно, что у больных I группы, строго соблюдавших диету и имеющих стойкую ремиссию заболевания, наблюдалось снижение интенсивности аллерготестов в 75,03—92,75% случаев. Во II группе больных, периодически нарушающих диету и имеющих нестойкую ремиссию, наблюдалось снижение интенсивности кожных проб и лабораторных тестов в среднем в 50, а провокационных (ЭПОТ) — только в 27,97% случаев. В III группе больных, не соблюдавших диету и не имеющих ремиссии заболевания, пищевая сенсибилизация сохранялась на прежнем уровне. При этом у части из них наблюдалось увеличение интенсивности аллерготестов и расширение спектра непереносимых продуктов. Различия показателей аллерготестов между тремя группами статистически достоверны (Р<0,01—0,001), за исключением РЛЛ между II и III группами. Таким образом, индивидуальная диетотерапия оказывает гипосенсибилизирующее воздействие на организм больного, обусловливая снижение аллергической реактивности в среднем через 6, месяцев. В случаях же продолжения употребления аллергенных продуктов, даже с ограничением, положительной динамики аллергического процесса не происходит, и нередко он прогрессирует.
Индивидуальная диетотерапия положительно влияет также на иммунологический статус ребенка. На ее фоне наблюдается повышение активности клеточного звена иммунитета, увеличение относительного количества Т-лф и повышение их пролиферации под воздействием ФГА Параллельно наблюдается нормализация количества В-и О-лф (табл. 4.5). В то же время у детей, не соблюдавших диету и имеющих рецидивирующее течение заболевания, не выявлено положительной динамики иммунологических показателей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,131 сек. | 12.51 МБ